О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/Xenophobia/m.6081.html

статья Хорошие скинхеды против плохих

Марк Подрабинек, 17.06.2002

Когда в конце 60-х годов в Великобритании зародилось движение скинхедов, расизмом там и не пахло. Молодежь из рабочих кварталов сбивалась в стаи, слушала музыку (в основном рэгги) и каталась на мотороллерах. Те немногие из них, кто мог похвастаться "политической сознательностью", заявляли о своей принадлежности к рабочему классу и выступали за запрет использования дешевой рабочей силы из стран третьего мира. Собственно говоря, драки, благодаря которым скинхеды снискали себе славу социально опасных, были в основном с иммигрантами из Пакистана (как раз та самая дешевая рабочая сила) и с "золотой молодежью". В числе скинхедов было немало африканцев и выходцев с Ямайки, так что ни о каком расизме говорить не приходилось.

В конце 70-х ситуация начала меняться. Лидеры ультраправой Британской национальной партии (БНП) поняли, что у них есть возможность прибрать к рукам огромный ресурс нерассуждающей силы, причем сделать это не составит особого труда. Националистическая идеология пришлась по вкусу многим, учитывая высокий уровень безработицы, который связывался с массовой иммиграцией из бывших колоний. Скинхедское движение стало приобретать выраженный расистский оттенок.

Так продолжалось до второй половины 80-х годов, пока скинхеды "первой волны" не решили, что нацисты позорят их доброе имя. В Британии и США развернулась настоящая война между наци-скинами и традиционными бритоголовыми. В 1987 году в Нью-Йорке было основано движение SHARP. Первоначально идея была такова: "дать обществу понять, что не все скинхеды одинаковы, что они имеют различные идеалы и убеждения, личные и политические". Шарпы постепенно приобрели известность, в их ряды вступало все больше и больше людей. Вскоре они вытеснили из Нью-Йорка почти всех скинов-нацистов.

Среди шарпов появились более радикально настроенные скинхеды. Они посчитали, что пиар-акций против наци недостаточно, и начали формировать группы "бойцов", готовых бороться с ними физически. Принцип "на насилие ответим насилием" оказался не менее действенным, чем медиа-кампания, которую, впрочем, они тоже не прекращали. С тех пор там, где появлялись скинхеды-наци, вскоре возникали и шарпы. Борьба между ними идет с переменным успехом уже более 10 лет, хотя в последние годы нацистов стало относительно меньше.

Шарпы уже давно не малочисленная группка антифашистов. Их можно видеть на митингах, демонстрациях, стадионах. Например, костяк болельщиков мюнхенской "Баварии" составляют именно шарпы. В этом может убедиться любой, кто посмотрит матч с участием этого немецкого клуба: огромный транспарант S.H.A.R.P. украшает каждый стадион, где играет любимая команда.

В России пока все по-другому. Первые скинхеды появились у нас в начале 90-х годов, и это были отнюдь не антифашисты. Нацисты преобладают среди отечественных скинхедов и сейчас, но в последнее время появились и шарпы. По сравнению с "бонхедами" их совсем немного, но они отличаются более высоким интеллектуальным уровнем и борются с нацизмом не только физическими методами. Например, взламывают фашистские сайты в Интернете, как недавно сделала московская группировка Sharp - Fightzone-Fire, оставившая во вражеском чате рисунок человека, разбивающего свастику. Несколько дней назад я видел на одном из интернет-форумов, как наци-скинхед жалуется, что они, в отличие от шарпов, не умеют взламывать сайты, так что "шарпы ведут себя нечестно".

Скинхеды-нацисты ненавидят шарпов едва ли не больше, чем евреев, цыган и негров вместе взятых. Они заявляют, что SHARP - это очередной сионистский заговор с целью дискредитировать их движение.

Я попросил одного хорошего знакомого свести меня с кем-нибудь из шарпов. На встречу на Манежной площади пришло человек шесть-семь. Мы перезнакомились и отправились в сквер возле памятника Марксу. Из всей компании наиболее разговорчивыми оказались двое: Александр и Михаил.

Марк Подрабинек: Сколько вас?

Александр: В Москве можно говорить о нескольких десятках человек, но это только те, на кого мы имеем выход. Это в основном молодежь. Среди нас есть студенты, спортсмены, вот, например, мастер спорта по дзюдо (показывает на одного из своих друзей). В общем, это самые разные люди, объединенные одной идеей - антифашизм. Есть еще куча народу, который ввиду недостатка информации не имеет возможности с нами связаться. Люди узнают о нас из разговоров, какой-то информации в Интернете, но не знают, как на нас выйти. Но это все вопрос времени. Думаю, через несколько месяцев, может, через год эта проблема разрешится. Сейчас мы стараемся объединить всех, кто против фашизма и пытается физически ему противостоять. Используем опять же Интернет, стараемся, чтобы как можно больше людей узнавали о нас.

Есть информация о шарпах в Минске, Краснодаре, Новороссийске, Костроме, Тюмени... В России это движение молодое, ему всего года полтора, так что мы находимся только в процессе становления. А во всем мире движение SHARP развито во много раз лучше.

М.П.: В чем заключается ваше противостояние со скинхедами-нацистами?

А.: Пока возникают разве что спонтанные ситуации. Понятно, что наци очень не нравится, когда появляется кто-то, кто называет себя антифашистом. По сравнению, например, со взрослыми дядями, которые получают гранты от антифашистских центров и борются с разными бутафорскими организациями типа Касимовского (партия "Русское действие"), мы для наци, наверное, менее приятны, потому что ориентированы на конкретные физические действия.

Михаил: Мы изначально нацелены на прямое действие, на драку. На концертах, просто на улицах. Мы противостоим кулаками, потому что считаем, что если человеку раз объясняешь, два - он все не понимает, в третий раз его лучше прибить. А наци изначально не способны ничего понять. Хотелось бы так же сказать о том, что наци-пропаганда представляет скинхед-движение как изначально националистическое. Мол, в Англии, в 60-х, они там били пакистанцев и прочих иммигрантов. На самом деле это полная глупость. То, что сейчас делают наци-скины, - это типичный пример паразитирования на чужой культуре. Мы считаем себя настоящими скинхедами, в отличие от наци.

М.П.: Какова идеология "Шарп"?

М.: Идеология очень проста: мы не хотим, чтобы наци профанировали скинхед-культуру. Я хочу слушать ска, ходить на футбол и чтобы не было этой заразы. Ведь любого человека, одетого как скинхед, воспринимают исключительно как нациста. Сколько раз меня в метро останавливали за бритую голову...

М.П.: А в других странах шарпов много?

А.: Как где, есть разные моменты. Вот нам шарпы из Германии писали, их там несколько тысяч. Если говорить о каких-нибудь экзотических странах типа Мексики, то там, по-моему, вообще одни антифашисты.

М.П.: Соотношение сил? Если глобально?

А.: Примерно 50 на 50. Возможно, "антифа" побольше.

М.П.: Тогда непонятно: если вас больше, да с вашими методами, почему наци вообще существуют?

А.: Ну, на Западе фашисты ведут себя, скажем так, аккуратно, деликатно. Что называется, не нарываются.

М.П.: Давай вернемся в Россию. Как обстоят дела с организацией? У наци, насколько я понял, она получше будет?

А.: Сложно сказать. Я представляю, что у них такая ситуация: есть много дворовых группировок, действующих автономно. При этом есть еще более взрослые люди - "ОБ" ("Объединенные бригады"), Blood and Honor... Но я не уверен, что они могут как-то влиять на всех остальных. У них, правда, иерархия есть, чего нет у нас. Наверное, они могут собрать толпу и ее контролировать, устраивать погромы, но руководить всем движением - вряд ли.

М.П.: Кстати, о погромах. Кто, по-вашему, организовал погромы в Царицыне и Ясеневе?

А.: Про Царицыно я могу точно рассказать. Помните, перед проведением давосского форума в Москве пошла медиа-волна, что приедут тысячи антиглобалистов и весь город разнесут. Так вот, наци в это поверили и решили город защитить. "ОБ" заявили, что антиглобалисты тут не выживут. Потом такая картина: кто-то из них видимо приехал к "Марриотту" и увидел, что никаких антиглобалистов нет. А у них в Царицыне стоят 300 человек с арматурой. Поэтому скорее всего эта толпа просто стихийно пошла громить рынок.

М.П.: Слушай, по твоим рассказам, вы деретесь постоянно с наци. Убийства бывают?

А.: У нас вроде нет пока. Обычно это истории на грани инвалидности. Думаю, что это просто никому не надо. Пока все укладывается в рамки мелких телесных повреждений, в хулиганство, у человека проблем нет. Когда происходит убийство, сразу же распускается целый букет уголовных статей.

М.П.: Есть у шарпов что-нибудь вроде девиза?

М.: "Думай головой, а не ботинками".

Марк Подрабинек, 17.06.2002