О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Xenophobia/all-entries/56.html

Ксенофобия

В блогах


:

Валентин Катасонов, экономист, профессор МГИМО

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 07.02.2019

26

Если мне не изменяет память, Липсиц (автор учебника экономики для старших классов. - Ред.) был одним из грантоедов, который получал гранты по линии фонда Сороса. Поэтому первый вопрос, который возникает, - по какому принципу отбираются авторы учебников? Почему автор Липсиц, а не Иванов, Петров или Сидоров, или даже Катасонов? Это кулуарные игры. Понятно, что Игорь Липсиц - представитель махрового экономического либерализма.

...Сейчас работает конвейер так называемого экономического образования, который зомбирует нашу молодежь... Фактически через экономическое образование формируется поколение янычар, формируется поколение людей, которые отлучаются от нашей культуры, от нашего православия, от нашей истории...

...Я даже поинтересовался, что преподается в духовных учебных заведениях Российской Федерации - в семинариях, в духовных академиях. К сожалению, программы все те же. Это программы, которые составлены по клише, по меркам западной экономической науки, которая, еще раз повторяю, на самом деле своими корнями уходят в идеологию талмудического иудаизма.

Ссылка


Сергей Лукьяненко, писатель-фантаст

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 28.01.2019

26

Телефонные террористы взялись за Сибирь. В Новосибирске массово эвакуируют больницы, офисы, магазины... Мы все знаем, откуда звонят эти не-братья. Этого могут не говорить в СМИ - но все и так это знают. С территории одного соседнего как-бы-государства.

И что в такой ситуации делать?

Вот я придумал три нереальных варианта.

Первый - абсолютно нереальный.

1. Сообщить в полицию сопредельного как-бы-государства, и там телефонных террористов накажут.

Ха-ха три раза.

Второй - тоже нереальный, мы это делаем только в фантазиях западной прессы.

2. Отправить с экскурсией на сопредельные территории вежливых ребят, которые усовестят подонков.

И третий - почти реальный, но противный.

3. Устроить волну ответного телефонного "минирования", что заставит соседей одуматься.

Подчеркну - более-менее реален только третий вариант. Но мы, к счастью, не они. Мы не обстреливаем мирные города и не выгоняем лежачих больных на мороз.

Ссылка


Ошибка гражданина Быкова

Vip Павел Проценко (в блоге Свободное место) 22.01.2019

442

Клубные чтения, состоявшиеся в конце прошлого года в питерском отеле "Гельвеций", в середине января отозвались приступом коллективного бешенства на главном телеканале страны.

Давний и небескорыстный пропагандист советского завтра, лауреат многих отечественных литературных премий Дмитрий Быков в балагурной беседе с редактором журнала "Дилетант" Виталием Дымарским, как всегда, изощренно славил СССР. Потом многие в соцсетях посчитали, что литератор был выпивши. Но дело в том, что ностальгия Быкова по коммунистической утопии давно опьянила его чувства. Пытаясь угодить всем, он запутался в риторике и, затронув священные темы нынешнего политического патриотизма, оказался под шквалом обвинений в прославлении нацизма.

Могучий военспец Игорь Коротченко в передаче "60 минут" криком звал генерального прокурора заняться изучением "преступления", совершенного на "чтениях".

Быков воспевает СССР слишком изощренно. Тогда как генерация новых политических патриотов, мобилизованных верхами после 2014 года, требует мрачной идеологической узости, советской простоты сталинского розлива. Для них Быков - конкурент по распилу выгод и благоприобретений от советского наследия.

Между тем разговор в "Гельвеции" начался банально - с тонких шуток по поводу Шолохова. Быков утверждал, что редакция заказала ему статью о "Поднятой целине", тогда как на самом деле - о "Тихом Доне". Об этом романе Быков регулярно пишет и высказывается самым восторженным образом (в том же "Дилетанте" 7 лет назад). За много лет выработался у него такой разухабистый канон во славу романиста из станицы Вешенской, с множеством аллюзий и своеобразной диалектикой. Шолохову Быков неизменно поет аллилуйю, но имена его известных критиков перечисляет самым почтительным образом.

Шутейный разговор во славу "Тихого Дона" перескочил с подачи кого-то из питерских слушателей на тему Гражданской войны в России, и тут всплыло имя Власова.

По Быкову, "самое страшное" в России - междоусобная война, не прекращающаяся столетиями. "Я скажу вам самую страшную вещь и попрошу вас всех ее забыть. И очень надеюсь, что то, что я сейчас говорю, не покинет пределов этого зала, - разжигал он публику. - Первая книга, которая выйдет в серии ЖЗЛ в результате новой перестройки, будет биография генерала Власова".

Теперь Быкова почем зря обвиняют в том, что он пишет биографию генерала-предателя. Он заявил лишь, что при новой российской оттепели снова станет возможным обсуждать феномен власовского движения и тогда он станет автором биографии того, чье имя носит это движение. И не факт, что он создаст панегирик.

Дмитрий Львович знает, что есть фальшивый патриотизм, который способен превратить святые понятия в прах. Он знает и то, что миллионы крестьян, загнанных в колхозы, ограбленных, лишенных религиозных святынь, потерявших родных, угнанных в лагеря или умерших в искусственно созданных голодоморах, готовы были обратить оружие не только против Гитлера, но и против Сталина. Попав в плен в начале войны, они уже были обречены: родина в лице "верховного" заранее отреклась от них. И похожи они были на брошенных обезумевших коней, рыщущих в поле. Яркий этот образ, созданный пером Солженицына, вмещает в себя многие грани национальной трагедии времен Второй мировой войны, когда огромные области страны оказались под сапогом поработителей. Когда сотни тысяч молодых мужчин, попавших в плен, оказались не нужны собственным властителям. Когда 70 миллионов бывших советских граждан должны были вырабатывать личное отношение и к идеологии и практике нацизма, и к идеологии и практике советского коммунизма (ведь от последнего они избавились невольно).

Но одно дело заниматься интеллектуальной эквилибристикой в разговоре о "Тихом Доне", а другое - касаться темы немецкой оккупации, столкновения двух идеологических и военно-политических систем, в тиски между которыми попал обычный человек. Быкову в данном вопросе не удалось пройти между Сциллой и Харибдой. Можно быть уверенным, что он хотел восславить силу советской власти, сокрушившей гитлеризм, но не сумел передать всех смысловых нюансов. И даже не смог пройти минное поле еврейского вопроса.

То место из его речи, где вопрос этот всплывает, показывает его беспомощность как пропагандиста. Он хотел показать себя умелым агитатором, которому подвластны больные вопросы отечественной истории. Комиссаром, способным их истолковывать в нужном для очередной правящей партии смысле. Однако хамелеонство не всегда приносит нужный результат.

Пассаж Быкова о тех, "кто собирался жить в свободной России, освобожденной гитлеровцами", - это недвусмысленное отмежевание от бывших советских людей, которые на оккупированных территориях захотели свободы от идеологий. Лауреат многих литературных премий не справился с подтекстом живой истории. Советские люди под властью Третьего Рейха свободными не стали. Свободными они становились только тогда, когда сопротивлялись любому человеконенавистничеству.

Быков "абсолютно уверен, что Гитлер бы добился той или иной, но все-таки популярности в России, если бы истребление евреев... не было его главной задачей". Вот что, к примеру, вспоминал киевский священник Алексей Глаголев, спасавший во время оккупации евреев, русских и украинцев. 28 сентября 1941 года, накануне массовых казней в Бабьем Яру, он обратился к городскому голове, профессору А.П. Оглоблину, с просьбой помочь еврейке Изабелле Миркиной и ее малолетней дочери. Но "бледный и растерянный" Оглоблин отказался, заявив, что ничего не может сделать. Он был типичным трусом и "умыл руки". Так что подобные Оглоблину русские и украинцы вполне соглашались принять "счастье" из рук коричневых палачей.

Алексей Глаголев, ныне причисленный в Израиле к "праведникам мира", подчеркивал, что вслед за евреями Украины пострадало русское и украинское население оккупированных городов и сел. Сплошь и рядом за малейший намек на неподчинение карательные отряды устраивали в деревнях показательные казни, заживо сжигали взрослых и детей. Именно поэтому у оккупантов вскоре запылала земля под ногами.

В ситуации ада на земле люди становились свободными, когда вели себя человечно и жертвенно. И во время бесчинств, творимых гитлеровцами, и во время разгула сталинских опричников.

В год "болотной революции" Быков сумел, тоскуя по советскому прошлому, записаться в "оппозицию". В то же время изображения этого оппозиционера на огромных рекламных баннерах висели в московском метро, на улицах столицы. Смотрелось это анекдотично, но в эпоху иллюзионизма воспринималось общественностью как нечто естественное.

А нынче военспец на ТВ называет его "гражданином Быковым", якобы прославившим нацизм и тем нарушившим Уголовный кодекс. Так редактор "Национальной обороны" интерпретировал привычную для Быкова словесную эквилибристику. Не разобравшись, что он свой в доску. Они что, эти телевизионные Игори Коротченко, Евгении Поповы, Ольги Скабеевы, Дмитрии Киселевы и прочая, не понимают, что поэт всего лишь хотел советские ценности утвердить наиболее виртуозным способом? Да нет, прекрасно понимают - об этом говорит тот факт, что другого "оппозиционера" и старого поклонника СССР (с генералом Макашовым в придачу), журналиста Олега Кашина, привлекли в качестве эксперта при обсуждении грехопадения Быкова. Кашин сейчас живет в Лондоне, отбросил маску демократа и активно поддерживает все, что исходит от партии власти. Но в передаче "60 минут" он заступился за право Быкова высказываться по любому поводу, за право высказывать разные взгляды при обсуждении проблем истории и общества. Это не показалось ведущим преступным. Кашину позволено - не потому, что у него есть право на разномыслие с господствующим мировоззрением. А потому что ему на текущий момент следует реабилитировать себя перед лицом либералов (как выразилась Скабеева). Для общей пользы дела.

А вот Быкова для той же пользы нужно публично сечь. Чтобы другим неповадно было, чтобы Уголовный кодекс РФ висел над головами обывателей вполне реальной угрозой. И еще потому, что любовь к СССР отныне не повод для ее сентиментальной эксплуатации ловкими литераторами. Любовь к СССР теперь может служить только по прямому назначению - для утверждения единственно правильной идеологии.


Валерий Коровин, директор Центра геополитических экспертиз

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 12.01.2019

26

Если кто-то думает, что Мексика - это суверенное государство с собственной структурой власти, законами, экономикой, армией и полицией, то он просто наивен. Мексика - это место, где американцы реализуют свои самые грязные и порочные замыслы, где разворачивается темная сторона Америки со всеми ее недостатками, издержками, несовершенством и разложением. Если США - это фасад, то Мексика - это кухня, кладовая, бордель и уборная, наркопритон и место, где американцам позволено все. Вот из этого "замечательного" места, превращенного стараниями янки в злачный притон, время от времени что-то переползает и на территорию парадных, цивильных и с виду законопослушных и демократичных США, нарушая внешнюю идиллию.

Теперь те, кого десятилетиями эксплуатировали заезжие хозяева жизни, двинулись за этими благами "цивилизации" туда, откуда они и происходят, чтобы взять их из первоисточника. Мексиканцы считают, что не меньше афроамериканцев заслужили свое право - через унижение и эксплуатацию - прийти в этот мир благополучия, чтобы получить свою долю.

И дело даже не в том, много их или мало, а в том, что этих людей научили презирать закон, им привили пренебрежение к собственной жизни, как и к чужой, им показали, что деньги надо доставать легко и тратить небрежно. Мексиканцы бесстрашны, отвязаны и им нечего терять... Мексиканцы - это коллективная идентичность традиционного народа против рыхлой, размытой гражданской массы "коренных" американцев. Это энергия жизни, страстные, пассионарные люди против американских телемасс, дрейфующих от человека в сторону клонов и киборгов.

Пока у нас есть чем их остановить, пытается объяснить Трамп, это надо сделать, иначе они камня на камне не оставят от того порядка и комфорта, который мы сотворили, эксплуатируя остальное человечество.

Ссылка


Екатерина Андреева, телеведущая

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 26.12.2018

26

95934
Фото: instagram.com/ekaterinaandreeva_official

Я четко согласна (с Алексеем Навальным. - Ред.) по поводу мигрантов. Что миграция должна быть цивилизованной... Я считаю, что это попытка упорядочить реально серьезно миграционную политику и возможность не получать новые вирусы. Потому что приезжают эти люди, они никем не проверены, они не привиты. У них совершенно другая степень иммунной системы. То, от чего они не болеют, здесь люди могут заболеть.

Я знаю истории, когда, врачи сами мне рассказывали, приезжают нелегальные мигранты, привозят женщину, которая должна родить, оставляют ее на пороге больницы. Врачи не могут отказать, потому что они должны ее взять, а потом весь роддом дезинфицируют от разных страшных болезней, которые могут передаваться.

Ссылка


Юрий Поляков, писатель

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 19.12.2018

26

Приходят все новые сведения о высокопоставленных российских персонах, имеющих паспорта иноземных держав. Я предлагаю ввести правило: человек, которому почему-то недостаточно одного российского гражданства, обязан носить на одежде заметную нашивку в виде флага той страны, подданным которой он также является. Тайное должно стать явным.

Думаю, если возле подъезда нам встретится дворник с таджикской или киргизской государственной символикой на груди, мы только посочувствуем его тяжелой доле. Но вот если в телеэфире, а то и на высокой трибуне появится персонаж с флагом Великобритании или США на груди, наша реакция, могу предположить, будет совсем иной. Кстати, можно потом встретить такого "двоеподданного" деятеля на выходе из Останкино или правительственного учреждения и в присутствии полиции тепло поговорить с ним о судьбах России.

Ссылка

...А вот Владимир Соловьев почему-то не стесняется регулярно оповещать телезрителей, что он еврей... А нашему государствообразующему народу будто бы отчего-то неловко.

...Смотрите: в Москве под боком у власти торчат противоречивыми свидетельствами, как вы выражаетесь, "нелепых дуростей", памятники Майе Плисецкой, Мстиславу Ростроповичу, Иосифу Мандельштаму, Иосифу Бродскому. Возможно, это и шедевры, но ведь, кроме того, они еще и существенная часть идеологического воздействия на людей. Почему тогда нет в столице памятников Галине Улановой, Георгию Свиридову, Николаю Заболоцкому, Николаю Рубцову? А вот Окуджаве есть.

Ссылка


Олег Кашин, публицист

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 23.11.2018

26

В принципе я тоже считаю, что и Лобачевский для города Казани, который все-таки в большей степени русский город, при всем уважении, значит больше, чем Габдулла Тукай, прости господи. Но по факту национальные наши республики - это фарш, который не проворачивается назад, и, конечно, надо смириться с Тукаем этим и Салаватом Юлаевым в Уфе...

...Какой позор, что формально, с точки зрения официальной риторики, Россия - это равноправная совокупность равновеликих народов. Потому что вот нам говорят: вот у русских есть Пушкин, а у башкир есть Мустай Карим. Нет никакого Мустая Карима. Его придумала советская переводческая школа... Опять же прекрасно, что он россиянин башкирского происхождения и все такое. Но тоже, чтобы башкирский великий, уважаемый и все такое народ доказал мне свое равенство моему народу, русскому, при всем уважении я не могу….

...Вот я сейчас в Англии. Конечно, английский народ великий - и потому что он дал миру и Шекспира, и Гарри Поттера, и потому что он завоевал полмира, и по всему. Но есть народ туркменский, тоже, наверное, клевый, но при этом мы понимаем разницу масштабов, разницу вкладов. Есть мировые культуры, есть локальные культуры. Есть вообще спорные культуры, как те парни, которые американского проповедника из луков на днях убили, если помните. То есть глупо отрицать, что не то что некоторые равнее - что у одних вклад больше, у других меньше, третьи - вообще украинцы, извините.

Ссылка


Русский дух и его враги

Vip Пара фраз (в блоге Пара фраз) 09.10.2018

383

Как только патриотический уклад возводит еще один фрагмент своей архитектуры, так на него обрушиваются удары информационного врага и превращают его в руины... Прекрасные концерты Кубанского казачьего хора, великолепное пение Хворостовского, Бессмертный полк как огромный крестный ход движется по всем городам и селам России. Но тут же на центральных телеканалах... Малахов со своими ток-шоу показывает пребывающего в маразме убогого русского человека. Ксения Собчак в красном платье, оседлав метлу, мчится над дворцами Петербурга, грозя стать городским головой. На "Территории смыслов", что под Владимиром, собираются молодые люди, чтобы проникнуться патриотическими идеями, послушать выдающихся российских государственников. Но утром их будят, подымая ото сна, песни на английском языке известного певца-гомосексуалиста, ратующего за однополые браки.

Александр Проханов, писатель и журналист

Оболенский: А теперь - русская каша - еда наша!
Занавес взмывает кверху, открывая сцену. На ней огромная русская печь с тремя горшками. Из печи в зал плывет теплый воздух. Звучит неторопливая, величественная музыка Бородина. С горшков медленно сползают крышки. Горшки полны очаровательных 4-6-летних детей, играющих роль каши и неподвижно замерших в горшках... Горшки медленно выдвигаются из печи, дети поднимают свои головы и улыбаются залу.
(Аплодисменты.)
Внезапно величественная музыка Бородина обрывается хрипло-кошачьими звуками джаза, свет начинает мигать, в печи открывается шесть дыр в виде магендовидов, из них выдвигаются намасленные доски, по которым на сцену с хохотом и визгом съезжают евреи: Миша Розенталь, Соня Цифринович, Ося Брон, Роза Гольдштейн, Саша Беленький и Сара Варейкис.
Евреи
: Шолом!

Владимир Сорокин. "День русского едока"


Православный? А за сколько?

Vip Пара фраз (в блоге Пара фраз) 13.09.2018

383

Российский политик Владимир Жириновский устроил перепалку в эфире российского ТВ с самарским депутатом и советником директора Росгвардии Александром Хинштейном, выясняя национальность друг друга... Жириновский заявил, что он русский, и предложил Хинштейну уехать в Израиль. "Я - русский! Понял? А вы евреи! Поезжай в Израиль!" - сказал он"... "Хватить лгать, Хинштейн! Вы разорили страну, разорили спецслужбы, всех разорили! И всех лучших или уничтожили, или они уехали! А вот здесь мусор остался", - заявил Жириновский.

"Цензор.нет"

- Что? - заревел Гундосый. - Ты не слушаться! Ах ты жид вонючий!..
- А ты?
- Я православный.
- Православный? А за сколько?
Весь "Гамбринус" расхохотался, а Гундосый, белый от злобы, обернулся к товарищам.
- Братцы! - говорил он дрожащим, плачущим голосом чьи-то чужие, заученные слова. - Братцы, доколе мы будем терпеть надругания жидов над престолом и святой церквью?..

Александр Куприн. "Гамбринус"


Войнович, Солженицын и Кашин

Vip Пара фраз (в блоге Пара фраз) 31.07.2018

383

Смотрите, я на самом деле очень люблю Александра Исаевича Солженицына... он очень, мне кажется, большой мастер был и очень повлиял и на русский язык, и на меня лично, и на всех на свете, как мне кажется, опять же, и на мировой коммунизм. И Войнович, поскольку одна из ветвей его творчества была сопряжена с борьбой с Солженицыным, с травлей Солженицына, если угодно, все-таки, мне кажется... Войнович занимался травлей. Нет, понимаете, травлей занимается кто угодно. И шельмовать человека на тему того, что он, не знаю, антисемит, мракобес и так далее, в тот момент, когда у Солженицына на самом деле была непростая ситуация и на Западе... Поэтому прощание прощанием, но, как называется, не готов присоединяться к умильному хору... И вот все эти обороты, что Войнович добивался равенства или чего-то такого, справедливости...

Олег Кашин, журналист

Наша полемика (с Лидией Корнеевной Чуковской о романе "Москва 2042", враждебно воспринятом многими поклонниками Солженицына. - Ред.) окончилась миром, но не согласием. С тех пор как это стало возможно, мы возобновили наше общение лично и по телефону, спорной темы старались не касаться, но нет-нет да и сворачивали на старую дорожку. Не признавая своей неправоты, Л.К. становилась все более миролюбивой и, очевидно, чувствуя неубедительность прежних своих аргументов, прибегла к последнему доводу, который употребляли и другие мои критики. В литературе есть иерархия, и, критикуя кого-то, я должен помнить, кто я и кто критикуемый. Я обычно этот аргумент оспаривал всерьез, но одному маленькому литератору сказал с нарочитым высокомерием: "Если я должен знать разницу между Солженицыным и собой, то и вам следует подумать о разнице между мной и вами и не давать мне указаний, что и как я должен писать".

Владимир Войнович. "Портрет на фоне мифа"