О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/History/m.25094.html

статья Депортация закончена, забудьте...

Борис Соколов, 07.03.2003
Фото с сайта www.holocaustcenter.org

Фото с сайта www.holocaustcenter.org

7 марта 1944 года глава НКВД Лаврентий Берия докладывал Иосифу Сталину об успешном завершении депортации народностей Северного Кавказа, начатой 23 февраля: "В результате проведенных трех операций выселены в восточные районы СССР 650 000 чеченцев, ингушей, калмыков и карачаевцев". На следующий день, 8 марта, 714 работников НКВД и НКГБ, осуществлявших депортацию, были награждены орденами Красного Знамени и полководческими орденами Суворова и Кутузова "за образцовое выполнение специальных заданий". Чуть ранее, осенью 1943 года, была завершена депортация балкарцев, после чего Кабардино-Балкарская АССР была переименована в Кабардинскую автономную область. А Карачаево-Черкесская автономная область стала просто Черкесской автономной областью. Позднее, в мае 1944 года, была произведена депортация крымских татар и некоторых других народов Крыма.

Всего в конце 1943 года и в 1944 году было выселено на восток около 873 тысяч карачаевцев, калмыков, чеченцев, ингушей, крымских татар, а также греков, болгар и армян Крыма. Из них к октябрю 1945 года в местах ссылки в Казахстане и Средней Азии в живых осталось только 741,5 тысячи человек. Всего в стране к октябрю 1948 года было перемещено в спецпоселения 2 247 тысяч человек, в том числе 1013 тысяч немцев, 364 тысячи чеченцев и ингушей, 57 тысяч карачаевцев, 32 тысячи балкарцев, 75 тысяч калмыков, 185 тысяч татар, болгар, греков и армян, выселенных из Крыма, 81 тысяча турок-месхетинцев, курдов и хемшинов (армян-мусульман), выселенных из Грузии, 97 тысяч так называемых "оуновцев" (жителей Западной Украины), 47,5 тысяч литовцев и 135 тысяч "власовцев".

Первоначально депортация чеченцев и ингушей планировалась на осень 1942 года - об этом стало известно еще в 1953 году, во время следствия по делу Берии. Однако напряженная обстановка на Кавказе, куда прорвались немцы, и крупное антисоветское восстание в Чечне не позволили это сделать. Разумеется, репрессии по отношению к целым народам нельзя рассматривать иначе как преступления против человечества. И они вовсе не оправдываются тем, что антисоветские настроения среди народов Северного Кавказа (включая калмыков и казаков Дона и Кубани) были особенно сильны и это был единственный в СССР крупный регион, где существовало массовое пронемецкое партизанское движение. Партизанские отряды чеченцев, ингушей, карачаевцев и балкарцев существовали с начала 30-х годов - со времени подавления массовых восстаний, вызванных коллективизацией. С началом войны к разрозненным партизанским группам в высокогорье присоединились тысячи и тысячи людей, видевшие в немецкой армии своих освободителей от коммунистов и русских. Тем более что согласно расовой теории национал-социалистов казаки, калмыки, а также горцы Северного Кавказа признавались арийскими народами и естественными союзниками немцев в борьбе с большевизмом.

Справедливости ради необходимо заметить, что о преступлениях нацистов те же карачаевцы или балкарцы, преподнесшие Гитлеру золотую сбрую, не имели не малейшего понятия. Издававшаяся в Берлине газета северокавказских коллаборационистов "Газават" выходила под лозунгом "Аллах над нами – Hitler с нами". И этот лозунг отражал реальные чувства многих кавказских мусульман. Для многих северокавказских народов вспыхнувшая с новой силой после начала войны партизанская борьба стала естественным продолжением восстания 1930 года, жестоко подавленного советскими войсками.

В программных документах Особой партии кавказских борцов, объединявшей представителей 11 народов Кавказа, но действовавшей преимущественно в Чечено-Ингушетии, ставилась цель борьбы "с большевистским варварством и русским деспотизмом", выдвигался лозунг “Кавказ – кавказцам!” (что предусматривало выселение русских и евреев) и ставилась задача "обеспечить полную дезорганизацию тыла, остатков советской военщины на Кавказе, ускорение гибели большевизма на Кавказе и действовать во имя поражения России в войне с Германией", а впоследствии "создать на Кавказе свободную братскую Федеративную республику – государство братских народов Кавказа по мандату Германской империи". Еще в самом начале войны, 8 июля 1941 года, Берия санкционировал войсковую операцию "для ликвидации чеченских банд", укрывшихся в Хильдихароевском и Майстинском ущельях Грузии, силами 6 полков внутренних войск, подкрепленных несколькими отрядами НКВД. Репрессировали и балкарских, и карачаевских повстанцев. Один из уцелевших командиров балкарских партизан Я. Халаев, в 30-е годы успевший побывать на Колыме, в августе 1943 года в газете "Газават" привел пример гибели одного балкарского селения:

Тысячи балкарцев, кабардинцев, карачаевцев и других народов Северного Кавказа уничтожены большевиками в 1941-42 годах за то, что они желали поражения Сталина. Осенью 1942 года только в одном балкарском селе В. Балкария большевики убили 575 мирных жителей, причем убиты только старики, женщины и дети, которые не могли скрыться в горах. Их жилища дотла сожжены бандами НКВД. Поводом для этой кровавой оргии послужило то, что жители этого села восстановили мечеть и молились в ней за победу немцев... Клятву, данную у могил павших сынов Балкарии, балкарские патриоты выполняли честно, а особенно активно в 1941-42 годах с помощью освободительной армии Adolf’а Hitler’а. Деятельность балкарских партизан – абреков и всего населения Балкарии хорошо известна германскому командованию.

Особенно усилилось повстанческое движение летом 1942 года, с приближением к Главному Кавказскому хребту немецких войск. В конце сентября – начале октября вспыхнуло крупное восстание в Веденском и Чеберлоевском районах, в подготовке которого участвовали немецкие парашютисты. Всего на территории Чечено-Ингушской АССР, по данным НКВД, действовало до 25 тысяч повстанцев.

Восставшие оказали существенную помощь вермахту. В частности, отряды карачаевцев захватили стратегически важный Клухорский перевал. Газета "Газават" 11 августа 1943 года писала:

В июне 1941 года в горах Кавказа прозвучала радостная весть: Германия начала войну против большевиков, Германия протягивает руку братской помощи угнетаемым большевиками народам Восточной Европы. Опустели аулы Карачая. Сотни, тысячи карачаевцев ушли в горы и там под руководством Кады Байрамукова организовали повстанческие отряды. Крупнейший из этих отрядов, непосредственно руководимый Кады, вскоре вырос до 400 человек.

Далее, когда фронт был еще далеко, карачаевцы-повстанцы уже вели мужественную борьбу против большевиков, которым приходилось держать в Карачае многочисленные гарнизоны. Когда же фронт приблизился к горам Кавказа, действия руководимых Кады Байрамуковым повстанцев настолько активизировались, что они смогли отрезать для красных все пути отступления, в частности, Клухорский перевал, через который несколько тысяч красных пытались уйти в Сванетию. Сотни убитых комиссаров, тысячи пленных красноармейцев, большие отары отбитого у отступающих большевиков скота, огромное количество воинского снаряжения и оружия – таковы были трофеи повстанцев. При активной помощи карачаевцев германские войска заняли Карачай обходным движением без единого выстрела. По тропинкам, известным только сынам гор, вошли германские солдаты-освободители в аулы.

Во время пребывания германской армии в Карачае Кады Байрамуков организовал борьбу с большевистскими бандами, скрывающимися в лесах, и многие из них были целиком уничтожены. Начался отход германской армии с Кавказа, и аулы Карачая опустели. Вместе с германской армией ушла большая часть горцев, ушел и Кады Байрамуков.

В августе 1943 года безнадежную борьбу вели еще повстанцы Чечни и некоторых других районов. В "Газавате" приводилось свидетельство одного горца, в июле 1943 года перебежавшего из Красной Армии к немцам, а ранее наблюдавшего агонию чеченского восстания:

Я в Грозном был 10 июня 1943 года. Там идет страшное побоище. Вся Чечня горит в огне. Аулы днем и ночью беспрерывно бомбардируются советской авиацией. Все чеченцы изъяты из армии и возвращены в Чечню. Все чеченцы согнаны в три горных района, оцеплены красными войсками и обречены на гибель. Несмотря на неравенство сил, наши доблестные сыны гор – абреки ведут отчаянную борьбу за освобождение.

Это была прелюдия к депортации чеченцев в Казахстан в феврале 1944 года. К тому времени был ликвидирован последний немецкий плацдарм на Кавказе в районе Новороссийска и задушено восстание в Чечне. Остатки повстанцев отступили в труднодоступные высокогорные районы.

Как это всегда бывает при массовых репрессиях, по большей части под их маховик попали невиновные и непричастные. Если в Чечне, до которой немецкие войска так и не дошли, под выселение попали как действительные участники партизанской борьбы, так и ни в чем не повинные мирные жители, то в Карачае и Балкарии, а позднее в Крыму жертвами депортации стали главным образом те, кто сохранял нейтралитет или даже сотрудничал с советской властью. Ведь все активные коллаборационисты покинули эти территории вместе с отступающей германской армией. Так, в январе 1945 года, спустя немалое время после оставления немцами Крыма и потери основной массы войск в Румынии, куда эвакуировалась крымская группировка, в вермахте насчитывалось около 10 тысяч крымских татар – из примерно 50-тысячного призывного контингента этого народа. Кстати сказать, им еще относительно повезло. После войны западные союзники выдавали мусульман Кавказа и Поволжья, попавших к ним в плен в составе немецких частей, не столь активно, как русских и уроженцев восточной Украины и восточной Белоруссии. Те же, кто был выдан, либо расстреливались, либо отправлялись на 20 лет в ГУЛАГ. По утверждению английского историка Николая Толстого, "в 1946 году на Западе находилось предположительно около 80 тысяч мусульман, и непохоже, чтобы их насильно репатриировали".

Позднее многие кавказские мусульмане перебрались в Египет, Турцию, Сирию и другие исламские страны и больше уже никогда не вернулись на родину. Возможно, поэтому в последующие годы, вплоть да нашего времени, сепаратистские тенденции среди карачаевцев и балкарцев оказались выражены слабее, чем среди чеченцев. Ведь в спецпоселениях, где шансов выжить было все-таки больше, чем в исправительно-трудовых лагерях, оказались многие активные участники чеченского повстанческого движения. Некоторым партизанам удалось скрыться в высокогорье и избежать депортации. В результате в Чечне и частично в Ингушетии сохранились традиции борьбы за независимость, а в Карачае и Балкарии они были в основном утрачены.

Сталин давно планировал решить проблему непокорных кавказских народов, никогда по сути не признававших Советской власти. Война предоставила удобный повод для этого. А десятки, сотни тысяч погибших при переселении никого не волновали, равно как и чувства горцев, которых изгоняли с земли, где их предки жили на протяжении многих веков.

Борис Соколов, 07.03.2003