.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Media/Freepress/m.51167.html

статья Намедни без свободы слова

Женя Снежкина, 19.11.2003
Коллаж Граней.Ру
Коллаж Граней.Ру
Реклама

Союз журналистов России не мог не вмешаться в конфликт между редактором программы "Намедни" Леонидом Парфеновым и гендиректором НТВ Николаем Сенкевичем из-за сюжета, посвященного книге Елены Трегубовой, в которой откровенно рассказывается о нравах обитателей Кремля. Впрочем, сам г-н Парфенов, кажется, считает конфликт исчерпанным. Но это для Парфенова, а для всего профессионального сообщества история только начинается. Ведь понятно, что если директор федерального канала позволил себе снять сюжет с эфира, то его "передовой опыт" будут перенимать в регионах, что приведет к массовому нарушению прав прессы. Поэтому 17 ноября Союз журналистов направил письмо генеральному прокурору Владимиру Устинову с просьбой рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела против гендиректора телекомпании НТВ Николая Сенкевича. По мнению юристов СЖ, в его действиях содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ст. 144 Уголовного кодекса Российской Федерации. Кроме того, юристы сочли, что своими действиями Сенкевич нарушил часть 5 ст. 29 Конституции РФ, а также ст. 3, ч. 1 ст. 25 в сочетании со ст. 26, ч. 1 ст. 58, ст. 60 Закона РФ "О средствах массовой информации".

За что?

Каково содержание тех законодательных норм, нарушение которых инкриминируется Сенкевичу? Начнем с Основного закона. Часть 5 статьи 29 Конституции РФ содержит очень простую формулировку: "Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается". Далее Уголовный кодекс, в пункте 2 статьи 144 которого написано: "Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, - наказывается исправительными работами на срок до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового".

Наконец, закон "О средствах массовой информации", 25-я и 26-я статьи которого гласят: "Воспрепятствование осуществляемому на законном основании распространению продукции средств массовой информации со стороны граждан, объединений граждан, должностных лиц, предприятий, учреждений, организаций, государственных органов - не допускается". В статье 58 этого закона также указывается, что "ущемление свободы массовой информации... посредством: осуществления цензуры; вмешательства в деятельность и нарушения профессиональной самостоятельности редакции; незаконного прекращения либо приостановления деятельности средства массовой информации... принуждения журналиста к распространению или отказу от распространения информации; нарушения прав журналиста, установленных настоящим Законом, - влечет уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации". А статья 60 определяет, что ответственность наступает и за "воспрепятствование осуществляемому на законном основании распространению продукции средства массовой информации".

Г-н Сенкевич, не являясь непосредственно редактором программы, не имел права отдать приказ о снятии сюжета с эфира и должен нести за это и уголовную, и административную ответственность.

Каковы шансы?

Предложение Союза журналистов привлечь гендиректора НТВ к уголовной ответственности вряд ли найдет понимание в правоохранительных органах. Положительной правоприменительной практики по 144-й статье УК практически нет. Наоборот, известно множество случаев, когда прокуратура отказывала общественным организациям в возбуждении дел по этой статье. Совсем недавний пример – дело о самоуправстве государственного чиновника в Пскове.

28 апреля этого года руководитель комитета по СМИ администрации Псковской области Александр Сотник направил главному редактору одной из районных газет письмо с "просьбой" взять на контроль работу депутата Государственной думы Михаила Кузнецова и в срочном порядке представить отчет о том, где, когда, с кем встречался Кузнецов в районе, какие вопросы при этом обсуждались, кто организовывал встречи и т.д. 4 июня 2003 года Сотник направил тому же адресату еще одно письмо, в котором "просил" его "систематически информировать население района с программой партии "Единая Россия", ее целями и задачами, необходимостью государственного партийного строительства демократической политической системы страны, с деятельностью партии и ее руководителей в районном и областном отделениях партии "Единая Россия".

В подобных обращениях представителя власти юристы Фонда защиты гласности усмотрели состав преступления по п. 2 ст. 144 УК РФ, о чем и написали в прокуратуру Псковской области. Но оттуда им ответили что "умысла на совершение преступления, предусмотренного ч.2 ст. 144 УК Российской Федерации, у Сотника не было". А раз умысла не было, то и дело возбуждено быть не может. Заметим, что в других случаях наличие умысла считается только отягчающим обстоятельством, а в этом случае состав преступления определялся совершенно иначе.

Другой пример. В мае этого года заместитель директора ГТРК "Коми-Пермяцкая" отказался выпускать в эфир оплаченную передачу, в которой население округа информировалось о партии "Либеральная Россия" и ее негативной позиции по вопросу о предстоящем объединении Коми-Пермяцкого автономного округа с Пермской областью. По словам сопредседателя регионального отделения партии "Либеральная Россия" в Коми-Пермяцком автономном округе Валентины Дубровских, на проведенном в ГТРК совещании руководством была дана установка: о предстоящем объединении округа с Пермской областью "давать материалы исключительно положительной направленности". При этом заместитель директора ГТРК сослался на указания сверху, отказавшись сообщить, кто конкретно распорядился ввести цензуру на государственном канале. Уголовное дело в отношении чиновника возбуждено не было.

А вот случаи судебного введения цензуры в отношении одной персоны в одном конкретном СМИ были. Так, в 1998 году в Кировском районном суде Астрахани рассматривалось исковое заявление о защите чести и достоинства директора Госдирекции по охране историко-культурного наследия Валентина Кабацюры к газете "МИГ", в которой критиковалась деятельность чиновника. Суд определил: "Запретить Баширову Н.З. (главному редактору "МИГа") и ЗАО "Концерн "МИГ" печатать в газете "МИГ" статьи, касающиеся Кабацюры Валентина Михайловича". Таких скандальных решений, конечно, единицы, однако иногда отменять их приходится в Верховном суде.

Между тем положительных судебных решений по делам о нарушении закона "О средствах массовой информации" в российской правоприменительной практике, напротив, довольно много. Получается, что гражданский процесс в данном случае выглядит гораздо перспективнее уголовного.

Без героя

Закон РФ "О прокуратуре" гласит, что в обязанность прокурора входит надзор за соблюдением Конституции и исполнением законов, в том числе и руководителями коммерческих организаций, каковой является телекомпания НТВ. При этом не обязательно, чтобы с жалобой на руководителя обратился собственно потерпевший: "проверки исполнения законов проводятся на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором". Кроме того, прокурор может самостоятельно возбудить уголовное дело или производство об административном правонарушении и потребовать привлечь к ответственности людей, нарушивших закон. Таким образом, прокуратура может вести не только уголовные, но и гражданские процессы. А аргументы для такого процесса весомые: Николай Сенкевич очевидным образом нарушил не только Конституцию и несколько статей профильного закона, но еще и 10-ю статью Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Защита могла бы, конечно, заявить, что в сюжете о книге "Байки кремлевского диггера" содержалось покушение на неприкосновенность частной жизни высокопоставленных должностных лиц, в том числе и главы государства. Однако такое соображение следовало бы отвергнуть. Европейский суд по правам человека при рассмотрении подобных дел исходит из того, что люди публичных профессий – политики, артисты, общественные деятели - должны пользоваться меньшей неприкосновенностью, поскольку их частная жизнь может представлять общественный интерес.

Но это все, конечно, мечты – прокуратура у нас сами знаете какая. Так что Союзу журналистов России рассчитывать на защиту прав СМИ с помощью прокуратуры особо не приходится. А потерпевший от цензуры Леонид Парфенов ни заявления о возбуждении уголовного дела, ни гражданского иска подавать не будет, о чем и сообщил.

Итого

Что же мы имеем "в сухом остатке"? Нарушенные права журналистов, которые некому отстаивать. Руководителя телепрограммы, который на себе испытал действие цензуры и не пожелал протестовать. Общественную организацию, которая хотела бы защитить права СМИ, но не имеет для этого подходящего инструмента. И прокуратуру, реакцию которой довольно легко предсказать. Всех этих условий задачки достаточно, чтобы констатировать введение в стране цензуры и отмену конституционного принципа свободы слова.

Женя Снежкина, 19.11.2003


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей