.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Law/m.280345.html

статья Мантии на побегушках

Лев Левинсон, 09.11.2020
Лев Левинсон. Courtesy photo
Лев Левинсон. Courtesy photo
Реклама

Новый закон о Конституционном суде вот-вот будет подписан Путиным. КС становится полностью зависимым от исполнительной власти, превращается в придаток президентской администрации.

Орган, призванный беречь Конституцию, вынужден работать теперь по закону, грубо противоречащему Конституции. И винить в этом он должен самого себя. 16 марта 2020 года, когда КС принял заключение о полном соответствии измененной Конституции основам конституционного строя, конституционное правосудие в России перестало существовать.

Как известно, в Конституции есть теперь понятие "публичная власть". Оно вынесено и в название закона о поправке к Конституции. Публичная власть, как это следует из измененной Конституции, представляет собой единую вертикаль государственной власти со встроенным в нее местным самоуправлением. Такая спайка противоречит основам конституционного строя, потому что по статье 12 Конституции органы местного самоуправление не входят в систему органов государственной власти. Конституция нарушается, но хотя бы понятно, о чем идет речь.

Помимо публичной власти закон о поправке ввел в Конституцию еще один конструкт - "основы публичного правопорядка". Что это такое, не сказано нигде. Зато сказано, что решения международных судов могут теперь не исполняться, если КС признает их противоречащими "основам публичного правопорядка". Границы этих основ неизвестны. Определять их будет КС, становящийся основным орудием против Европейского суда.

Отсюда понятно, сколь важно для власти иметь ручной Конституционный суд. Это первое.

Второе. Наделение КС полномочием проверять по инициативе президента конституционность законопроектов направлено против другой потенциальной угрозы - парламента, в случае потери в нем пропрезидентского большинства. Все помнят, как в 1993 году КС поддержал Верховный Совет против президента Ельцина, признав Указ № 1400 противоречащим Конституции.

Отсюда направленность конституционных изменений, касающихся КС, и принятого в связи с ними закона, на лишение КС независимости. Главное здесь - право президента лишать полномочий судей КС "в случае совершения ими поступка, порочащего честь и достоинство судьи". Нетрудно догадаться, что порочащим поступком будет признаваться прежде всего непослушание.

Все это уже вставлено в Конституцию, в соответствие с которой, наряду с другими законами, приводится закон о КС. Непосредственно в Конституции указано и число судей КС: вместо 19 теперь 11, для кворума достаточно 8.

Но есть в этом законе и новые изобретения, которых в Конституции нет. Среди них самым скандальным стал запрет судьям КС публично высказываться о принятом большинством решении, критиковать его, вообще высказывать свою позицию по конкретным делам, а равно публиковать свое особое мнение по итоговому постановлению. Судья, дорожащий своей репутацией, оказывается в положении Егора Прокудина из фильма Василия Шукшина "Калина красная" - уйти из банды нельзя.

Спрашивается, а нужна ли публикация особого мнения? Ведь оно не имеет никакой юридической силы и ни на что не влияет в текущей действительности. Это так - в ближайшей перспективе. Это верно, если отношение к юриспруденции чисто прикладное - знать законы и уметь их обходить. Если же рассматривать право как философию права - как это делали в наше время Владимир Бибихин и Мераб Мамардашвили, - тогда как раз особые мнения и ценны.

Запрет выносить сор из избы не просто затыкает рот независимым судьям, но и впрямую противоречит статье 123 Конституции, гарантирующей открытое разбирательство дел во всех судах. Очевидно противоречие и с Законом РФ "О статусе судей в Российской Федерации", в котором закреплено: "Судья, в том числе после прекращения его полномочий, не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение..."

На случай, если какой-либо судья начнет брыкаться, изобретен способ точечной нейтрализации судьи. Он может быть отстранен от участия в рассмотрении конкретного дела в случае, если имеются "иные обстоятельства" (кроме родства и т.п.), "которые могут вызвать сомнение в объективности и беспристрастности судьи". "Иные обстоятельства" всегда найдутся, и от "сомнений" никто не застрахован.

Ясно, что такой КС, заточенный под интересы власти, будет защищать интересы власти не только в случае прямых заявок из Кремля, но и по внутреннему убеждению. Что не исключает, конечно, вероятность появления некоторых разумных решений в случаях, не столь принципиальных для власти и не покушающихся на ее публичный правопорядок.

Такую возможность исключать нельзя, хотя доступ граждан к конституционному правосудию новым законом еще более усложнен. Отныне для подачи гражданином жалобы в КС требуется не просто применение оспариваемого закона в конкретном деле, но и прохождение всех ступеней кассационного или надзорного обжалования. Между тем первоначальная редакция закона о КС допускала подачу жалобы не только на примененный, но и на подлежащий применению закон. Дополнительные препоны снизят число обращений граждан в КС. Потому что у 11 судей КС будет много другой работы по защите основ публичного правопорядка.

Лев Левинсон, 09.11.2020


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей