.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Neuro/Linor/m.4956.html

статья О любви во всю глотку

Роман Волобуев, 21.06.2001
Линда Лавлейс. Фото с сайта www.hottub.co.uk
Линда Лавлейс. Фото с сайта www.hottub.co.uk
Реклама

В конце июня, когда Московский кинофестиваль уже будет подходить к концу, а то и вовсе закончится, в Дании компанией Pussy Power будет выпущен на видео фильм "Констанция" - первая из трех полнометражных порнографических "мужских историй", над которыми сейчас работает один из величайших режиссеров современности Ларс фон Триер. Если это действительно произойдет (а фон Триер пока все обещанное делал), процесс интеграции порно в большое, "настоящее" кино можно будет считать завершенным.

Как всякий революционный процесс, слияние порнографии с фестивальным артхаусным кинематографом имеет длинную предысторию. В его основе - годы подпольной борьбы и судьбы сотен мучеников идеи, чей подвиг бессмертен, а имена в основной своей массе никому ничего не говорят.

Порнография родилась почти одновременно с обычным, пристойным кино, и какое-то время они даже существовали наравне. В эдисоновских кинетоскопах боксерские матчи, обезглавливание Марии Стюарт и легендарный Чихающий Человек спокойно соседствовали с "Поцелуем Сафо", "Тремя лесбиянками" и "Хот-догом". Размежевание началось с появлением публичных кинозалов, когда кино перестали смотреть поодиночке через дырочку автомата. В 1934 году в США появляется первый документ, ограничивающий свободу самовыражения кинематографистов, так называемый "Католический кодекс": отныне запрещено показывать ноги выше колена и женскую грудь. Фильмы, нарушающие "Кодекс", получают "осуждающий" рейтинг и не могут более демонстрироваться в общественных местах.

Именно с этого момента "голубое кино" (эвфемизм для обозначения порно) окончательно становится нелюбимой падчерицей масскульта, бедной Золушкой, которую одевают в обноски и держат в чулане, выпуская только тогда, когда сильно приспичит. Кино движется вперед, порно же вплоть до начала 50-х остается немым, до начала 70-х его продолжают делать по дедовской технологии: снимают на черно-белую 8-миллиметровую пленку и склеивают кольцом, чтоб можно было крутить бесконечно.

В 1954 году Макс Носсек снимает фильм "Райские кущи", в котором мама с малолетней дочкой бегут от жестокого мира в нудистскую колонию. Фильм, разумеется, сразу же запрещают, однако прокатная компания подает в апелляционный суд, который выносит определение о том, что "нудизм как таковой не противоречит здравому смыслу и букве закона". Это послужило сигналом: в течение нескольких лет было выпущено более 150 комедий на нудистскую тематику, самой успешной из которых стал вышедший в 1959 году и собравший миллион долларов "Аморальный мистер Тис" Расса Меера - немой фильм о коммивояжере, обладающем способностью раздевать людей взглядом. Меер становится главным Б-режиссером десятилетия, приводит на большой экран гипертрофированное насилие и женщин с неимоверными по стандартам досиликоновой эпохи буферами. Его фильм "Стерва!" становится главным хитом 1968 года, причем благодаря многочисленным сценам избиения мужчин пользуется особенной популярностью среди женщин (после него Меера возьмут на работу в Fox, но он вскоре вернется в Б-кино и продолжит снимать фильмы с названиями "Суперстерва!", "Мегастерва!", "Долина ультрастерв").

Параллельно мир, а в особенности США, захлестывает волна скандинавской документалистики: наибольшей популярностью пользуются "Сексуальная жизнь Дании" и культовый шведский образовательный фильм "Я любопытная" про девушку Лену, которая хочет знать, откуда берутся дети. Половину этого научпопа, ясное дело, лепят в Америке: порносцены снабжают комментарием социолога или врача, а в финал монтируют первые попавшиеся титры на шведском или датском.

Впрочем, настоящий прорыв случается в начале 70-х, когда порно начинают считать неотъемлемой составляющей прогрессивного взгляда на жизнь. Юная красавица Мэрилин Чемберс, которую вся Америка знает благодаря рекламе стирального порошка, и милая простушка Линда Лавлейс, известная любителям нелегального порно по фильму "Линда и немецкая овчарка", снимаются в "Глубокой глотке", которая становится не только блокбастером (сколько именно фильм собрал, точно неизвестно, поскольку порнокинотеатры тогда работали по большей части с черным налом), но и главным культурным событием 72-го года. Фильм несколько раз запрещают, но суд всякий раз снимает запреты. Помимо порнозалов на нью-йоркской 42-й улице, его начинают крутить респектабельные кинотеатры.

Из Лавлейс с ее щенячьей радостью по поводу и без повода и привычкой демонстрировать свои оральные навыки журналистам (главного редактора журнала Screw, сделавшего первое большое интервью с ней, после такой демонстрации стошнило) начинают лепить ролевую модель, идеальную женщину новой эпохи, но, к счастью, у нее вовремя едет крыша, она перестает раздеваться перед камерой и начинает бороться за права женщины и матери. А вскоре после этого мода на порно вдруг пошла на убыль, интеллектуалы перестали носиться с мыслью заменить Мерил Стрип на Мэрилин Чемберс и называть авторов великой порноновеллы "За зеленой дверью" Арти и Джима Митчеллов коллективным Орсоном Уэллсом 70-х.

В середине 80-х окончательно двинувшаяся Лавлейс выступила в Конгрессе с пламенной речью, требуя придушить гадину порноиндустрии. Софт-порно и эротические сериалы по кабельному телевидению окончательно вытеснили из массового сознания воспоминания о волшебной эпохе беззастенчивой демонстрации орудий любви и способов их применения, а модное в 70-х слово "порношик" давно вышло из употребления.

Форман, воспевший виртуального Ларри Флинта, как известно, не подал руки настоящему. Осима, Бреар, фон Триер и Шеро никогда не скажут спасибо тем, кто подготовил почву для их триумфального пришествия.

Линда Лавлейс работает в отделе техподдержки компьютерной компании и в той же компании - ночной уборщицей на полставки. Джим Митчелл в 91-м году застрелил Арти Митчелла и сел на 20 лет в тюрьму. Духовная наследница Расса Меера Лоло Феррари умерла в собственной постели от того, что искусственные груди весом около 3 кг каждая проломили ей грудную клетку. Никто не забыт, ничто не забыто.

Роман Волобуев, 21.06.2001

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей