О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/History/m.31684.html

статья Как образ входит в образ

Борис Соколов, 08.05.2003
Коллаж Граней.Ру

Коллаж Граней.Ру

9 мая 1953 года по предложению Лаврентия Берии Президиум ЦК КПСС принял постановление "Об оформлении колонн демонстрантов и зданий предприятий, учреждений и организаций в дни государственных торжественных праздников". Оно предписывало Секретариату ЦК в двухнедельный срок представить проект постановления, которое предписывало бы не оформлять в дальнейшем колонны демонстрантов и фасады зданий портретами вождей – членов Президиума ЦК, а также "отменить практику провозглашения с правительственной трибуны призывов, обращенных к демонстрантам".

Очевидно, Лаврентия Павловича на эту мысль натолкнули только что прошедшие первомайские демонстрации (9 мая, кстати сказать, тогда еще не было праздничным днем, таковым его сделали только в 1965 году, в честь 20-летия победы над Германией). В тот момент, вскоре после смерти Сталина, единоличный лидер страны еще не определился, а портреты полагалось вывешивать и нести по ранжиру. Берия уповал на сохранение в течение как можно более длительного времени коллективного руководства – правящей четверки, в которую, кроме него самого, входили Маленков, Хрущев и Молотов. Отсутствие портретов во время демонстраций, в частности, должно было, по мысли Лаврентия Павловича, затруднить возникновение культа нового вождя, а ликвидация пресловутых "призывов ЦК КПСС" призвана была понизить роль партии в обществе, так как Берия рассчитывал, что власть будет перераспределена от партийных к правительственным органам.

Шеф объединенного МВД реалистически оценивал свои возможности и понимал, что единоличным лидером СССР ему никогда не стать. Но он недооценил своих партнеров по правящей четверке, которые решили, что власть сподручнее делить не на четверых, а на троих, и быстренько скушали Лаврентия Павловича со всеми потрохами. 26 июня последовал его арест, а уже 2 июля 1953 года Президиум ЦК тихо отменил свое же постановление от 9 мая. Чуть позже, в сентябре 1953 года, у оставшегося правящего триумвирата определился лидер – Хрущев, избранный первым секретарем ЦК КПСС. И, разумеется, ему было совсем не с руки отменять "практику провозглашения с правительственной трибуны призывов, обращенных к демонстрантам".

На июльском Пленуме ЦК КПСС 1953 года, на котором разбиралось дело Берии, Лаврентию Павловичу, среди прочего, инкриминировали и предложение убрать портреты вождей со зданий и из колонн демонстрантов. Так, бывший член сталинского Политбюро Андрей Андреев, перемещенный не без участия Берии на чисто декоративную должность члена Президиума Верховного Совета СССР, возмущался:

Я считаю, что не без его (Берии. – Б.С.) влияния было принято такое решение... чтобы демонстрации проводить без портретов, не вывешивать портретов. Почему? На каком основании? Народ должен знать своих вождей по портретам, по выступлениям. Это было неправильное решение. Это была уступка врагу. Это была, товарищи, тонкая, ловкая игра на то, чтобы расчистить себе дорогу, на то, чтобы начать подрывать основы ленинизма и учение товарища Сталина.

Каганович тут же успокоил Андреева: неправильное решение о портретах уже отменено. Но Андрей Андреевич вольно или невольно проговорился: культ вождей – это основа ленинизма.

После 1953 года портреты вождей вновь усеяли страну. Разумеется, сначала самым популярным персонажем был Хрущев, затем Брежнев, на долю Андропова и Черненко выпало всего ничего. Помимо портретов постепенно появились и скульптуры, но без былого сталинского размаха. 14 мая 1973 года указом Президиума Верховного Совета СССР было утверждено положение о званиях Героя Советского Союза и Героя Социалистического Труда как высших степенях отличия, присваиваемых за боевые и трудовые подвиги. Теперь на родине дважды Героя возводился бюст, а число награждений Золотыми Звездами было ограничено тремя (единственным исключением на тот момент был маршал Жуков, которому в 1956 году повесили на грудь четвертую Золотую Звезду – за подавление венгерского восстания и в связи с 60-летием со дня рождения). Однако это постановление не помешало культу "дорогого Леонида Ильича", который стал не только Героем Социалистического Труда, но и четырежды Героем Советского Союза.

Впрочем, возможности монументальной пропаганды в отношении еще живущих советских вождей были все же ограничены. Дальше бюстов дважды Героев дело не пошло. В монументальной пропаганде безусловно первенствовал Ленин – бронзовый, мраморный, гипсовый, за ним с большим отрывом следовали основоположники марксизма. Генеральный секретарь и другие действующие члены Политбюро довольствовались большими портретами на фасадах зданий, специальных стендах и в праздничных колоннах.

А как было с наглядной агитацией в других странах с тоталитарными режимами? В Германии при нацистах памятники Гитлеру, Герингу и другим большим и малым фюрерам не возводили. В языческой древнегерманской традиции, которой следовали нацисты, не было культа изображения вождей. Поэтому главным символом режима стал орел со свастикой в когтях. Всем памятны кадры кинохроники победного 45-го, когда советские, американские и британские солдаты сшибают барельефы орлов с правительственных зданий, валят гигантских скульптурных орлов.

В Ираке, как мы знаем, главным символом правящего баасистского режима стали тысячи статуй Саддама Хусейна, кадры крушения которых возвестили миру о свержении власти диктатора. А вот статуи Туркменбаши, в том числе и золотые, пока что стоят. Кстати сказать, такие статуи противоречат исламской и традиции, поскольку Коран запрещает изображение человека. Вероятно, в данном случае диктаторы ориентируются на советские образцы, только вместо Ленина, Сталина, Маркса или Дзержинского предпочитают помещать на постаменты самих себя. А всех превзошел здесь покойный Ким Ир Сен, гигантская статуя которого видна чуть ли не с южной оконечности Корейского полуострова. И это по-своему согласуется с буддийской традицией корейцев, позволяющей возводить гигантские статуи Будды.

Как обстоит дело с изображением вождей в современной России? Пока портреты и бюсты президента Путина стоят только в правительственных учреждениях. Это не противоречит демократическим традициям. В кабинетах американских, французских, немецких чиновников вполне обычны портреты (но не бюсты, замечу) действующих президентов или глав правительств. Вот в Англии более обычен портрет королевы. И у нас пока что изображением президента Путина не украшают фасады домов, ограды скверов и парков и колонны демонстрантов. Дело ограничивается изображением действующего президента на майках "Идущих вместе" и миниатюрными бюстами на буфетах и трюмо, среди пресловутых слоников, в квартирах самых горячих поклонников Путина. Грозным признаком станет тот момент, когда президентский лик появится на фасадах домов и в колоннах демонстрантов. А уж статуи действующего президента на центральных площадях городов и сел – надежное свидетельство установления в стране жестокого тоталитарного режима, который не может существовать без культа личности вождя.

Борис Соколов, 08.05.2003