О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/History/m.285849.html

статья "Процесс шестнадцати": судилище и убийства

Борис Соколов, 07.09.2022

105105

В Мариуполе российские марионетки готовят показательное судилище над захваченными в плен бойцами "Азова". В связи с этим мне вспомнился другой процесс, проходивший в Москве в июне 1945 года, сразу после завершения Второй мировой войны в Европе. В историю он вошел как "Процесс шестнадцати".

В Москве 18-21 июня судили генерала Леопольда Окулицкого, главнокомандующего Армии Крайовой, вице-премьера польского правительства в изгнании Яна Станислава Янковского, возглавлявшего польское подпольное правительство в оккупированной Польше, министра образования и культуры Адама Беня, первого заместителя главы польского подпольного правительства, Казимежа Пужака, главу Совета национального единства (польского подпольного парламента) и Партии польских социалистов, Станислав Ясюковича, заместителя министра внутренних дел польского подпольного правительства, Антония Пайдака, командира подпольной Рабочей милиции ППС, и 10 их соратников рангом пониже (трое из них были признаны невиновными). До этого 15 из 16 подсудимых были предательским образом захвачены в плен органами НКВД - группу возглавлял начальник войск охраны тыла и уполномоченный НКВД по 1-му Белорусскому фронту комиссар госбезопасности 2-го ранга Иван Серов, заместитель наркома внутренних дел. Это произошло 27-28 марта в Прушкуве (Мазовецкое воеводство), куда поляки прибыли для переговоров с советскими представителями о вхождении членов польских подпольных структур в состав послевоенного правительства Польши и об условиях выхода из подполья.

22 марта Берия переслал Сталину и Молотову спецсообщение от Серова:

"В целях изъятия находящегося на нелегальном положении вице-президента Лондонского эмигрантского правительства Польши Янковского (он же главный делегат эмигрантского правительства на территории Польши), а также руководителей основных подпольных политических партий, на которые опирается эмигрантское правительство... нами была разработана легенда встречи с вице-президентом Янковским для предупреждения его и организации "АК" о прекращении различного рода диверсионных действий в тылу фронта.
После переданного предупреждения Янковский просил организовать встречу с представителем командования фронта для дачи объяснений по этим вопросам. Нами было дано согласие.

17 марта Янковский явился в наш адрес, где ему был предъявлен ряд обвинений в продолжающихся диверсиях со стороны "АК", несмотря на существующий приказ о "роспуске" Армии Крайовой.

Янковский пытался оправдаться и в заключение выдвинул вопрос о выходе из подполья всех политических партий, на которые опирается его правительство. При этом Янковский заявил, что он может организовать встречу руководства этих политических партий с представителями командования фронта, которое может содействовать в их намерении выходить из подполья...

На этих встречах было выяснено, что руководство этих политических партий имеет желание выйти из подполья, но боится репрессий со стороны Люблинского (коммунистического. -
Б.С.) правительства и просит командование фронта содействовать в этих намерениях. При этом они обязываются публично объявить о выходе из подполья и одновременно с этим выведут из подполья членов партии, находящихся с ними в отрядах "АК"...

Вчера на встрече тов. Пименова (начальника Радомской опергруппы УКР СМЕРШ 1-го Белорусского фронта. -
Б.С.) с вице-президентом Янковским был "разработан план предстоящих встреч с представителями политических партий".

Этот план рассчитан на изъятие руководства пяти политических партий, входящих в состав подпольного правительства, вице-премьера Янковского, а также изъятие представителей партий, составляющий подпольную "Раду едности народовой"".


Сталин "изъятие" одобрил. Никаких переговоров не было, а был арест. Бедняги не знали, что полутора месяцами раньше, на Ялтинской конференции, Черчилль и Рузвельт фактически отдали Польшу в безраздельную власть Сталина, согласившись с тем, что "Временное правительство национального единства Польши" будет создано на базе просоветского Временного правительства Польской Республики "с включением демократических деятелей из самой Польши и поляков из-за границы". Последняя фраза так и осталась пустым звуком. Только 3 мая 1945 года Молотов на переговорах с союзниками признал факт ареста польских руководителей. Требование союзников о немедленном освобождении поляков Сталин проигнорировал, но пообещал, что приговоры не будут суровыми.

Судила Окулицкого, Янковских и других польских руководителей показательным открытым судом Военная коллегия Верховного суда СССР. Председательствовал всеказнящий Василий Ульрих, которому на этот раз было приказано продемонстрировать умеренность. Окулицкого, Янковского, Ясюковича и Беня обвиняли в том, что они "были организаторами и руководителями польской подпольной организации в тылах Красной армии на территории западных областей Украины и Белоруссии, в Литве и Польше и действовали по инструкциям так называемого эмигрантского правительства, руководили подрывной работой против Красной армии и СССР, выполняли террористические акты против офицеров и солдат Красной армии, организовывали диверсионные операции с помощью вооруженного подполья, проводили враждебную пропаганду против СССР и Красной армии, а обвиняемый Окулицкий, кроме того, проводил разведывательно-диверсионную работу в тылу Красной армии". В отношении остальных 12 обвиняемых было сказано, что они "принимали участие в работе польских подпольных организаций на территории Польши, и не выполняли указания советского командования о сдаче радиопередатчиков, типографий, вооружения и боеприпасов".

Между тем командование Армии Крайовой разрешало применять оружие против красноармейцев и советских партизан только в случае их нападения на отряды АК. Такие нападения в 1943-1944 годах были весьма часты и были направлены на разоружение бойцов АК, при этом командный состав нередко расстреливался. Теперь же людей, не боявшихся рисковать своей жизнью в борьбе с нацистами, обвиняли в преступлениях, которых они не совершали.

Окулицкий получил 10 лет, Янковский - 8 лет, Бень, Ясюкович и Пайдак - 5 лет, Пужак - 1,5 года, остальные семеро отделались смешными по советским меркам сроками заключения от 4 месяцев до 1 года. Но из шести главных обвиняемых уцелеть посчастливилось только Антонию Пайдаку и Адаму Беню. Пайдак вернулся в Польшу в 1955 году и продолжил борьбу. В 1976 году он стал соучредителем Комитета защиты рабочих (KOR), а в марте 1977 года - Движения защиты прав человека и гражданина (ROPCiO), активно поддерживал "Солидарность". Пайдак умер в марте 1988 года, когда до победы "Солидарности" оставалось совсем немного. Адам Бень после возвращения в Польшу занимался не политической, а литературной деятельностью. Он дожил до падения коммунизма в Польше и за заслуги в строительстве польского подпольного государства был награжден орденом Возрождения Польши в 1988 году и орденом Белого Орла в 1994 году. Адам Бень умер в марте 1998 года.

Леопольд Окулицкий умер в тюрьме 24 декабря 1946 года, по официальной версии - от заворота кишок, довольно экзотического диагноза для условий тюремного заключения. Практически нет сомнений в том, что генерал был убит. Ян Станислав Янковский умер во Владимирской тюрьме от инфаркта 13 марта 1953 года, за две недели до того, как у него истекал срок заключения. В тот же день в той же Владимирской тюрьме и с тем же официальным диагнозом умер бывший командующий эстонской армией генерал Йохан Лайдонер. Есть все основания полагать, что оба они были отравлены. Возможно, это было последнее убийство, совершенное по приказу Сталина.

64818

Вероятным исполнителем убийства Янковского и Лайдонера был 1-й заместитель министра госбезопасности Сергей Огольцов, организатор убийства Соломона Михоэлса. Можно предположить, что Сталин приказал ему до 27 марта ликвидировать Янковского, ну а заодно расправиться и с Лайдонером, чтобы два раза машину во Владимир не гонять.

Станислав Ясюкович умер в тюрьме в 1946 году, и есть основания полагать, что его смерть была насильственной.

Казимеж Пужак был освобожден уже в ноябре 1945 года и вернулся в Польшу. Коммунистические власти вынуждали его эмигрировать, но он отказался. В 1947 году Пужака вновь арестовали и приговорили к 10 годам тюрьмы. 30 апреля 1950 года он был убит, получив смертельную травму от надзирателя.

19 апреля 1990 года Пленум Верховного Суда СССР постановил: приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 21 июня 1945 года отменить и дело прекратить за отсутствием состава преступления. До реабилитации дожил только Адам Бень.

Очень надеюсь, что азовцев и других украинских пленных удастся освободить. И что трагедия Еленовки больше не повторится.


Борис Соколов, 07.09.2022