.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Media/Freepress/m.13768.html

статья Теперь об этом нельзя рассказывать

Ольга Романова, 05.11.2002
Романова Ольга. Фото с сайта www.ren-tv.com
Романова Ольга. Фото с сайта www.ren-tv.com
Реклама
.

"Во всех наших ошибках виноваты журналисты – потому что они об этих ошибках рассказывают", - сообщил мне на днях высокопоставленный чиновник администрации президента, предварительно необыкновенно ласково взглянув в глаза. Конечно, ласково – а чего ему со мной ссориться? Совершенно незачем, я ему нужна. Нужна и в качестве представителя чего-то вроде "управляемой оппозиции", и в качестве инструмента, с помощью которого он если что провернет интригу против конкурирующего с ним начальника параллельного управления в администрации президента или еще кого – мало ли врагов у высокопоставленных чиновников. С кремлевским пулом и "государственническими", они же государевы, журналистами он, наверное, тоже будет кокетничать, но здесь я не ревную: это ж как кокетство с женой. Такому человеку понятно, что и жена у него дура, и любовница тоже, но с ними надо как-то жить. И ни от одной из них невозможно избавиться: товарищи не поймут. Еще заподозрят в антидемократических извращениях.

Понимают ли государевы чиновники, что мы тоже их понимаем? Да знают наверняка. Они презирают ручных журналистов и ненавидят журналистов диких. При этом рассказывают – ласково глядя в глаза – представителям диких журналистов о том, как один из известных всей стране репортеров государственного телеканала придумал подложить к трупу Мовсара Бараева бутылку коньяка. Подробности рассказывают, фамилию называют – брезгливо так.

Начинаем тут же говорить о неких неписаных правилах поведения журналистов во время чрезвычайных ситуаций. Соглашаемся, что они должны быть выработаны "снизу", закреплены в виде какой-то хартии, а кто отступит от нее – тому всеобщее порицание и презрение. Тут же спотыкаемся о вопрос: писать ли в хартии, что нельзя подбрасывать убитым террористам бутылки коньяка? Писать ли в хартии, что нельзя в прямом эфире показывать приготовления к штурму, рассказывать о слабых местах в обороне террористов, объявлять кровную месть родственникам террористов? Ведь все это было проделано.

О приготовлении к штурму и о слабых местах рассказали в эфире ОРТ – и что, надо ждать, когда государство вынесет порицание государственному каналу? Кровную месть родственникам террористов объявил у меня в эфире (это телеканал REN-TV) глава отделения "Единой России" по Чечне в первый же день трагедии. Слава Богу, это была запись, я просто не дала это в эфир – имея при этом строгое предписание от аппарата Сергея Ястржембского давать в эфир все, что говорят представители "правильных" партий. Опять же хорошо, что методические рекомендации Минпечати о правилах поведения журналистов при захвате заложников появились значительно позже, чем прояснилась ситуация. Иначе никто бы не стал разговаривать ни с заложниками, ни с террористами, которые звонили, между прочим, в прямой эфир. Придется в следующий раз кидать трубку – что бы они ни хотели сказать. Даже если что-то очень-очень важное – на фиг. У всех лицензии, у всех зарплаты, семьи... Авось как-нибудь без нас в следующий раз рассосется. Получается, что государство хочет от нас именно этого.

Да, многие коллеги в тяжелый для всех момент вели себя, мягко говоря, непрофессионально. Судя по всему, не только они. Не оставляет ощущение, что непрофессионально вели себя милицейские начальники, Сергей Шойгу, который всегда спешит на помощь, вообще куда-то слинял. Много вопросов к депутатам, много вопросов к медикам. Интересно, им-то кто-нибудь что-нибудь сказал, что в следующий – не дай Бог – раз нужно вести себя иначе? Для них кто-нибудь написал инструкцию, что задыхающихся людей нельзя класть на спину? Инструкцию написали для тех, кто об этом может рассказать. Вот именно – "во всех наших ошибках виноваты СМИ, потому что они о них рассказывают".

Нельзя рассказывать правду о Чечне – там ведь не война, там контртеррористическая операция, стало быть, действует инструкция Минпечати. Если вдруг журналиста потребовали к себе террористы, чтобы передать свои требования, нельзя рассказывать, хватает ли заложникам, например, воды или туалетной бумаги. Ну хорошо, это еще хоть как-то можно объяснить. Но вот в ночь штурма, между прочим, на телеканалы звонили государевы чиновники и велели не выходить из эфира, никому не расходиться и ждать штурма. То есть эту информацию раззвонили нескольким тысячам человек. Никто не проболтался – молодцы. А если бы проболтались – кто был бы виноват? Чиновник? Вот уж вряд ли.

Все статьи по теме

Ольга Романова, 05.11.2002


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей