.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Science/m.110374.html

статья Гармоника для алгебры

Максим Борисов, 26.08.2006
Максим Борисов
Максим Борисов
Реклама
.

Жизнь новостей из научных сфер в общем новостном потоке отличается изрядным своеобразием. Начнем с того, что "настоящих", "стопроцентных", "полностью законных" научных новостей практически не бывает.

Передний край научных знаний настолько далеко ушел от понимания обычных людей, что массовый читатель просто не способен воспринять суть настоящего открытия или новаторской разработки. Особенно это касается математики. Хуже того: понять все до конца обычно не может и профессиональный журналист, даже получивший когда-то научное образование. В лучшем случае он может специализироваться в какой-то достаточно широкой области: астрофизика, молекулярная биология... Но в наше время даже соседи по лабораториям порой не могут понять сути исследований, проводимых совсем рядом, что же говорить об эрудиции вынужденных универсалов-журналистов...

Обычно на помощь журналистам и читателям приходят сами ученые (из тех, что обладают живым воображением и не стесняются "идти в народ") либо наиболее "продвинутые" и вдумчивые популяризаторы, которые изобретают элементы специального языка - набор метафор, этакую искусственную прослойку между наукой "настоящей" и "игрушечной" - для людей со стороны (а то и для потенциальных инвесторов и грантодателей).

Зачастую этот условный язык начинает жить своей жизнью, отчасти заменяя собой язык подлинный, проникая в те сферы, куда его уже совсем не просят - в школьные и студенческие аудитории.

Так появляются "вращающиеся" вокруг атомов или "вокруг своей оси", "сталкивающиеся" между собой "упругие" электрончики, введенные когда-то для наглядности... "траектории" элементарных частиц и прочие устойчивые умозрительные конструкции, которыми так любят вдохновляться "альтернативщики", создающие свои собственные убогие доморощенные "теории" (возможно, в ближайшее время будет создан новый язык, более корректно обращающийся с общепринятыми понятиями, более адекватно передающий суть научных работ, будут говорить о распределении плотности вероятности тех или иных событий в микромире... но он потребует и несколько более подготовленной аудитории).

Такое положение вещей позволяет хоть что-то доносить до широкой - и искренне любопытствующей - аудитории, вызывать интерес к науке у школьников и уважение у их родителей. Некоторым областям повезло больше (про звезды, динозавров или загадки вымерших цивилизаций читать почти все любят), другим - меньше (новости из вполне "горячих" областей - нанотехнологии, создание квантовых компьютеров - идут так себе).

Помимо лихих прогнозов и красивых метафор читающей публике подавай скандалы. Часто ажиотаж нагнетается совершенно искусственным путем - как в случае с нынешним голосованием по "планетному" статусу Плутона. Заранее появляются различные версии, "утечки" информации. Как о совершенно решенном деле говорится о тех предметах, решение по которым еще реально не принято.

Иногда благодаря "счастливой случайности" скандал рождается как бы сам собой. Разве вызвало бы столько шума в прессе награждение Григория Перельмана премией, если бы он не "кочевряжился", а, как всякий нормальный человек, откликнулся бы на приглашение, поехал, получил бы, что там у них причитается? Разве мечтали бы поймать его журналисты, если бы он раздавал интервью направо и налево? Вспомните, кого там наградили подобной премией четыре года назад и много ли было шума. А все ли сейчас (когда еще новость горяча) помнят фамилию другого российского математика, получившего такую же премию (и, видимо, не за просто так получившего)?

Еще одна недавняя сенсация -это "исчезновение доказательства присутствия американцев на Луне", то есть оригинальных записей их высадки. Что объединяет все эти три темы, весьма популярные у читателей и, следовательно, вызывающие бурную журналистскую деятельность? То, что это вовсе и не новости. Подлинная суть всех этих новостей осталась в прошлом.

Перельман опубликовал свое доказательство в 2002 году, проверка его выкладок была проведена также не вчера, но ранее все это столь уж очевидным информационным поводом не считалось (впрочем, оно и правильно: "доказательств" и до Перельмана скопилось предостаточно, даже специалисты в момент публикации его препринтов не могли однозначно оценить роль Перельмана в истории науки).

Американцы на Луне высадились в конце 1960-х. Пленки потерялись (и скорее всего пришли в полную негодность) много лет назад, разыскивать их тоже принялись не вчера. Причем информация обо всем этом закрытой не была, но почему-то до определенного момента все это инфоповодом не являлось, не было интереса.

Ну а Плутон с Церерой вообще открыты были черт-те когда, и от того, лишат ли Плутон звания планеты, приобретет ли подобный статус Церера, физически с ними ровным счетом ничего не случится. Даже "Новые горизонты" с Плутона уже не отзовут. Даже учебники не станут изымать и переписывать. Более того, каждый планетолог, редактор, педагог вправе излагать на этот скользкий предмет свою собственную точку зрения, это и до голосования не запрещено было.

Настоящим инфоповодом (а они вообще-то случаются, да-да!) стала год назад публикация информационного сообщения от группы Брауна об открытии в Солнечной системе небесного тела, величиной превосходящего Плутон. Необычным было то, что эта информация не сопровождалась нормальной научной статьей, "как положено". Потом все равно - проверки, перепроверки (по крайней мере, уточнение размеров с помощью другой техники; кстати, в ходе дальнейших исследований выяснилось, что новый объект действительно обогнал Плутон по величине, но не в полтора раза, а совсем чуть-чуть), до тех пор, пока в подлинности сенсации не останется сомнений. Как все это отличается от падения самолета, убийства политического лидера или взрыва на рынке, сообщения о которых тоже первоначально противоречивы, но окончательные подтверждения приходят в тот же день!

А настоящая научная новость проходит через несколько этапов, и момент самого открытия в прессе, разумеется, не освещается. О нем знают только сами первооткрыватели и их немногочисленные коллеги. (Исключением может быть какой-нибудь запланированный и широко разрекламированный научный эксперимент: столкновение с кометой, Луной, пролет или посадка на неисследованное небесное тело ("Гюйгенс" на Титане, например); но и тут максимум, что можно предъявить нетерпеливому читателю, - это сам факт плюс мутные фотографии.) Подходящим инфоповодом может стать выход научной статьи или хотя бы доклад на представительной конференции. Однако и тут грозит известное "размытие": сейчас, как правило, выходу статьи в авторитетном журнале предшествует более оперативная электронная публикация (например, на том же arXiv.org). Напомним, что в случае Перельмана такие электронные препринты не предшествовали, а фактически заменяли собой "нормальную" научную публикацию (которую, собственно, и готов "засчитать" институт Клэя, обещавший выдать за решение миллион долларов).

Сама по себе публикация вряд ли даст старт шумихе в прессе (если это, конечно, не что-то совсем уж экстраординарное). Обычно журналистам для работы требуются хотя бы пресс-релизы, которые пишут специальные службы в западных университетах (а у нас в России их, как правило, не пишет вообще никто - у нас свой путь). Только самым серьезным журналистам (либо тем из них, что "по совместительству" продолжают заниматься наукой) достаточно оригинальной публикации и своих собственных знаний.

Далее идет проверка... Как ни анекдотично это звучит, процесс публикации (с рецензированием) многих теоретических статей (особенно в математике) теперь занимает годы. И даже после этого нет полной уверенности, что рецензенты не пропустили какой-нибудь ошибки в цепочке рассуждений. У экспериментаторов тоже не все так безоблачно. Казалось бы, если эффект зарегистрирован - это уже факт. Но в процесс постановки эксперимента могли вкрасться какие-то погрешности (в том числе и систематические), могла оказаться совершенно неправильной трактовка результатов и т.д. (в этом смысле не следует на сто процентов доверять заголовкам типа "Окончательно доказано существование темной материи" или "черных дыр"). Наконец, экспериментаторы - тоже люди, и не все они безгрешны и бесстрастны: вспомним скандальные истории с отзывом заявлений об открытии новых химических элементов или сфальсифицированные экспериментальные достижения биотехнологов из Южной Кореи. А также странные истории с "открытием пузырькового термояда".

Какие научные новости можно считать "безусловными"? Запуск космического корабля, падение спутника... посадка на иную планету... изготовление нового научного инструмента... Но все эти события лишь предшествуют новым открытиям и по сути своей являются новостями технологий.

Недоумевающий читатель может задаться вопросом: а зачем в таком случае вообще нужны научные новости? Может быть, достаточно просто подбирать ежедневно какую-нибудь тему, одинаково интересующую как читателя, так и журналиста, и не обращать большого внимания на текущие события, суть которых все равно адекватно передать не удается? На этот вопрос ответ очень простой: людей всегда интересует самое-самое... В этом смысле интерес к "самым свежим" новостям все равно неистребим, читать в первую очередь будут именно их, поэтому игра продолжается.

Максим Борисов, 26.08.2006


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей