О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Law/m.46709.html

статья Кочерга сделала свое дело

Владимир Абаринов, 12.10.2003
Майкл Питерсон ип его покойная жена Кэтлин. С сайта www.courttv.com

Майкл Питерсон ип его покойная жена Кэтлин. С сайта www.courttv.com

Окружной суд в городе Дарэм, Северная Каролина, огласил в пятницу вердикт по делу романиста Майкла Питерсона. Жюри присяжных признало обвиняемого виновным в убийстве первой степени. Питерсон осужден за убийство жены. По закону штата, если обвинение не требует смертного приговора, минимальное наказание за такое преступление – пожизненное заключение без права на условно-досрочное освобождение. Этот приговор и был оглашен судьей сразу же после вердикта.

Этот судебный процесс побил если не все, то многие рекорды. Он продолжался три месяца на глазах у всей страны. Изо дня в день, в прямом эфире, телеканал Court TV транслировал все без исключения судебные заседания, эксперты-правоведы и практикующие юристы подробно разбирали каждый поворот дела. Суду было представлено в общей сложности 65 свидетелей и более 850 вещественных доказательств.

Глубокой ночью 9 декабря 2001 года Майкл Питерсон позвонил в полицию и сказал, что его жена разбилась насмерть, упав с лестницы. Эту запись суд прослушал не раз: голос звонившего дрожал, он был в истерике, оператор службы 911 призывала его успокоиться и почему-то спрашивала, сколько у лестницы ступеней – Питерсон не знал точно. Прибывшие на место происшествия полицейские увидели труп Кэтлин Питерсон в луже крови. По словам Майкла Питерсона, его жена, поднимаясь по внутренней лестнице дома, оступилась и упала навзничь, разбив при этом голову. Сам Питерсон не пришел на помощь сразу же, поскольку находился у бассейна и ничего не слышал.

Вид рваных ран на голове покойницы и брызги крови на стене лестничного марша навели следственную группу на подозрения в том, что несчастный случай – искусная инсценировка. Эксперт, осмотревший тело, рекомендовал полицейским искать тупой тяжелый предмет вроде кочерги, которая, по его мнению, могла быть орудием убийства. Несмотря на то, что в доме шесть каминов, ни одной кочерги в нем не нашлось. Вскрывавшая труп судмедэксперт Дебора Рэдиш заключила, что пострадавшая умерла насильственной смертью. Вскоре Питерсону было предъявлено обвинение в убийстве. Майкл Питерсон виновным себя не признал и был освобожден из-под стражи до суда под залог в 850 тысяч долларов.

В ходе предварительного следствия окружной прокурор Джим Хардин выяснил поразивший его факт: в 1985 году в Германии, где тогда жил со своей первой женой Майкл Питерсон, при сходных обстоятельствах погибла его соседка и друг семьи Элизабет Ратлифф. Смерть была признана несчастным случаем. Джим Хардин добился постановления суда об эксгумации тела Ратлифф, похороненной в Техасе. Оно было доставлено в Северную Каролину и исследовано той же Деборой Рэдиш, которая заявила, что и в этом случае имело место убийство. Поскольку Питерсон после смерти Ратклифф удочерил двух ее дочерей, Хардин, надеясь доказать биологическое отцовство, заказал экспертизу ДНК, однако гипотеза не подтвердилась. К суду окружной прокурор пришел без мотива и орудия преступления: все представленные им улики и свидетельские показания были косвенными. Учитывая это, а также симпатию, которую проявляла по отношению к обвинямому публика Дарэма, Хардин не стал требовать смертного приговора.

Судья Орландо Хадсон принял по меньшей мере два спорных, как полагают видные эксперты, решения. Он разрешил обвинению представить суду в качестве вещественного доказательства кочергу, аналогичную исчезнувшей. Это дало возможность Джиму Хардину при допросах экспертов держать кочергу в руках, спрашивая, не таким ли предметом были нанесены раны и какова была траектория орудия, тем самым закладывая в сознание присяжных прочную ассоциацию. Кроме того, судья позволил приобщить к делу материалы, касающиеся смерти Элизабет Ратлифф, хотя Питерсон в ее убийстве не обвинялся, и дело это закрыто.

Пытались ли обвинение и защита заключить досудебную сделку? Адвокат Джозеф Рудольф после окончания процесса заявил, что с самого начала исключал такую возможность: учитывая возраст клиента, которому сейчас 59 лет, не было смысла договариваться с прокурором о тюремном заключении сроком на 20-30 лет. Рудольф добивался полного оправдания. Он представил суду свидетелей-экспертов, которые заявили, что не согласны с заключением Дэборы Рэдиш, и подробно объяснили, почему. В США судебной экспертизой занимаются крупнейшие ученые, и именно таких привлек для опровержения выводов Рэдиш адвокат. В их числе был и всемирно известный криминалист Генри Ли. Опустив пальцы в банку с красной жидкостью, Ли взмахнул рукой, и на глазах жюри на листе бумаги появились брызги замысловатой конфигурации, аналогичные брызгам крови на стене в доме Питерсонов – по версии обвинения, эти брызги были оставлены орудием убийства. В ходе перекрестного допроса шефа следственной бригады Арта Холланда Рудольф заставил его признать, что осмотр места происшествия был проведен с грубейшими ошибками и что картина случившегося была "загрязнена". Защита доказала, что у Питерсона не могло быть финансового мотива для убийства жены – он готовился подписать контракт на экранизацию одного из своих романов, который полностью решил бы все его финансовые проблемы.

На этом процессе случилось, кажется, все, что только может случиться, вплоть до отвода одного из членов жюри уже в ходе судебных слушаний – дама обнаружила, что знакома с одним из свидетелей. Посреди процесса по Северной Каролине прошел ураган Исабель, едва не разрушив, но повредив главную улику - дом Питерсонов. Наконец, Рудольф уличил одного из экспертов обвинения в фальсификации послужного списка, и судья в итоге заявил присяжным, что они не должны принимать во внимание показания этого свидетеля. (Поскольку эксперт этот довольно часто участвовал в судебных процессах, ожидается, что теперь все приговоры по делам с его участием будут отменены, а процессы признаны несостоявшимися.)

И тем не менее жюри присяжных после пяти дней совещаний вынесло обвинительный вердикт. Услышав его, дочери Элизабет Ратлифф, теперь уже взрослые девушки, заплакали навзрыд – они с самого начала говорили, что не верят в виновность приемного отца. Рядом с ними сидели два сына Питерсона от первого брака. На вопрос судьи, желает ли он что-либо заявить, Питерсон ответил: "Я хочу сказать детям… - и обернувшись, произнес надтреснутым голосом: - Все в порядке".

Джозеф Рудольф заявил, что не понимает вердикт жюри и будет его обжаловать. "Это не окончательное поражение, - сказал он журналистам. – Проиграна лишь первая битва, мы готовимся к новым".

Владимир Абаринов, 12.10.2003