.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Law/m.279417.html

новость Прокурор запросила 6 лет колонии для журналистки Прокопьевой

03.07.2020
Светлана Прокопьева. Фото: svoboda.org
Светлана Прокопьева. Фото: svoboda.org
Реклама

Прокурор Наталья Мелещеня на прениях во 2-м Западном окружном военном суде попросила приговорить к 6 годам колонии псковскую журналистку Светлану Прокопьеву, обвиняемую в оправдании терроризма, сообщает "Север. Реалии".

Кроме того, прокурор попросила запретить Прокопьевой в течение 4 лет после освобождения заниматься журналистикой. Приговор Прокопьевой огласят 6 июля в 12 часов.

Между тем в Москве на Лубянской площади начались одиночные пикеты солидарности с Прокопьевой. Полицейские задержали 16 человек, в основном журналистов, сообщает один из них, спецкор "Новой" Илья Азар. Как пишет "Новая газета", задержали также журналистку "Медузы" Кристину Сафонову, пресс-секретаря "Открытой России" Константина Фомина, журналистов "7x7" Софью Крапоткину и Максима Полякова.

Судебный процесс по делу Прокопьевой начался 16 июня. Выездные заседания проходят в Псковском облсуде. Дело рассматривает коллегия из трех судей под председательством Андрея Морозова.

Прокопьеву преследуют в связи с ее выступлением в эфире программы "Минутка просветления", вышедшей на "Эхе Москвы во Пскове" в конце 2018 года. Прокопьева прокомментировала взрыв, который 31 октября совершил в УФСБ по Архангельской области 17-летний анархист Михаил Жлобицкий. Журналистка указала, что государство само воспитало поколение граждан, которые борются с ним. "То есть это не что-то личное - это вполне себе политическое действие, - заметила Прокопьева. - Теракт как метод политической борьбы - не зря многие тут же вспомнили народовольцев".

Журналистке инкриминирована часть 2 статьи 205.2 УК (публичное оправдание терроризма через СМИ; от 5 до 7 лет).

Прокопьева не признала вину. В последнем слове она напомнила суду о фундаментальном значении свободы слова для демократии. По ее словам, "ограничение прав и преследование инакомыслия" может привести к "концлагерям и расстрелам", и роль независимой журналистики заключается в том, чтобы "вовремя забить тревогу". "Мне не страшно критиковать государство. Мне не страшно критиковать правоохранительную систему и говорить силовикам, что они порою не правы. Потому что я знаю, что по-настоящему страшно станет, если я этого не скажу, если никто не скажет", - подчеркнула журналистка.

В основу обвинения легли две психолого-лингвистические экспертизы, первую из которых провел в январе 2019 негосударственный Южный экспертный центр, а вторую в апреле нынешнего года сделал Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы Минюста. В первый раз эксперты пришли к выводу, что журналистка хотела сформировать у читателей позитивное отношение к архангельскому террористу, якобы называя его борцом с "репрессивным" государством, современным "народовольцем", защитником прав и свобод граждан, "жертвой" политики нынешней власти. По мнению экспертов, это также выразилось в рассуждениях журналистки о "благородных мотивах" и "высокой цели" Жлобицкго. В действительности в статье Прокопьевой таких выражений, кроме слов "репрессивное государство", нет.

Согласно выводам второй экспертизы, в тексте Прокопьевой есть лингвистические признаки "оправдания разрушительных действий".

Между тем в октябре прошлого года стало известно, что несколько проведенных по запросу защиты Прокопьевой экспертиз не выявили в ее тексте признаков оправдания терроризма.

Показания на следствии дали трое чиновников регионального управления Роскомнадзора, в том числе его руководитель Дмитрий Федоров, главред "Эха Москвы во Пскове" Максим Костиков, главный редактор "Псковской ленты новостей" Александр Савенко. Допросили также нескольких читателей, оставшихся недовольными статьей, в том числе депутата Островского района от партии "Коммунисты России" Вячеслава Евдокименко, доцента кафедры отечественной истории Псковского госуниверситета Максима Васильева и двух учителей истории. В деле также фигурируют показания двоих недовольных читателей - секретных свидетелей.

Об уголовном деле стало известно 6 февраля 2019 года, когда в доме Прокопьевой прошел обыск с участием спецназа. Силовики осматривали ее электронную технику. Следователь также пришел в студию "Эха Москвы во Пскове", были изучены и изъяты файлы с рабочего компьютера Прокопьевой. После обыска журналистку отвезли на допрос в СКР, после чего отпустили под обязательство о явке.

4 июля прошлого года Росфинмониторинг включил Прокопьеву в список "террористов и экстремистов" - все российские банковские счета фигурантов этого перечня блокируются. 20 сентября Прокопьевой предъявили обвинение.

В середине марта нынешнего года прокуратура утвердила обвинительное заключение по делу Прокопьевой. До этого дело передавалось в прокуратуру в конце 2019 года, но тогда ведомство вернуло его на доследование.

Светлана Прокопьева, журналистка

Из последнего слова в суде ...Если обратиться к истории, мы увидим, что самые массовые убийства мирных людей были организованы силами государств... Допустив узурпацию власти преступным политиком, партией или хунтой, граждане рискуют лишиться всего - начиная от имущества и права на мнение и заканчивая свободой и правом на жизнь. Но преступная политика начинается не с преступного умысла - нет, всегда есть "высокие цели" и "благородные мотивы", типа возрождения величия нации, защиты суверенитета или борьбы с внутренним врагом. Именно поэтому в преступную политику так легко вовлекаются рядовые исполнители, которые просто следуют инструкциям и выполняют приказы.

Репрессии развиваются постепенно. Невозможно предугадать, когда ограничение прав и преследование инакомыслия превратится в концлагеря и расстрелы. История говорит нам о том, что такое превращение возможно даже в самом культурном и цивилизованном обществе - при условии соответствующей государственной политики и пропаганды.

Именно поэтому и нужна свобода слова - чтобы вовремя забить тревогу. Нужны независимые медиа, журналисты, оппозиционные политики и активисты, чтобы своевременно сказать правящему большинству: "Ау! Оглянитесь! Вы встаете на скользкий путь!" Именно поэтому главным и основным объектом критики для СМИ всегда было и будет государство - система власти с аппаратом принуждения, способным стать инструментом массовых репрессий.

Мне не страшно критиковать государство. Мне не страшно критиковать правоохранительную систему и говорить силовикам, что они порою не правы. Потому что я знаю, что по-настоящему страшно станет, если я этого не скажу, если никто не скажет.

Я не претендую на истинное мнение - таких не бывает. Любой человек может заблуждаться и допускать ошибки, и не каждый раз критика справедлива. Но пусть лучше будет в том числе необоснованная критика, чем не будет вообще никакой. Чем больше идей мы обсуждаем, чем шире представленный спектр мнений - тем легче обществу принять правильное решение и выбрать оптимальный путь развития. Тем проще избежать новой гуманитарной катастрофы, от которых человечество, увы, не застраховано.

Я прошу уважаемый суд, принимая решение по моему уголовному делу, брать в расчет не только докладные записки и протоколы, но и самые общие принципы, на которых строится наше общество. Это свобода слова, это статус журналиста, это миссия прессы. Я выполняла свою работу. Я не сделала ничего, что выходит за рамки моего профессионального долга. Никакого состава преступления в этом нет.

03.07.2020


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей