.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Law/m.81776.html

статья Надругательство

Илья Мильштейн, 21.12.2004
Гособвинитель по делу нацболов Циркун в истерике. Фото с сайта НБП
Гособвинитель по делу нацболов Циркун в истерике. Фото с сайта НБП
Реклама
цитата Дословно

Сергей Циркун

(После вынесения приговора нацболам)

Вы, большевики, у власти были, вы моего прадеда к стенке поставили как буржуя! И глазом никто не моргнул! Ненавижу я вашу власть большевистскую! Поняли?! Ненавижу! Коммунисты проклятые! А что вы со страной делали?! А когда вы беременным женщинам саблями пузы рубили?! Вам было жалко?! Вы борцы за классовую идею! Царскую семью расстреляли! Вам не жалко было. Да?! Ну! Стреляйте в меня! Повесьте! Ненавижу вас, комуняки проклятые! Поняли?! Всегда буду вас ногами топтать! Ну давайте! Я один вас много!

НБП, 20.12.2004

Когда в современной России выносится приговор по политическому делу, о правосудии задумываться не стоит. Юристы могут отдохнуть и не портить нам без того скверное настроение своими комментариями: и так все ясно. Зато широкий фронт работ открывается у политологов. Изучая обвинения и судебные вердикты, легко понять, чем ныне озабочена власть, с кем воюет и каковы планы на будущее. Поскольку эти планы, претворенные в решениях басманных, тверских и прочих, даже Верховных судов, имеют самое скромное отношение к юриспруденции. Судьи, стоящие на страже телефонного права, тут практически ни при чем. Речь идет о карательной политике российского государства.

Судят Ходорковского – не порть себе зрение, изучая с лупой налоговые нюансы УК. Судят Пасько, Данилова, Сутягина – не терзай себя мрачными мыслями про измену. Судят Трепашкина по статье из песни "Где твой черный пистолет?" – прощай, оружие. Есть повод поразмышлять о новейших правилах игры в бизнес, о шпиономании как способе борьбы с научной и творческой интеллигенцией, о подсудности за разглашение самых грязных чекистских тайн – но только не о законе. Бог с ним совсем, не для нас он писан и не для них.

Страшный и жестокий приговор юношам, учинившим некоторую бучу в Минсоцздраве, из того же ряда. Покуда адвокаты рвут и мечут, указывая на беззаконие и прокурорский садизм, политолог лишь разводит руками: а вы как думали? Если бы осужденные убили таджикскую девочку, как в Питере, или избили до полусмерти негра в столичном метро, или забили ногами бомжа – они могли бы рассчитывать на снисхождение пропорционально предъявленной статье. Но эти-то никого не убили, они совершили деяние во много раз худшее: выбросили из окон путинские портреты или "надругались" над ними прямо в министерских кабинетах. Поэтому и приговор соответствующий – на полную катушку. Пять долгих лет в лагере.

Власть в современной России соединяет в себе вроде бы противоречивые черты – жестокость и слабость. Не справляясь ни с одной из возникающих в обществе проблем, порой усугубляя эти проблемы, она пытается имитировать крутость и все чаще отыгрывается на тех, кто попадает с соответствующими статьями в судебные жернова – на взрослых и детях. Жестокость Кремля сродни подростковой – от неуверенности в себе и чрезмерной ранимости. Власть сильная, разумная, взрослая нашла бы веские, убедительные, человеческие слова, проводя воспитательные беседы с бунтующим подрастающим поколением. Но эти, сидящие в Кремле, ни о чем, кроме как о сортирах и пятых колоннах, пожизненно разговаривать не умеют. Оттого и локальная война вырастает у них до размеров всемирного халифата, и даже детский политический экстремизм представляется чем-то вроде исламского терроризма. Во всяком случае, недавний визит малолеток в администрацию президента уже квалифицируется как заговор с целью захвата власти. Власть предсказуема, как руки брадобрея.

А вот лимоновские детишки, да и сам их духовный папа, все больше вызывают сочувствие и удивляют загадочностью своего нового облика. Начинавшие с глупых пикетов в защиту "патриота Буданова" и диких речевок типа "Сталин-Берия-ГУЛАГ", национал-большевики сегодня очеловечиваются на глазах. Надо бы им сменить название. Во всяком случае, они чуть ли не в одиночку сражаются ныне с властью в сонном и больном нашем обществе. Да и призывы самого Лимонова к объединению оппозиции, встречающие пугливый отпор в либеральных кругах, вызывают скорее уважение, нежели застарелую неприязнь. Как и стебные, придурковатые, карнавальные акции нацболов, поскольку за них лимоновцы буквально платят кровью. А бьют их все кому не лень – от Никиты Михалкова и ментуры до спецов из ФСО. Парнишка в руках секьюрити и прикремленный режиссер, норовящий попасть ему дорогой туфлей в глаз, – яркая картинка из современной жизни. Тянет на символ.

В статье, опубликованной полгода назад, Эдуард Лимонов утверждал, что "гражданское общество у нас есть, это власти выгодно говорить, что его нет." К нему писатель причислил всех, кто ныне невосторженно относится к путинскому режиму – от независимых СМИ до НБП, от Елены Боннэр до солдатских матерей. Лимонов прав, причем его список точно объединяет людей, склонных за редким исключением к абсолютно ненасильственным действиям против власти. Однако истерики, сидящие в Кремле, настолько жестоки, их акции против новых диссидентов настолько неумны – от последних прокурорских погромов в офисах "ЮКОСа" и ареста менеджеров среднего звена до свежего приговора нацболам, – что можно лишь удивляться долготерпению граждан.

Приговаривая юношей к лагерю, кремлевские судьи явно не задумываются о том, кем они вернутся с зоны. Жестокостью порождая жестокость, Кремль выращивает террористов в столице и других российских городах. Бездарная власть плодит талантливых маргиналов – сама не ведая, что творит. Прессуя малолетних прикольщиков, словно уголовников со стажем, она доиграется, как доигралась в Чечне, где выросло уже целое поколение отморозков. Как писал тот же Лимонов, "это государство, возглавляемое группой Путина, смертельно опасно для своих же граждан, ибо оно аморально". Добавлю: подобно малолеткам в лагере. Политический инфантилизм власти, ее убийственное бессердечие становится и впрямь опасным. К несчастью, для граждан, а не для нее самой.

Илья Мильштейн, 21.12.2004


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей