.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/History/m.3777.html

статья Последний бой за правое дело

Илья Мильштейн, 22.06.2001
Плакат военного времени
Плакат военного времени
Реклама

Шестьдесят лет назад началась война. Война, беспредельная по жестокости и количеству жертв, выкосившая многие миллионы наших соотечественников. Война, о которой написаны поразительные по силе стихи и песни. Война, которую поэт назвал "подлой".

Этот простой эпитет очень точен.

И речь не только о пацифизме, о ненависти к войне как к концентрированной форме насилия и убийства. Война была шоком для поколения отцов и детей, сгинувших подо Ржевом, под Сталинградом, под Будапештом, под Берлином. Как ни готовились к ней, а вышло так, что оказались не готовы. Как ни гордились своей государственной мудростью, а получилось так, что почти два года прикармливали врага. Как ни мечтал тов. Сталин переиграть тов. Гитлера в сложных многоходовых внешнеполитических играх конца 30-х - начала 40-х годов, а фюрер оказался хитрей. В слове "подлая" применительно к этой войне заключен шок первых дней, первого потрясения, первого страха со стиснутыми зубами. Вчерашний союзник напал без объявления войны. Вчерашний союзник стал врагом, "который будет разгромлен". Вчерашний союзник предал...

Конечно, шестьдесят лет спустя о "предательстве" Гитлера вспоминать странно, да и тогда, в предвоенные годы, о союзе с нацистами говорить взахлеб было как-то не принято. Но не из страха, а из чувства неловкости. Лобызания с Риббентропом, сталинские тосты за фюрера, которого любит немецкий народ, совместные парады в "освобожденной" Польше - все вызывало растерянность у наших дедов и прадедов. По крайней мере у тех, кто ясно воспринимал реальность, а таких и в конце 30-х было немало. Большую политику, которую проводило руководство, обсуждать было не принято, но молчать, пожимать плечами, смущенно руками разводить никто не запрещал. Думать тоже.

Эти горькие думы проявились сразу, едва началась война. В других стихах, где юный безумец молился за Россию, просил у Бога победы, "потому что все твои заветы Гитлер нарушает чаще нас." И в том чувстве освобождения от предвоенной лжи, о котором мы прочтем в русской военной прозе уже в годы оттепельные. Ибо война, начавшаяся 22 июня, на самом деле началась гораздо раньше. И мы в ней тоже участвовали, предательски, вместе с Гитлером напав на Польшу. Развязав Вторую мировую войну.

Оглядываясь назад, видишь два важных исторических урока, актуальных и по сей день. Во-первых, союз с дьяволом политически неприбылен, даже если его заключает свой, доморощенный рябой черт. Во-вторых, настоящим, верным, не предающим союзником для нас был и остается цивилизованный мир, что бы там ни твердили советские историки о сроках открытия второго фронта. Даже в тех случаях, когда мы переживаем самый несчастный период своей истории и во главе нашей Родины стоят люди, способные заключать пакт с Гитлером и вместе с ним пытаться поделить мир. Преступив исторические законы, мы все же возвращаемся в назначенную нам колею. Обретаем тех врагов и союзников, какие нам суждены, а не подсказаны кремлевскими пиарщиками. Превращаем войну "предательскую" и "подлую" в Великую Отечественную войну.

Увы, это была пока последняя война в нашей истории, которую можно назвать справедливой. Освободив мир от фашистской чумы, мы принесли благодарным народам мира свою культуру бактерий. В Корее, в Венгрии, в Чехословакии, в Афганистане, в Чечне мы забывали и забываем важные исторические уроки, запальчиво воюя с человечеством, расплачиваясь за свою слепоту утратами и национальным позором. Но шестьдесят лет назад мы были правы, и это уже навсегда.

Илья Мильштейн, 22.06.2001

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей