О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Media/Freepress/m.276574.html

новость Голунову предъявлено обвинение в покушении на сбыт наркотиков

08.06.2019
Реклама

97384
Иван Голунов в 71-й ГКБ. Фото: tvrain.ru

Журналиста "Медузы" Ивана Голунова в субботу вечером доставили в Никулинский суд для рассмотрения ходатайства следствия о его аресте. Прямую видеотрансляцию от суда ведет "МБХ медиа". Друзья и коллеги Голунова хлопали и кричали "Свободу!"

Утром журналисту предъявили обвинение в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере (часть 3 статьи 30, пункт "г" части 4 статьи 228.1 УК; от 10 до 20 лет).

В отделе полиции Голунову стало плохо, его отправили в 71-ю горбольницу на обследование. Как писал Чиков, вызванная бригада скорой помощи диагностировала у него сотрясение мозга и подозрение на перелом ребер, однако следователь Евгений Машин в госпитализации отказал. Вторая бригада медиков также настаивала на экстренной госпитализации. Следователь заявил, что поедет в суд ходатайствовать о продлении задержания Голунова до 72 часов и лишь затем его отправят на обследование. В итоге МВД выпустило официальное сообщение об отправке Голунова в больницу.

Позже медики скорой сообщили Интерфаксу, что у Голунова гематома затылка, множественные ссадины груди спереди и сзади, ушиб 10-11-го ребер, подозрение на закрытую черепно-мозговую травму.

В больнице Голунова под конвоем водили по кабинетам, адвокатов к нему не допускали. После обследования его увели через черный ход больницы.

Главный врач 71-й горбольницы Александр Мясников сообщил РИА "Новости", что у Голунова не выявлено серьезных травм. "Его осмотрел травматолог, терапевт, его осмотрел хирург, мы сделали компьютерную томографию головы, взяли на анализ кровь. По имеющимся данным, у нас нет оснований для дальнейшего пребывания его в госпитале, - сказал врач. - Невропатолог тоже не нашел никаких отклонений, которые могли бы судить о сотрясении мозга. Из того, что есть, мы видим ссадину на спине и гематому в области глаза". По словам Мясникова, врачи из-за ссадины ввели Голунову лекарство против столбняка.

48-часовой срок фактического задержания Голунова истек в субботу днем; при этом в протоколе указано время 3:50 утра пятницы, когда полицейские позвонили коллеге Голунова Светлане Рейтер и сообщили о его задержании. По закону Голунова обязаны отпустить по истечении 48 часов, так как суд не продлил ему задержание и не избрал меру пресечения.

Следователь требовал от адвокатов Голунова Дмитрия Джулая и Ольги Динзе дать подписку о неразглашении, те отказались. "Полиция пытается заткнуть единственный источник информации о состоянии Голунова и о перманентных нарушениях его прав", - пишет Чиков.

Ходатайство об аресте поступило в Никулинский суд в субботу днем. У суда с утра дежурили около 300 человек. Нескольких пикетчиков утром задержали. К вечеру группа поддержки увеличилась. Накануне сотни людей провели многочасовую серию одиночных пикетов у здания ГУВД на Петровке.

97387
Фото Юрия Тимофеева

Главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов и глава редсовета "Новой газеты" Дмитрий Муратов написали поручительства за Голунова в качестве зампредседателя ОП Москвы и члена общественного совета при МВД соответственно.

Голунову, задержанному в четверг днем, до утра пятницы не давали связаться со знакомыми и адвокатом, его более суток продержали в наручниках без еды и сна. Адвокат показал фото ссадин на спине Голунова - полицейские волокли его по лестнице и били по голове. В пятницу вечером Mash опубликован первое видео Голунова после задержания.

Голунов рассказал члену московской ОНК Когершын Сагиевой, что допросы, экспертизы и очные ставки закончились через 30 часов после задержания, затем еще 2 часа заняло медосвидетельствование.

В пятницу вечером полицейские согласились отложить дальнейшие следственные действия, чтобы Голунов мог поспать, и передать ему в ИВС еду от родных, сообщила член московской ОНК Ева Меркачева. Снять наручники с Голунова они, однако, отказались, сославшись на УПК. По словам Меркачевой, во время визита ОНК Голунову впервые после задержания разрешили покурить. На ночь журналиста поместили в отдельную камеру с видеонаблюдением.

В субботу утром брат Голунова сообщил "Медузе", что в ИВС у него отказались принять передачу с едой. Журналист опасается, что в тюремную пищу ему могут подмешать наркотики.

В пятницу вечером, перед отправкой в изолятор, у Голунова взяли биологические образцы. "Иван под запись дал согласие на смывы на наркотики. Сотрудники должны сейчас их сделать", - написала Меркачева. Джулай ранее сообщал, что полицейские отказывались брать у Голунова биообразцы. В сообщении ГУВД утверждается, что сразу после задержания Голунов "согласился сдать биологические жидкости, но при этом в присутствии понятых отказался сдать срезы ногтей".

Московское ГУВД в пятницу вечером заявило, что помимо найденных в рюкзаке Голунова 4 граммов метилэфедрона в квартире у него обнаружен кокаин массой 5 грамм. При обыске якобы были изъяты "три пакета и сверток с порошкообразным веществом, а также электронные весы". Первоначально на сайте московского главка полиции были опубликованы фотографии пакетов с химикатами, якобы найденных при обыске. Несколько часов спустя в ГУВД признали, что в квартире Голунова сделана лишь одна из 9 фотографий - "остальные сделаны по другим адресам в рамках проведения оперативных мероприятий и следственных действий по пресечению деятельности группы лиц, занимающихся сбытом наркотиков в Московском регионе, на связь с которой проверяется задержанный". Публикацию этих фото объяснили ошибкой сотрудника полицейского главка.

Коллеги, побывавшие в квартире Голунова после обыска, рассказали, что он проводился выборочно: силовики не стали проверять содержимое шкафов и полок, их также не заинтересовали лежавшие на антресолях мешки с сыпучим веществом (песком).

Сам Голунов заявил, что наркотики ему подбросили.

Руководство "Медузы" уверено, что Голунову мстят за его журналистскую деятельность. В его невиновности убеждены сотни коллег, подписавших открытое письмо с требованием остановить расправу. С обращениями по делу Голунова выступили редакции нескольких СМИ и журналистские организации. Петицию в его защиту подписали полудню субботы более 20 тысяч человек. Пикеты за освобождение Голунова помимо Москвы прошли в Петербурге, Перми, Ярославле и других городах.

Голунов - один из ведущих российских журналистов-расследователей, автор громких публикаций о злоупотреблениях московской мэрии и РПЦ. Его последнее расследование было посвящено московским "черным кредиторам". Голунов рассказывал также об устройстве рынка утилизации мусора в Москве, о недвижимости семьи вице-мэра Петра Бирюкова. Он занимался московским рынком ритуальных услуг и готовил новое расследование на эту тему.

"Мы знаем, что в последние месяцы Ване поступали угрозы; знаем, в связи с каким готовящимся текстом; догадываемся, от кого", - пишут основатели "Медузы" Галина Тимченко и Иван Колпаков.

Иван Голунов, журналист-расследователь
По голове меня ударили после того, как произошел досмотр, когда был обнаружен тот самый пакет. Я стал настаивать, что дальнейшие действия должны проходить только в присутствии адвоката, иначе им придется на экспертизы-допросы меня нести. Сотрудник рассердился и ударил дважды по виску, но не сильно - наверное, это называется "несдержанность". А ушибы груди и спины я получил чуть позже, когда меня все же привели на экспертизу. В медцентре я снова заявил, что считаю происходящие действия незаконными, вцепился в лавочку, а оперативники стали меня отрывать и тащить к выходу. Спускаясь, мы упали, где-то на поручне остались мои часы. После я лежал на асфальте, на моей груди была нога оперативника, чтобы не сбежал. Надо понимать, что я все это время был в наручниках. Стоит сказать, что наручники спереди намного лучше, чем сзади. Также, если ты "ведешь себя хорошо", опера могут их ослабить. А все, что я описываю, думаю, есть на видео, там точно были камеры наблюдения.

...Мне не угрожали, на меня не давили, если не считать того, что не давали никому позвонить. За две недели до случившегося были угрозы. Я хорошо понимаю, что со мной происходит, но нахожусь в нормальном состоянии. Когда адвокат приходит, вообще спокоен. Урывками узнаю о поддержке. Тут главная проблема - никакой связи с внешним миром. Вот вы мне сейчас рассказали про поддержку, и я счастлив. Спасибо всем, для меня это очень важно.

08.06.2019


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей