О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Religion/m.119166.html

статья Воцерковленная Россия

Андрей Колесников, 12.03.2007
Андрей Колесников. Фото с сайта rg.ru
Андрей Колесников. Фото с сайта rg.ru
Реклама

Все, что было отсоединено от государства просто в силу устройства политической демократии и рыночной экономики, присоединяется к нему обратно. Отбившаяся от рук экономика собирается обратно в государственные монополии. Политику спрессовывают до консистенции двух партий власти. Мастера культуры снова назубок знают, с кем они. Писатели и те на встрече с президентом просят отца нации взять их под свое крыло, обласкать, дать денег и литфондовских дач.

Что уж в этой ситуации говорить о церкви, которую и так-то государство уже научилось использовать в своих специфических целях? XI Всемирный русский народный собор (ВРНС), прошедший на днях в Москве, продвинул Русскую православную церковь (РПЦ) еще на несколько шагов по пути сближения с государством и монополизации и национализации душ.

Речь не только о том, что фактически ВРНС подготовил почву для очередного витка дискуссии по поводу преподавания основ православной культуры вместо истории мировых религий. Преподавание это и так ведется в ряде областей, преподаватели будут готовиться, в частности, в Тверском государственном (!) университете. РПЦ претендует на власть над душами граждан, поддержанную государством, на всей "канонической территории" своего влияния. И, судя по всему, претендует не без надежды на успех: воцерковление государства и оправославливание общества поддерживаются на самом верху, имеют сановных лоббистов, вписываются идеальным образом в концепцию "суверенной демократии" и доктрину борьбы с инородцами, иностранными продавцами и прочими неполиткорректными грузинами.

Среди участников Собора можно было обнаружить немало персонажей-символов, соединяющих старую националистическую традицию с новаторской. Чего стоит одно только соседство на заседаниях классика русского национализма, бывшего директора издательства "Молодая гвардия" Валерия Ганичева с Михаилом Леонтьевым, несущим в массы свет новых мутных установок на суверенитет и отказ от низкопоклонства перед Западом!

Но, разумеется, подлинным идеологом православно-националистической ветви учения суверенной демократии является митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Вот что он, в частности, сказал в ходе своего программного выступления: "Радует, что в последнее время в нашем обществе появились многие серьезные попытки осмыслить самобытность России через призму ее духовно-исторической традиции. К их числу можно отнести идеи суверенной демократии, реального суверенитета, русского проекта, переосмысление понятия империи".

Граф Уваров порадовался бы: православие - это Кирилл, самодержавие - Владислав Сурков, народность - Иван Демидов. Хоть сейчас эту русскую птицу-тройку - в избирательный бюллетень. И голосовать, голосовать, голосовать!

Базовая идея Кирилла: никакая модернизация (а он горой стоит за модернизацию) невозможна без учета духовно-нравственных традиций народа. Отсюда и неудачи петровских и гайдаровских реформ. К тому же модернизации неизменно оборачивались вестернизацией (странная закономерность, может быть, в этом что-то есть?). Митрополиту гораздо ближе по духу сталинская модернизация: советский строй, считает Кирилл, просуществовал 70 лет "только потому, что на русской почве марксизм переродился и включил в себя ценности русской культуры".

Интересно, что это за ценности такие? Ценности подневольного труда, взаимного доносительства, цензурирования всего сколько-нибудь живого, тотальной власти тайной полиции? Ценности политического православия, основанного на антисемитизме и презрении к инородцам вообще? Ценности ГУЛага, наконец, на котором покоилась модернизация советского типа?

Вся духовно-нравственная традиция политического православия почему-то в результате сводится к тому, чтобы получить из рук государства монополию на преподавание в школах только одной версии одной мировой религии. А заодно - к разбазариванию стабфонда: "У нас нет будущего, - говорится в итоговом соборном слове, - если нефтяные и газовые деньги не будут использованы именно сегодня для того, чтобы совершить социальный и экономической прорыв". В этой логике достается и непатриотичному правительству, хранящему деньги в бумагах мировой масонской закулисы: "Правительство пока не дает понятного ответа на вопрос, почему сегодня средства стабилизационного фонда находятся за рубежом... В итоге возникает угроза экономического шантажа и потери суверенитета страны".

Словом, РПЦ уже напрямую вмешивается не только в образовательную, но и экономическую политику - в дополнение к людским душам требует еще и денег. Конечно, не себе (это работа олигархов, нуждающихся в финансово выраженном покаянии), а бедным. Чтобы эти деньги сгорели в топке инфляции и ударили с новой силой по тем же самым бедным, о которых печется официальная церковь.

Письмо епископа Диомида, которое взбудоражило православный официоз, конечно, весьма специфический документ. Но вот в чем прав епископ, так это в том, что церковь чрезмерно сблизилась с государством. До такой степени, что невозможно различить: это государство использует РПЦ в своих идеологических играх или РПЦ - государство.

Или в стране суверенной демократии государство и церковь делают это хотя и в противоречии с Конституцией, но ко взаимному удовольствию?

Андрей Колесников, 12.03.2007


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей