.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Media/m.102032.html

статья Менестрель обороны

Николай Руденский, 15.02.2006
Николай Руденский. Фото Граней.Ру
Николай Руденский. Фото Граней.Ру
Реклама
цитата Дословно

Сергей Иванов

Вынужден констатировать: нынешняя волна антиармейских настроений буквально захлестнула все российское общество. Стремление некоторых, с позволения сказать, "болельщиков за общее дело" сделать себе имя за счет искусственного раздувания скандала зачастую переходит все грани разумного.

Интерфакс, 15.02.2006

Уже не раз было замечено, что Сергей Борисович Иванов слабо разбирается в военном деле. Однако он, видимо, усвоил ходячую мудрость насчет наступления как лучшего вида обороны - и пошел в атаку. С думской трибуны министр пригрозил СМИ, публикующим выступления за бойкот призыва в вооруженные силы, проверками на предмет соответствия Конституции. Это заявление показывает, что правовые познания г-на Иванова не лучше военных. Прежде всего, в Конституции о призыве ничего не говорится: указывается лишь, что "гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом" (статья 54, п.2). Таким образом, агитация против призыва Конституции, строго говоря, не противоречит.

Но даже если бы призывная система была закреплена конституционно, выступления против нее не были бы незаконны. Основной закон (статья 29) провозглашает свободу слова и массовой информации, ограничивая ее лишь запретом на пропаганду вражды либо превосходства на расовой, национальной и религиозной почве. Критика тех или иных положений Конституции, призывы к их отмене законом не возбраняются. Прецедентов таких немало: например, даже ответственные государственные деятели выступают за продление президентских полномочий и никакой каре за это не подвергаются.

Скажут, что в данном случае речь идет не о предложении поправить Конституцию, а о призыве к неисполнению требований закона о воинской обязанности, то есть к гражданскому неповиновению. Но такие призывы также не содержат в себе ничего незаконного. Уголовный кодекс РФ предусматривает наказание лишь за публичные призывы к насильственному (курсив мой. - Н.Р.) изменению конституционного строя (ст. 280). Действующий закон РФ "О средствах массовой информации" (ст. 4) запрещает "использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для осуществления экстремистской деятельности, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости". Список достаточно - быть может, даже слишком - длинный, но призывы к гражданскому неповиновению в него не укладываются.

Министру надо бы думать не о наступлении на СМИ, а об обороне - хотя бы о защите своего ведомства от раздающихся отовсюду обвинений в связи с невиданным разгулом армейской преступности. Совсем недавно г-н Иванов опозорился на весь свет, предположив, что в Челябинском танковом училище, где был искалечен солдат Андрей Сычев, "не произошло ничего серьезного". Теперь он глубокомысленно заявляет: "Армия, как ни тривиально это звучит, - часть всего российского общества, в котором уровень преступности, к сожалению, не только не сокращается, но и растет".

Звучит и впрямь тривиально: такую же нехитрую мысль по поводу так называемой дедовщины высказывал недавно и президент Путин, повторялась она и на вчерашнем заседании думского комитета по обороне. Однако не все тривиальное верно. Армия, конечно, часть общества, но часть особая. Министру обороны полагалось бы знать, что армия отличается - по крайней мере, должна отличаться - от прочих общественных структур (скажем, от молодежных компаний) гораздо большей упорядоченностью, подчиненностью строгим правилам, нормам и приказам, короче говоря, дисциплиной.

Так что попытка г-на Иванова объяснить (если не оправдать) криминализацию армии ростом подростковой преступности говорит лишь о его несоответствии занимаемой должности. Это как если бы хирург, занесший пациенту при операции опасную инфекцию, посетовал на то, что в нашем народе гигиенические навыки, в том числе обычай мыть руки, развиты недостаточно. Или если бы водитель, проехавший на красный свет и вызвавший этим серьезную аварию, стал рассуждать о том, что дальтоников в населении страны не так уж мало. Или если бы президент страны, безобразно нахамивший на пресс-конференции иностранному журналисту, оправдывался тем, что в российском быту правила вежливости соблюдаются вообще крайне редко.

Николай Руденский, 15.02.2006


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей