.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Law/m.278100.html

статья Страна надзирателей

Лев Левинсон, 27.12.2019
Реклама

У нас, как известно, что ни начнут делать, все получается автомат Калашникова.

Правительство, внесшее в декабре в Госдуму проекты законов "О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации" и "Об обязательных требованиях в Российской Федерации", руководствовалось, наверное, самыми прогрессивными идеями. Оба проекта презентованы как освобождающие бизнес от избыточного бюрократического вмешательства: ведь сейчас, по подсчетам премьер-министра Медведева, на предпринимателей давят более двух миллионов нормативных предписаний, которые ни знать, ни даже перечислить невозможно, что создает питательную среду для коррупции.

Может, действительно стоило бы навести в этом деле порядок, запустить проектируемую "регуляторную гильотину" для уничтожения нормативной макулатуры. Непонятно только, что мешало правительству заниматься столь полезной работой без специального закона. Зачем для этого закон?

Да и неизвестно, что хуже: два с лишним миллиона неисполняемых, "морально и технологически устаревших", по словам Медведева, предписаний или сто тысяч морально крепких и заточенных под современные технологии. Мнение предпринимателей на этот счет может не оправдать надежд премьера. Потому что предписаний-то, возможно, станет меньше, зато контролеров больше. Из проектов прямо следует появление к 2021 году огромной армии инспекторов, институционализированных по различным направлениям, объединенных в единую сеть со специально уполномоченным федеральным органом на вершине. Словом, чтобы сократить, надо увеличить.

Сомнений возникает не меньше, если посмотреть на "гильотину" не с предпринимательской, а с обывательской точки зрения. Миллионы предписаний, от которых хочет избавиться правительство, в чем-то, возможно, и устарели. Заметим, однако, что существенную их часть составляют еще советские ГОСТы, хоть как-то защищающие потребителя, и СанПиНы, хотя бы на бумаге обеспечивающие экологическую безопасность городской среды, производства и др.

Так или иначе, не в этом главная опасность. Действие закона будет распространяться на граждан. Не только на организации и ИП, а на граждан вообще, кроме разве что детей и инспекторов. Последних, похоже, будет не меньше, чем первых. Кормить же надо и тех и других, хотя в сравнении с детьми инспекторы будут находиться в более выгодном положении.

Как так - "на граждан вообще"? А так будет по закону. В проекте о контроле читаем: "Предметом государственного контроля (надзора), муниципального контроля являются соблюдение гражданами и организациями обязательных требований, а также исполнение решений, принимаемых по результатам контрольно-надзорных мероприятий". Вот "граждане" в этом проекте и есть подарок всем нам к Новому году.

Какие граждане имеются в виду, разгадывается за пару ходов. Не только предприниматели. В проекте говорится, что "граждане, не осуществляющие предпринимательскую деятельность, признаются контролируемыми лицами в случае владения (пользования) производственными объектами, являющимися объектами контроля". Что такое производственные объекты, подлежащие контролю, раскрывается в другой статье проекта. К таковым относятся "здания, помещения, сооружения, территории, в том числе водные, земельные и лесные участки, оборудование, устройства, предметы, материалы, транспортные средства и другие объекты материального мира, в том числе животные и растения, которыми граждане и организации владеют и (или) пользуются». Нет человека, который чем-нибудь да не пользовался. Правда, в жернова контроля граждане будут попадать при условии, что использование этого объекта представляет "опасность причинения вреда (ущерба) охраняемым законом ценностям" и подлежит "в связи с этим оценке на соответствие обязательным требованиям". Но это условие нисколько не сужает круг людей, подпадающих под контроль, так как в проекте буквально сказано: "В случае если объект контроля не отнесен контрольно-надзорным органом к определенной категории риска причинения вреда (ущерба), он считается отнесенным к категории низкого риска причинения вреда (ущерба)". Проектом устанавливаются шесть категорий риска: чрезвычайно высокий, высокий, значительный, средний, умеренный и низкий. Преимущество категории низкого риска лишь в том, что по относящимся к ней объектам плановые проверки не проводятся. А только внеплановые.

Если посмотреть, что говорилось об этих проектах на заседании правительства, то можно подумать, что там обсуждали что-то другое. О том, что закон распространяется на граждан, никто не упомянул. Говорили про бизнес. Нет никаких комментариев насчет граждан и на специальном ресурсе, посвященном реформе контрольно-надзорной деятельности. Речь там идет только об организациях.

Авторы проекта не видят, что их "гильотина" приспособлена рубить во все стороны. Ведь если рассматривать проекты буквально, как они написаны, контрольно-надзорные мероприятия могут коснуться каждого.

Есть преступления. Есть правонарушения (КоАП за 17 лет стал толще в два раза). Есть набор превентивных мер в законе "Об основах системы профилактики правонарушений", куда вставлено некое "антиобщественное поведение". Казалось бы, хватит, охолоните. Но этого мало - под контроль собираются поставить всех граждан как возможных нарушителей "обязательных требований", каковыми законопроект предлагает считать предписания, содержащиеся в любых нормативных актах: как в законах, так и в ведомственных инструкциях и их официальных разъяснениях. Последние будут приниматься в виде приказов и станут частью законодательства.

"Обязательные требования", нарушения которых влекут ответственность сверх и помимо установленной двумя кодексами (УК и КоАП), образуют даже не "третий кодекс для нарушителей", а безграничное поле санкций, обеспечиваемое мерами принуждения. Ответственность за преступления и правонарушения - это ответственность за совершенное действие. Причем правонарушения, как менее опасные, наказуемы лишь в оконченном виде: в КоАП, в отличие от УК, нет понятий "приготовление" и "покушение". Идея же новых законопроектов, применительно к гражданам, в легализации превентивного ограничения их прав, для профилактики: "Под риском причинения вреда (ущерба) в целях настоящего Федерального закона понимается вероятность наступления событий, следствием которых может стать причинение вреда (ущерба) различного масштаба и тяжести охраняемым законом ценностям". Где презумпция невиновности?

И еще: "Оценка вероятности несоблюдения контролируемыми лицами обязательных требований проводится на основе сведений о добросовестности контролируемого лица". Если ты добросовестен, что же тебе скрывать? В терминологии проектов это называется "стимулирование добросовестности" и "прослеживаемость".

Проектируемые законы наделяют инспекторов полномочиями большими, чем это предусмотрено для должностных лиц при производстве по делам об административных правонарушениях. При проведении контрольно-надзорных мероприятий проектами предусмотрены выездные обследования, инспекционные визиты, рейды, выездные проверки, контрольные закупки, мониторинговые закупки, выборочный контроль, документарные проверки, сопровождаемые осмотрами, досмотрами, опросами, получением письменных объяснений, истребованием документов, отбором проб (образцов), инструментальными обследованиями, экспертизами, экспериментами и испытаниями (последнее, к счастью, относится пока к приборам, а не к людям). Фоном для всех этих мероприятий будет "регулярный дистанционный мониторинг".

Например, досмотр предусмотрен в проекте "со вскрытием упаковки продукции (товаров), помещений (отсеков), транспортных средств, в том числе с удалением примененных к ним пломб, печатей или иных средств идентификации, с разборкой, демонтажем или нарушением целостности обследуемых объектов и их частей иными способами". В то время как досмотр вещей по КоАП проводится "без нарушения их конструктивной целостности". И это при том что административное производство обусловлено совершенным правонарушением, а в случае внедряемого контроля неизвестно, что нарушено. Но эта конституционная лирика мало кого волнует. Это как санобработка: "Уклонение контролируемого лица от проведения контрольно-надзорных мероприятий или воспрепятствование их проведению влечет ответственность, установленную федеральным законом".

В двери будут рваться инспекторы, вооруженные специальными проверочными листами, "требовать от граждан представления документов для копирования, фото- и видеосъемки". Инспекторам дается право "знакомиться с технической документацией, электронными базами данных, информационными системами контролируемых лиц". При производстве по делу неизвестно о чем инспектор взаимодействует с подконтрольным лицом посредством личных встреч, телефонных переговоров, "присутствия инспектора в месте осуществления деятельности контролируемого лица". Но с какой стати гражданин должен с ним встречаться и разговаривать? И непонятно, почему инспектор должен мозолить глаза, присутствуя "в месте осуществления деятельности" на том только основании, что, например, компьютеры, как "объекты материального мира", будут отнесены к чрезвычайно высокой категории риска?

Поощряется самобичевание. Готовый разоружиться перед партией вправе пройти "комплексное самообследование" (именно так в тексте!) - что-то вроде диспансеризации, вместо нее или вместе с ней. Интересно, что наряду с плановыми и внеплановыми контрольно-надзорными производствами таковое возможно почему-то по поручению президента или правительства, в том числе применительно к гражданам ("а не проверить ли нам Ляпкина-Тяпкина?", "что-то не нравится мне этот Навальный").

Дело между тем поправимо. Надо просто исключить граждан из законопроекта.

СПРАВКА

В 2017 году правительство уже вносило законопроект о государственном контроле, разработанный той же командой и частично совпадающий с нынешним. Он был принят в первом чтении в феврале 2018-го, а в ноябре 2019-го снят с рассмотрения.

Лев Левинсон, 27.12.2019

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей