.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Law/m.277572.html

новость Несколько экспертиз не нашли "оправдания терроризма" в тексте Прокопьевой

01.10.2019
Светлана Прокопьева. Фото: svoboda.org
Светлана Прокопьева. Фото: svoboda.org
Реклама
.

Привлеченные защитой псковской журналистки Светланы Прокопьевой лингвисты и психологи не обнаружили в ее тексте "Репрессии для государства" признаков "оправдания терроризма", сообщает глава "Агоры" Павел Чиков.

По словам Чикова, в подготовке экспертиз участвовали три доктора наук и профессора, три кандидата наук и доцента Гильдии лингвистов-экспертов, Института русского языка имени А.С. Пушкина и государственных вузов.

Правозащитник опубликовал фрагмент заключения одной из экспертиз.

97880

Во вторник российские СМИ опубликовали открытое письмо Прокопьевой. К акции солидарности присоединились "Медиазона", "Эхо Москвы", "Медуза", "Новая газета", "Дождь", "Такие дела", "Псковская губерния", "Радио Свобода", "7×7", газета "МОХ", "Сноб", "МБХ-медиа".

"Мое уголовное дело - это убийство свободы слова. Имея перед глазами мой пример, десятки и сотни других журналистов не решатся вовремя сказать правду", - говорится в письме.

Прокопьеву преследуют в связи с ее выступлением в эфире программы "Минутка просветления", вышедшей на "Эхе Москвы во Пскове" в конце прошлого года. Прокопьева прокомментировала взрыв, который 31 октября совершил в УФСБ по Архангельской области 17-летний анархист Михаил Жлобицкий. Журналистка указала, что государство само воспитало поколение граждан, которые борются с ним. "То есть это не что-то личное - это вполне себе политическое действие, - заметила Прокопьева. - Теракт как метод политической борьбы - не зря многие тут же вспомнили народовольцев".

Журналистке инкриминирована часть 2 статьи 205.2 УК (публичное оправдание терроризма через СМИ), ей грозит от 5 до 7 лет.

Об уголовном деле стало известно 6 февраля, когда в доме Прокопьевой прошел обыск с участием спецназа. Силовики осматривали ее электронную технику. Следователь также пришел в студию "Эха Москвы во Пскове", были изучены и изъяты файлы с рабочего компьютера Прокопьевой. После обыска журналистку отвезли на допрос в СКР, после чего отпустили под обязательство о явке.

4 июля Росфинмониторинг включил Прокопьеву в список "террористов и экстремистов" - все российские банковские счета фигурантов этого перечня блокируются. 20 сентября Прокопьевой предъявили обвинение.

Светлана Прокопьева, журналист
Я не признаю вину и считаю свое уголовное дело банальной местью обиженных силовиков. В том тексте я возложила на них самих ответственность за архангельский взрыв. Я написала о том, что репрессивное государство дождалось ответной реакции. Что жестокая правоохранительная политика ожесточает граждан. Что заблокированные законные пути выталкивают энергию протеста вот в такое, общественно опасное, русло.

Если вы не боитесь, опубликуйте цитату:

"Сильное государство. Сильный президент, сильный губернатор. Страна, власть в которой принадлежит силовикам.

Поколение, к которому принадлежал архангельский подрывник, выросло в этой атмосфере. Они знают, что на митинги ходить нельзя - разгонят, а то и побьют, потом осудят. Они знают, что одиночные пикеты наказуемы. Они видят, что только в определенном наборе партий ты можешь безболезненно состоять и только определенный спектр мнений можно высказывать без опаски. Это поколение выучило на примерах, что в суде справедливости не добьешься - суд проштампует решение, с которым пришел товарищ майор.

Многолетнее ограничение политических и гражданских свобод создало в России не просто несвободное, а репрессивное государство. Государство, с которым небезопасно и страшно иметь дело".

Я по-прежнему так думаю. Более того, на мой взгляд, этим уголовным делом государство лишь подтвердило мои тезисы. "Наказать. Доказать вину и засудить - вот их единственная задача. Хватит и малейшей формальной зацепки, чтобы человека затащило в жернова судопроизводства".

Я не оправдывала терроризм. Я анализировала причины теракта. Я пыталась понять, почему молодой парень, которому жить и жить, решился на преступление-самоубийство. Возможно, я ошиблась в реконструкции его мотивов - и хорошо, если ошиблась! - но никто этого не доказал. Обвинение вместо обсуждения - это, знаете ли, довольно примитивная и грубая позиция. Это кулак в лицо в ответ на устное замечание.

Это кулак в лицо каждому журналисту нашей страны.

Нельзя заранее знать, какие именно слова, в каком порядке расставленные, заденут очередного облеченного властью силовика. Они назвали преступлением высказанное мнение. Они конструируют преступника из человека, который просто сделал свою работу.

По такому же принципу можно выдумать уголовное дело из любого, более-менее острого текста. Достаточно найти "экспертов", которые подпишут нужное следователю "экспертное заключение". Зная об этом, возьмете ли вы в работу проблемную тему? Поставите ли вы вопросы, которые наверняка выбесят власть? Решитесь ли уличить в преступлении того, кто носит погоны?

Мое уголовное дело - это убийство свободы слова. Имея перед глазами мой пример, десятки и сотни других журналистов не решатся вовремя сказать правду.

01.10.2019


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей