О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Health/m.80613.html

статья За державу должно быть не обидно, а страшно

Евгений Паперный, 01.12.2004
Больной СПИДом. Фото с сайта smena.ru

Больной СПИДом. Фото с сайта smena.ru

Мир заговорил о СПИДе в середине 1980-х годов. Тогда многим казалось, что Советский Союз защищен от распространения "чумы XX века". Но эта надежда не оправдалась. Уже с конца 1990-х годов СПИД в России приобрел массовый характер. Сейчас в России заражены ВИЧ около полутора миллионов человек.

Средняя продолжительность жизни ВИЧ-инфицированного без лечения составляет 11-12 лет. В большинстве регионов России лекарств от СПИДа на всех не хватает. Поэтому сотни тысяч людей начнут умирать в 2008 году. Каждый год число заболевших увеличивается приблизительно на одну пятую.

Лекарство от СПИДа называют ВААРТ - высокоактивная антиретровирусная терапия. Это "коктейль" из нескольких препаратов, который назначают, когда инфекция набрала определенную силу. ВААРТ позволяет контролировать ВИЧ-инфекцию, подобно тому как инсулин позволяет держать под контролем диабет. При регулярном применении ВААРТ вирус не беспокоит больного. Эти препараты появились в конце восьмидесятых и постоянно совершенствуются. С тех пор регулярно получающие лечение люди почти перестали умирать. Беременным ВИЧ-инфицированным назначают прием противовирусных препаратов, лекарства дают детям в первые дни жизни. Таким образом удается уменьшить риск передачи ВИЧ по наследству с 25-50% до 3-8%.

Благодаря науке жизнь ВИЧ-инфицированного стала куда менее мучительной и достаточно продолжительной, но при этом весьма дорогой. С того момента, когда необходимо начать лечение (обычно через несколько лет после инфицирования), "цена вопроса" составляет 7-10 тысяч долларов в год на одного пациента.

В России федеральный бюджет выделяет на борьбу со СПИДом 4 доллара в год на человека, нуждающегося в лечении. Местные власти добавляют сколько могут. Лекарств катастрофически мало. В большинстве регионов есть специальные врачебные комиссии, вынужденные выбирать среди всех больных тех, кто получит терапию. Предписанных критериев отбора не существует; как правило, на лечение берут наиболее "перспективных" - не наркоманов, кормильцев семей.

Однако тысячи долларов в год на человека необходимы, если покупать лекарства, производимые крупнейшими транснациональными фармацевтическими компаниями. Существует альтернативный путь, который кажется простым и очевидным. Можно, грубо говоря, купить одну упаковку дорогого препарата, изучить, как он "устроен", и скопировать лекарственное вещество. В результате мы станем обладателем столь же эффективного, но гораздо более дешевого препарата. Такие непатентованные лекарства называются "дженериками" (от англ. generic). С разной степенью легальности они производятся по всему миру.

Некоторые медицинские чиновники и общественные организации в России выступают за то, чтобы отечественные центры по лечению СПИДа перешли с "фирменных" лекарств на эти самые дженерики, сэкономив таким образом для государства массу валюты. Заманчиво - и при этом вполне в русле модного нынче антиглобализма, подразумевающего борьбу с транснациональными корпорациями.

Однако ненавистные "корпорации" - это фирмы, потратившие миллионы долларов из собственных доходов на многолетние фундаментальные исследования, позволившие создать современные эффективные лекарства. Да, сегодня потребитель платит за таблетку гораздо больше, чем стоит ее производство. Но эти "сверхдоходы", после покупки реактивных лайнеров для владельцев компаний, тратятся на безбедное существование армии профессоров, занимающихся научными изысканиями. Вот, предположим, ученые компании Pfizer занимались себе усовершенствованием сердечных препаратов, да и открыли случайно "виагру". Теперь миллионы мужчин (и женщин!) по всему миру молятся на специалистов из лабораторий Pfizer. А все благодаря тому, что в цену лекарств этой фирмы заложены не только производственные затраты.

Поэтому США и Евросоюз никогда не откажутся от "фирменных" лекарств. Они понимают, что в их цену входит плата за прогресс фармацевтической науки. В противном случае эти же деньги все равно придется вложить в научные разработки.

И все же, когда международное сообщество в достаточной мере напугано, оно допускает использование дженериков. К примеру, чудовищная ситуация с распространением ВИЧ сложилась в Африке - в некоторых странах этого континента СПИДом болеют до 20% населения. В результате давления международных организаций на фармкомпании цены на ВААРТ для этих государств удалось снизить до 1500 долларов на человека в год - естественно, путем разрешения дженериков. (Считается, что предел снижения затрат на лечение одного больного - 200 долларов на человека в год.)

Таким образом, дженерики - это форма международной милостыни беднейшим государствам, подаваемой из человеколюбия. Если Россия не желает закупать дорогие западные лекарства и считает необходимым прибегнуть к дженерикам из, скажем, Индии, это означает отказ от признания патентов, которыми компании защитили свои разработки. А с признанием патентных прав в области фармацевтики для России связаны, в частности, перспективы вступления в ВТО.

Выбор позиции в этом вопросе зависит от точки зрения. Если воспринимать Россию как великую державу и члена "восьмерки" со стабилизационным фондом до неба, то, конечно, нужно вести себя как принято в приличном обществе и покупать лекарства за их настоящую цену. Если же перед глазами встанет образ какой-нибудь провинциальной больнички (дефицит бинтов, отсутствие горячей воды, перебои с электричеством), то будем радоваться, если хоть на дженерики наскребем.

Евгений Паперный, 01.12.2004


новость Новости по теме