.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Neuro/Linor/m.4957.html

статья 20 сантиметров в диафрагму

Мария Кувшинова, 21.06.2001
Реклама

Никто не умеет так хорошо заметать следы, как режиссеры, снимающие порнографию. Там, где еще неделю назад была самодеятельная киностудия, сегодня уже может быть совсем другая организация. Единственный человек, который согласился ответить на наши вопросы, недавно перестал снимать порнографию по причинам, о которых он и рассказал в своем интервью, состоявшемся в половине первого ночи по телефону.

Мария Кувшинова: Кто может сняться в порнофильме? Какие основные требования к актерам?

NN: Сняться могут все кто угодно, нужны лишь соответствующие внешние данные. Человек должен хорошо смотреться в кадре. Что касается мужчин, то нужно, чтобы член у них был не короче 20 сантиметров, - если он меньше, это видно сразу же и для порно не подходит. Поскольку в нашей стране нет индустрии порно, большая часть женщин - проститутки. Даже те, кто в принципе не хочет быть проституткой, но снимается в порно, так или иначе связаны с этой сферой. Для них это разовый и не очень большой заработок. С мужчинами проще - желающие всегда есть, у многих участие в порно вызывает интерес. Мужчины чаще всего делают это не ради денег. У нас не существует этого пласта - порноактеров. В фильмах снимаются люди с денежными проблемами - просто так никто светиться не хочет. Это на Западе можно в этой сфере делать карьеру.

M.К.: Есть ли у русского порнорежиссера какие-нибудь внутренние запреты, чего нельзя снимать в порно?

NN: Нормальные люди не должны снимать фильмы с детьми. Это исключено. На зоофилию у меня были заказы, но это сложно. Для животных нужны дрессировщики. К садомазо в разных странах относятся по-разному, в Англии, например, оно запрещено. А в России на садомазохизм спрос невысок, так что чаще всего снимают обычный секс.

M.К.: Какие порнофильмы пользуются успехом у нашего зрителя?

NN: Народу нужно просто что-то русское. Когда была "Горбушка", там был целый ряд. У каждого продавца возникала клиентура, которая покупала то, что им нравилось. Каждая студия снимает в своем стиле, соответственно у нее свои покупатели.

M.К.: На кого рассчитаны ваши фильмы?

NN: Сам я люблю порнографию. Мне она интересна с точки зрения новшеств. У известных, дорогих режиссеров (Майкл Нин, Эндрю Блейк) бывают дорогие фишки; я смотрю, как работают актеры, как они выглядят. Существуют и другие люди, коллекционеры, которые собирают разную порнографию. Скорее всего это люди небедные - кассеты ведь дорого стоят.

M.К.: Выгодно ли снимать и сниматься в порно?

NN: У нас в стране - нет. В Петербурге есть известный режиссер, который воюет с властями и ни от кого свой вид заработка не скрывает. Он, может быть, что-то продает. Мы денег не зарабатывали, но затратная часть окупалась. А потом, стоит тебе снять фильм, как его тут же отпиратят и продают на всех углах. Какие тут доходы?

M.К.: Зачем же тогда вообще снимать порно?

NN: Лет 5-6 назад, когда все это начиналось, было интересно. Первопроходцы снимали свои семейные дела. Приезжали западные покупатели, можно было сделать имя. Был кураж. Потом начался качественный отбор, в этой сфере появились кинопрофессионалы. Недавно человека поймали в районе Белорусского вокзала - он профессионально снимал на бетакам, устраивал кастинги. Продавал то ли шведам, то ли датчанам. Операторы у него были из киношной среды. В свое время он заработал большие деньги на том, что покупал за границей порнографию, перемонтировал ее, вырезал всю порнографию (то есть все сцены, где есть вхождение) и продавал без всяких проблем как эротику. Это было безумно выгодно. Фильм стоил 15 тысяч долларов, а прибыль была тысяч 100. Но потом народ накушался, стал требовать, чтобы "было все видно". На доходы от этого бизнеса он и организовал студию. Но теперь человек остался у разбитого корыта, у него все отняли. Так что те, у кого за спиной нет серьезных людей, сейчас порно не снимают. Может быть, есть отдельные энтузиасты, но это исключительные случаи.

M.К.: Те, кто снимает порно в нашей стране, делают это для продажи на Запад или для России?

NN: Сейчас иностранцам выгоднее снимать порно в Венгрии, в Чехии. Есть у нас студии, которые осуществляют кастинг для западных студий. Западу мы в этом отношении не нужны. Чтобы получилось красиво, нужны визажисты, антураж. В России все на уровне самодеятельности: сняли трусы - и понеслось. Были те, кто снимал качественно, - своеобразные звезды, некоторые из них уехали на Запад. Я в свое время продавал фильмы на немецкий рынок - в Германии очень много русских. Провозили контрабандой по 5-6 тысяч кассет тиража.

M.К.: Прорабатывают ли сценарии для русского порно?

NN: Поначалу мы сценарии писали. А потом поняли, что это не нужно. Просто нужны новые лица. И стали снимать как есть.

M.К.: Вы не боялись снимать порно?

NN: Боялись. Когда начали шерстить, все сразу на дно попадали. Повторюсь, если нет солидной поддержки, то тебе снимать порно просто не дадут.

M.К.: Порнорежиссеры имеют возможность самовыражаться в творчестве?

NN: Крутые - вроде Эндрю Блейка - самовыражаются. А у нас все упирается в бюджет. В наших условиях это нереально.

M.К.: Есть ли будущее у жанра в нашей стране?

NN: Есть - в случае если начнется реальная легализация. Рынок-то огромный. В свое время соответствующий закон был едва не принят. Существует порнографическое лобби, в которое входит в том числе человек, владеющий в нашей стране сетью секс-шопов. Ведь если порно будет легализовано, оно будет продаваться в специальных местах, скорее всего в тех же секс-шопах. Так что это лобби подготовило законопроект. Но начались с Ельциным проблемы - и все это заглохло.

Мария Кувшинова, 21.06.2001

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей