.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Media/Freepress/m.3159.html

статья Тьма египетская

Евгений Горный, 12.07.2002
Шогди Нагиб Сурур. Каир, 2001. Фото Евгения Горного
Шогди Нагиб Сурур. Каир, 2001. Фото Евгения Горного
Реклама

Шогди Нагиб Сурур, вебмастер крупнейшей египетской газеты Al-Ahram Weekly, в прошлом - один из активных участников Zhurnal.ru, редактор раздела Полит.ру, создатель ряда сетевых проектов, приговорен египетским судом к году тюрьмы за публикацию в Интернете поэмы своего отца.

Поэма Нагиба Сурура "Кусс-Уммият", создававшаяся в конце 1960-х - начале 1970-х, представляет собой острую эмоциональную реакцию на поражение Египта в Шестидневной войне с Израилем и содержит злую сатиру на египетское общество того времени. Она написана на "уличном" арабском в его египетском изводе, с обильным использованием ненормативной лексики и эксплицитно сексуальной образности. Например, про Египет в ней говорится так: "Страна наша - страна разъебаев/Все кому не лень ее ебали/Да глянь хотя бы на карту/Увидишь ее распахнутые ноги".

Поэма стала классическим примером арабского самиздата. Она никогда не публиковалась в печатном виде (хотя и не была официально запрещена), а расходилась по арабскому миру в списках и магнитофонных записях в исполнении автора. Три года назад сын поэта Шогди Нагиб Сурур опубликовал текст поэмы на своем сайте wadada.net. В ноябре прошлого года ему было предъявлено обвинение в распространении "информации, наносящей вред репутации страны" и "аморальных материалов". Полиция провела обыск в его квартире, конфисковала компьютер, сам же Шогди был арестован и провел три дня в камере предварительного заключения. 30 июня текущего года суд приговорил его к году тюрьмы.

Примечательно, что сервер, на котором была опубликована поэма, находится в США, а значит, не подпадает под египетскую юрисдикцию. Кроме того, в Египте до сих пор отсутствуют законы, регулирующие использование Интернета. Наконец, обвинению не удалось доказать причастность Шогди к онлайновой публикации текста одиозной поэмы. Как отмечают эксперты, вынесение приговора Шогди означает по сути, что Египет присоединяется к тем странам, где люди подвергаются судебному преследованию за "недолжное" использование Интернета, - таким, как Саудовская Аравия и Китай.

Обвинение в распространении порнографии применительно к тексту, написанному в жанре политической сатиры, более чем сомнительно. Посылание в известное место или риторическое утверждение сексуальной связи говорящего с матерью собеседника - не порнография, а сквернословие. Должно ли оно быть уголовно наказуемо - вопрос, который каждая культура решает по-своему.

Я не так уж глубоко знаю арабский мир, хотя бывал в Египте и даже останавливался у Шогди в Каире в его квартире на улице Эль Сайеда Зенаб. Помню, однако, что не менее пирамид меня поразило обилие блокпостов на дорогах и людей с автоматами на улицах. Из личных впечатлений и разговоров с представителями египетской интеллигенции я сделал вывод, что в Египте имеет место нечто вроде военной диктатуры - во всяком случае, никак не демократия в любом из известных нам смыслов. Если добавить к этому навязчивую и всепроникающую исламскую пропаганду, то образ страны приобретает отчетливый привкус тоталитаризма. Смешайте в равных пропорциях сталинизм образца 37-го года и католицизм эпохи контрреформации, и вы получите некоторое представление о современном Египте.

Шогди - человек в полном смысле слова маргинальный, то есть живущий на границе культур и миров. Этим он похож на своего отца - признанного поэта, драматурга, актера, имевшего вместе с тем репутацию алкоголика, бродяги и безумца. Любые же "пограничные ситуации" чреваты напряженностью и конфликтами. По замечанию современного исследователя, "маргинальное пробивает бреши в определениях реальности, принятых в данном социуме; не соответствует накопленному предыдущему опыту; не вписывается в привычные типологии; выпадает из "мейнстрима", а значит, частично ускользает из-под социального контроля". С точки зрения власти маргинал всегда опасен, поскольку представляет собой угрозу стабильности, которая составляет основу общества. Однако именно маргиналы составляют авангард общества - нарушая принятые в нем модели восприятия и поведения, они дают начало новым способам видения и новым социальным практикам, которые позволяют обществу развиваться.

Принадлежа к русской культуре с ее правдоискательством и беспечным отношением к последствиям, Шогди повел себя по-русски в арабском контексте. Будучи человеком Сети, провозгласившим падение Вавилона "под всплески волн позитивных начинаний при беспрепятственном обмене информацией в сети Интернет", он повел себя по-хайтековски в среде, где доминируют средневековые ценности. Или - еще иначе: являясь убежденным растаманом, он повел себя как мистик, взыскующий истины, в мире, где торжествует ригидная религия и требуется соблюдение внешних приличий. Исход этого "неадекватного" поведения нам известен.

Дело, конечно, не в порнографии. Речь идет о самозащите системы, которая чувствует себя уязвимой. Отсюда - видные невооруженным глазом паралогизмы, серия подмен: уравнивание сквернословия с порнографией, поэзии - с политикой, отца - с сыном.

Кажется символичным, что первой публикацией Шогди в Интернете был перевод с английского подборки цитат о цензуре, подготовленный им для первого номера Журнала.ру. Там, в частности, была такая цитата: "Отнимите право сказать "ебать", и вы отнимете право сказать "ебать это правительство". В этом же номере была опубликована по-русски "Декларация независимости Киберпространства" Дж. П. Барлоу - текст, который, по признанию Шогди, оказал на его мировоззрение решающее влияние и который он позже перевел на арабский. Киберпространство, мыслимое как "новый дом Сознания" и образец новых социальных практик, основывается на принципе свободы, важнейшим проявлением которой является свобода слова. Но закон, царящий в "мире офлайна", карает тех, кто живет по благодати, поскольку не верит в то, что люди - это сознательные существа, которые могут жить осмысленной жизнью, не нуждаясь в кнуте и прянике. Суд над Шогди - яркое проявление этого конфликта.

Не следует думать, однако, что то, что происходит сейчас в Египте, нас никак не касается. Напомню, что Шогди Нагиб Сурур помимо египетского имеет также и российское гражданство, то есть является нашим соотечественником. Между тем суды над писателями, обвиняемыми в порнографии и подрыве общественной морали, все более популярные у нас, похоже, говорят о том, что и на Россию надвигается тьма египетская.

Граням.Ру удалось связаться с Шогди по ICQ и задать ему несколько вопросов.

Евгений Горный: Шогди, тебя приговорили к году тюрьмы за публикацию в Интернете поэмы твоего отца "Кусс-Уммият". Исполняется ли этот приговор? Из того, что писали в прессе, можно было сделать вывод, что ты уже в заключении. Как обстоят дела на самом деле?

Шогди Нагиб: Приговор был вынесен 6 июля, но меня отпустили под залог в 200 египетских фунтов. Приговор подлежит утверждению в более высокой инстанции. Нужно ждать решения апелляционного суда, слушания состоятся 26 августа.

Е.Г.: До этого времени ты остаешься на свободе?

Ш.Н.: Да, поскольку дело проходит по разряду мелких правонарушений, а не уголовных или военных преступлений. В случае подтверждения приговора апелляционным судом его можно обжаловать еще раз, но это будет сложнее. Кроме того, меня могут взять под стражу прямо в зале суда.

Е.Г.: Можно ли рассчитывать на успех апелляции?

Ш.Н.: Исход дела предугадать невозможно.

Е.Г.: Как ты думаешь - может ли Россия по официальным каналам как-то воздействовать на ситуацию, например, заявить ноту протеста? Ты же гражданин России.

Ш.Н.: Но судят-то меня как египтянина! Я ожидаю тупого приговора, не имеющего отношения к сути дела и к происходящему вокруг. Мол, наша мораль, и не учите нас жить. Я собираюсь обратиться в российское консульство в понедельник. Не особо на них рассчитываю, но хочу по крайней мере поставить в известность.

Е.Г.: Не думал ли ты о том, чтобы уехать из Египта, не дожидаясь решения суда? Например, вернуться в Россию или эмигрировать в Европу? Или ты стал "невыездным"?

Ш.Н.: Я в точности не знаю, каков мой нынешний статус. Чтобы это узнать, нужно попытаться уехать. А мне этого не хотелось бы. У меня же здесь дочь, работа... Разумеется, я не хочу сидеть со сводниками и мелкими хулиганами по делу, как оно представляется публике сейчас. Местная пресса изображает меня развратником и порнографом. Моя цель - превратить это в политический процесс, каковым он и является на самом деле. Бежать не хочу, еще не всю надежду потерял на своих соотечественников - пока...

Е.Г.: Почему поэма твоего отца, написанная 30 лет назад, вызывает такую бурную реакцию сейчас?

Ш.Н.: Потому что это острейшая сатира на египетское общество, которое с тех пор практически не изменилось. "Кусс-Уммият" - это выражение коллективного бессознательного египтян и арабов в целом. Как отец сам говорит в поэме, это историческое свидетельство целой эпохи. Он убедительно просил распространить этот текст как дань справедливости к мертвым, уверяя, что знает о своей скорой смерти. Поэма, написанная грубым, матерным языком, ошеломляет, шокирует, заставляет смеяться и плакать. Это пророческие стихи. Через 11 дней будем отмечать 50-летие Революции (антимонархический переворот 1952 года, совершенный группой офицеров во главе с Насером. - Ред.). В этом историческом контексте поэма обретает особую актуальность. Но сейчас никто в Египте не готов обсуждать эти вещи. Люди просто боятся открыть рот, хотя всем все ясно.

Е.Г.: Смогут ли протесты общественности сыграть роль в решении суда?

Ш.Н.: Решающее слово могла бы сказать египетская интеллигенция, но она в большинстве своем такова, как ее описывает в своей поэме мой отец. Все просят меня сидеть тихо и не выебываться.

Е.Г.: Почему?

Ш.Н.: Мое дело проходит по компетенции "мабахес эль-адааб" - полиция нравов. Она до этого арестовала нескольких геев, которые выставили свои фотографии в Интернете, а вообще занимается проституцией. Во время обыска в ноябре прошлого года, после которого меня арестовали, они искали у меня дома порнографию, которую якобы и нашли в количестве двух видеокассет и нескольких журналов Playboy и Cosmopolitan. Фотографии обложек этих журналов были воспроизведены в передовицах многих газет. Таким образом, обвинение в публикации поэмы было по сути подменено другим. Судят за АДААБ (нравы, мораль), хотя на самом деле это должен быть процесс над АДАБ (литература, великий и могучий арабский язык). Многие в нашем обществе просто не могут защищать поэта, который говорит правду, используя при этом мат и эксплицитно-сексуальную образность.

Е.Г.: Как ты считаешь, если бы подобная поэма, но описывающая русские реалии и использующая соответствующие выразительные средства русского языка, появилась у нас, какова была бы реакция? Другими словами, те вещи, которые происходят сейчас с тобой, определяются исключительно спецификой арабской ментальности или носят более общий характер?

Ш.Н.: Безусловно, арабская специфика в моем деле присутствует. Однако мне кажется, что наступление реакции идет сейчас во всем мире. Начало этому блицкригу положили события 11 сентября. Поэтому мое дело может рассматриваться в глобальном контексте. Думаю, что и в России подобные дела весьма вероятны.

Проекты и тексты Шогди Нагиба:
Что думали о цензуре великие умы (перевод Шогди Нагиба)
Русская Страница Живаго Джа
Meddling in the Affairs of Infinity (Video feedback art)
Растафарай (Обзор сайтов для журнала Inretnet)
Отечество - Вся Африка!
WADADA: Портал разумения. Reasoning portal
Naguib Surur

Интервью с Шогди:
Интер(акти)вью 47: Шогди Нагиб - Русский журнал, 25.12.2001

Пресса о процессе над Шогди:
Ummiyyat Naguib Surur: Censored To Advance Freedoms (Обновляемый список ссылок на комментарии СМИ)
Татьяна Данилова. Невод и т.д. Выпуск 66 - Русский журнал, 11.07.2002
Михаил Визель. Сетевое средневековье - "Известия", 11.07.2002
Халед Дауд (Al Ahram Weekly, Каир). Контроль без границ? - Полит.Ру, 06.07.2002
Контроль без границ: редактор "Полит.Ру" приговорен к году египетской тюрьмы за публикацию в интернете - Полит.Ру, 06.07.2002
Роман Лейбов. Я боюсь - Русский журнал, 05.07.2002
Алексей Ковалев. В Египте сын отвечает за отца и отстаивает свободу слова - Internet.ru, 30.11.2001

Регулирование Интернета в России (досье Граней.Ру)

Евгений Горный, 12.07.2002

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей