.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/all-entries/5.html

Общество

В блогах


:

Поздравляю Андрея Пионтковского с 70-летием

Vip Михаил Касьянов (в блоге Свободное место) 30.06.2010

130

Уважаемый Андрей Андреевич!

Вы, безусловно, один из самых талантливых и проницательных отечественных политических публицистов, один из немногих, кто судит политиков по их делам и никогда не стесняется называть вещи своими именами. Как известно, сегодня в нашей стране это зовется экстремизмом, что замечательно иллюстрирует история с Вашей книгой. Несмотря на то что Ваши печальные прогнозы, к сожалению, сбываются чаще, чем всем бы нам хотелось, я всегда с нетерпением жду Вашего нового материала на "Гранях".

Поздравляю Вас с юбилеем! Желаю богатырского здоровья, творческих удач и по-прежнему крепкой публицистической хватки!

И главное: чтобы «партию крови» с «партией бабла» поскорее сменила партия настоящих патриотов своей страны.

М. Касьянов


Конец СС

Vip Галина Кожевникова (в блоге Свободное место) 30.06.2010

350

Запрет «Славянского союза» - это всего лишь подтверждение суда первой инстанции, и в общем-то было мало сомнений, что это решение утвердят. В политическом плане это очень позитивное решение. Власти демонстрируют, что не готовы мириться с одиозными неонацистским группировками, каковой являлась организация Демушкина.

Поведение Демушкина очень странное. Фактически его мнение, если оно правильно передано вчерашней «Российской газетой», свидетельствует о том, что он не собирается, несмотря на заявление о роспуске, прекращать деятельность организации. На эти мысли наводят его слова о том, что, несмотря на то что организация запрещена, в судебном решении не упоминается запрет символики, сайта и ему не разъяснили, может ли он дальше возглавлять какую-либо другую организацию.

Видимо, он будет продолжать такую организационную неонацистскую деятельность. Но либо у него плохие юристы, которые ему не могут разъяснить закон, либо он откровенно дразнит государство, продолжая нарываться на уголовное преследование. То, что он откровенно пытается спровоцировать уголовное преследование против себя, мы отмечаем с ноября прошлого года.

Запрет на символику и сайт не прописан в законе, но вся правоприменительная практика, которая на сегодняшний день есть, свидетельствует о том, что закон толкуется именно таким образом. Если организация запрещена, то запрещена вся деятельность, которая может быть с ней ассоциирована, и символика в первую очередь.

Демушкин, конечно, не в состоянии собрать сейчас новую серьезную организацию. Решение о запрете, вероятно, привлечет туда каких-то людей, запрет всегда является стимулом для тех, кто настроен на «борьбу». Но это всего лишь ненадолго отсрочит тихое умирание «Славянского союза», которое наблюдается последние год-полтора. Совершенно очевидно, что нет новых людей в этой организации, очевидно, что в организации серьезный идеологический и организационный кризис.

Возможно, будет какой-то приток свежей крови, но вряд ли надолго. Не уверена, что люди готовы брать на себя уголовные сроки ради удовольствия принадлежать к группе Демушкина, пусть известной, но не очень авторитетной в среде ультраправых организаций.


Лапки вверх!

Vip Иосиф Гальперин (в блоге Свободное место) 30.06.2010

82

Одно издание рассказало, что некий прокурор, отмечая свой день рождения, нарядился в честь своего тезки – Грозного царя – в «шапку Мономаха» и взял в руки увесистый посох. Получилось как бы подтверждение ранее известной привычки называть себя царем и помыкать подчиненными. Что не вызывает радости внутри заведения. А другие, обращенные вовне ведомства, действия краевого прокурора не всегда вызывают полное одобрение у подследственного населения. Разноплеменные группы, настороженно относящиеся друг к другу в тех местах, обоюдно считают некоторые его решения предвзятыми. Вот и все содержание заметки.

И тут в это издание позвонили (якобы?) из управления «К» МВД России и сообщили, что заметка разжигает межнациональную рознь и потому, если ее не снимет редакция, то в управлении постараются закрыть само издание. И безо всякого суда. Поскольку – слышали небось про поправки, принятые Думой?! – этот контакт уже можно считать предупреждением. Редакция попыталась возразить, что ничего не разжигает, напомнила (с гонором?), что видит, откуда ноги растут: в этом управлении на лучших местах служат земляки Грозного-прокурора, — но заметку решила все-таки снять.

А потом подумала, опять погордилась, заметку переписала, убрав межнациональный абзац, и снова поставила. Забавно же и картинно про шапку Мономаха получается! А вот контрагентам из управления «К» это забавным не показалось. Они опять позвонили, сказали, что так получилось еще жестче, и снова пригрозили закрытием и прочими неприятностями - уже не за разжигание, а за непочтительность. Редакция, чей иммунитет ослаблен долгими беседами со следователями, дознавателями и другими ценителями компромата, во второй раз сняла заметку. Два урожая, так сказать, с одного поля сняли служители закона, наплевавшие на закон о печати. У них скоро свой закон пополнится, а он явно важнее.

В этой истории много чего можно увидеть, даже если не говорить о смысле заметки и смысле запрета. Во-первых, поправки еще только первое чтение прошли, а уже с воодушевлением приняты служивыми. Во-вторых, войти они должны в закон о ФСБ, а способны послужить даже не кнутом данному государственному управленцу, но отмычкой любому прохвосту в погонах. Который, к какому силовому ведомству ни принадлежал бы, защищает явно не государственные интересы. В-третьих, в действие они вступят не сразу, а с какого-то срока, который им назначат, но уже сейчас они служат ясным сигналом: «Дави!».

Есть и обратный смысл в рассказанном. Сопротивляться, видимо, стоит как до принятия поправок, так и после. Как ссылаясь на их антиконституционность, так и основываясь на чувствах собственного достоинства и самосохранения. Любыми средствами, вплоть до уличных протестов. Иначе совсем на голову сядут. Да и не такие уж они могучие, эти силовики, если боятся простых смешных историй. Даже самые крутые пацаны по-своему уважают тех, кто сопротивляется.

Знаменитая притча про лягушку, попавшую в кувшин с молоком и вылезшую оттуда потому, что шевелилась непрерывно и сбила лапками себе опору, хотя бы в виде масла, актуальна всегда. Если по первому окрику задирать лапки вверх – тогда точно пойдешь на дно...


Посланница посла послала :)

Vip Юля Башинова (в блоге Свободное место) 29.06.2010

255

Случилось нам с Веником вчера побывать на встрече с послом Республики Конго.

Все началось с того, что в середине июня мне написали письмо товарищи по Молодежному правозащитному движению (МПД) из Воронежа. И рассказали историю о студентах из Конго, которые учатся в разных городах нашей необъятной родины на деньги родины своей. Но так случилось, что на протяжении последних 6 месяцев посольство перестало переводить своим студентам стипендии. И люди натурально живут на воде и хлебе. Они хотели пойти к посольству в Москве и потребовать свои деньги, но по российскому законодательству неграждане проводить публичные мероприятия не могут. Вот, собственно, за этим ко мне и обратились студенты и мои товарищи по МПД – содействовать в проведении акции у посольства.

Мы с двумя другими гражданами РФ подали уведомление на проведение пикета 28 июня 2010 года. Студенты из Воронежа, Тамбова и Орла обещали приехать на акцию, и вроде все было на мази. Но за неделю до акции случилась железнодорожная трагедия, унесшая жизни десятков конголезцев, в связи с чем в Конго был объявлен национальный траур. Разумеется, мы все отменили. И уже после принятия решения мне позвонили из МИДа с просьбой провести мероприятие в другой день. Я подтвердила, что пикета не будет. МИД сказал: «Спасибо».

В день отмененной акции мне позвонила секретарь посольства и сообщила, что посол Республики Конго хотел бы встретиться. Тема встречи неизвестна, но состояться она должна непременно сегодня. Назначаю время, зову Веника, созваниваюсь со студентами, пишу письмо послу с основными тезисами. Письмо получилось на две страницы и состояло из двух частей – о стипендиях студентов и о нападении на одного из московских студентов.

Это немного другая история, но придется вкратце коснуться и ее, поскольку событие тоже нерядовое и тоже про Конго. 9 мая 2010 года на студента-конголезца из Московского государственного университета пищевых производств напал однокурсник-расист с друзьями. Парня били около его общежития восемь или девять (он не успел точно посчитать) человек, его телом разбили стекло на автобусной остановке, упав в осколки, он сильно порезал себе голову, к тому же получил несколько ударов ножом. Охрана, к которой парень, истекая кровью, обратился за помощью, отказалась даже скорую помощь вызвать. И скорую, и милицию ему пришлось вызывать самому. Милиция отказалась принимать заявление по двум причинам: «Сегодня праздник» и «Это Россия». Скорая оказала первую помощь и предложила госпитализацию.

На следующий день в больницу к пострадавшему приехал декан и объяснил, что тот больше не является студентом университета – его отчислили за пять опозданий в общежитие, распитие пива на экскурсии и приглашение друзей в общежитие в неположенное время, а также за драку (так было названо нападение). На то, что студент – круглый отличник, видимо, решено было закрыть глаза. Главное – моральный облик. К защите студента подключилось «Гражданское содействие», но поднять эту тему на встрече с послом в любом случае было нелишним.

Ровно в 15-00 мы вошли в посольство. Там увидели героя второй части нашего письма – он пришел говорить с послом о восстановлении в университете. Оказалось, что, отчисляя студента, университет сослался на то, что «посольство не против». «Как вы думаете, - спросил меня отчисленный студент, – кто врет: посольство или университет?». «Мне кажется, дипломаты не врут», - наивно ответила я. Студент грустно усмехнулся, но промолчал. «А чем же еще они занимаются?» - удивленно спросил Веник.

Тем временем нас пригласили в кабинет посла. Студент остался сидеть в холле, хотя я звала его с нами. Войдя, мы увидели, похоже, всю посольскую верхушку: посол Жан-Пьер Луйебо, министр-советник Кристалл Факунжур, советник Кукун Посиан, премьер-секретарь мадам Нганга, культурный атташе господин Еленга, заместитель военного атташе мадам Еленга, ассистент посла мадам Нгаи и секретарь посла Наталья Ланская приветствовали нас суровыми и сдержанно возмущенными взглядами.

Мы сели за стол, выслушали имена всех присутствующих, после чего посол спросил нас: «А вы, собственно, кто? С кем мы разговариваем?». Это при том, что секретарь подробно записала наши ФИО и организации еще по телефону утром. Я впервые за эту встречу почувствовала себя Юрием Шевчуком. И, следуя его примеру, мы скромно представились.

Посол, поняв, что перед ним активисты и журналисты, сразу понял в каком русле вести беседу. Первым делом он рассказал нам, что в Республике Конго нет политических заключенных, нет осужденных журналистов, никого не задерживают и не бьют на публичных акциях, нет безвинно осужденных в тюрьмах и даже(!) есть правозащитники. Видимо, некоторый скепсис отразился на наших лицах, потому что после этого посол больше не пытался нам понравиться. Он начал давить.

Разумеется, начал он с дружбы народов. С того, как ценит он дружбу с РФ и как больно ему видеть, как какие-то люди толкают студентов его страны «на забастовку», «на войну». Он страшно любит всех своих 284 студентов в России, и вообще: «Невозможно любить наших граждан больше, чем их любим мы».

Стипендия студентам, как рассказал посол, переводится ежеквартально, последний перевод был произведен между февралем и мартом, просто деньги идут из Конго через Камерун и Францию, а иногда еще и через Германию, поэтому бывают проволочки. Эта информация чуть позже будет опровергнута им самим.

Дальше мы неоднократно выслушали, что мы толкаем и толкаем и толкаем студентов на конфликт с посольством. Что они молодые и глупые и врут нам, как врут дети родителям, что все проблемы решаемы и что подчеркивалось особо – исключительно без нашего вмешательства. И вообще, сказал посол, со своими проблемами в России сначала разберитесь: «Их у вас столько, что если ими заниматься, некогда будет спать». С «Чечней своей», например. С расизмом. И вообще вмешиваться в дела другого государства неприлично.

За время выступления посла - а человек он оказался многословный - я набросала 14 реплик в ответ на его вопросы. Успела озвучить только три. Он резко перебил меня, поднял крик, разговор ушел в непонятную сторону и пришел почему-то к каким-то дипломатическим обедам. Я спросила, могу ли закончить свою речь, на что посол напомнил мне: «Вы в моем офисе, прошу не забывать об этом». И тут я поняла: передо мной сидит не дипломат, передо мной сидит обычный советский чиновник – хамоватый, придурковатый, пускающий в ход различные психологические приемы по подавлению личности. Просто он говорит по-французски. Вот и все отличие.

«Что же, мне теперь молчать, раз я в вашем офисе? - возвысила я голос над этим бардаком. – У меня нет возможности высказать свою точку зрения?» Посол почему-то вдруг понял меня без перевода и сказал, что, конечно, я могу говорить дальше. Но терпения его хватило ненадолго, он перебивал и махал руками, но меня было уже не сбить.

Веник похлопал меня по плечу – мол, пойдем, незачем унижаться перед ними. Но я почувствовала себя Юрием Шевчуком во второй раз. У меня был еще один важный вопрос, как и у Шевчука, и я вытерпела гневную и местами оскорбительную тираду, чтобы упомянуть о нем.

Я спросила о судьбе избитого студента и его образовании. Посол достал «секретные материалы» проверки выездной комиссии посольства. Пригласили самого студента, чтобы не читать документы за его спиной. Выяснилось, кроме того, что нам уже было известно, что в день какого-то футбольного матча студент прошел по коридору общежития «недостаточно одетый», чем сильно оскорбил ректора. «Как можем мы бороться за такого человека? – посол возвел глаза к небу. – Мы бы и рады биться за него, но наши силы на исходе, а он не хочет меняться».

Веник заметил, что эта ситуация довольно типичная для студентов. Рассказал также случай из своей академии, где учились несколько нигерийских ребят. Они дрались, пили пиво, ухаживали за девушками и водили гостей в неположенное время. Но они учились, и их не трогали. Штрафовали, делали выговоры, но считали, что учеба важнее какого-то «правильного поведения». Им дали доучиться. Почему нельзя дать доучиться этому отличнику? И почему проблема его поведения в данный момент важнее страшного нападения на него?

Подошло время ставить вопрос ребром. У меня было три таких вопроса.

Во-первых, я хотела, чтобы высказался сам студент. Но посол замахал руками и сказал, что это их дело и он не собирается говорить с самим студентом при нас – кто мы, мол, такие. Запуганный к тому моменту студент уже не возражал.

Во-вторых, я спросила, действительно ли посольство не против отчисления избитого студента. Посол снова замахал руками и стал уводить в сторону. Я нагло перебила его и попросила вернуться к моему вопросу. После второго ухода в сторону я громко сказала, что ответа я не слышу, видимо, его нет. Посол разгоряченно сказал: «Что значит нет ответа? Давайте поедем с вами вместе в университет и встретимся с ректором!». «Давайте, - говорю я. – С большим удовольствием». Посол резко пришел в себя, но отступать было некуда – помощница пошла звонить ректору МГУПП и договариваться о встрече.

В-третьих, я вернулась к вопросу выплаты стипендий. Я спросила, почему у студентов нет денег на счетах? Где они застряли: в Конго, в Германии, в Камеруне или во Франции? Посол почему-то вздрогнул при слове «Франция» и вдруг признался, что деньги не вышли из Конго – мол, у государства сейчас финансовые проблемы и деньги действительно в течение последних 6 месяцев не переводились (а только что говорил, что в феврале-марте отправляли!). Но у меня перед глазами стояли голодные студенты, и я стояла на своем: «Когда будут выплачены стипендии в полном объеме?». Посол взвился и закричал: «Кто вы такая? Вы что, судья, чтобы задавать мне такие вопросы?» И с чего это он вдруг про суд заговорил?

В общем, ответов я не получила. Передала письмо с нашими требованиями и с сообщением о том, что 2 июля с пикета у посольства начнется общественная кампания в защиту студентов Республики Конго на территории нашей страны. Получила угрозу от посла: «Встретимся с вами в Международном трибунале!». Ответила ему, что по российскому законодательству клевета (насчет подстрекательства к конфликту между студентами и посольством) считается уголовным преступлением, и поняла, что говорить больше не о чем.

Мы встали и направились к выходу из комнаты. И тут вдруг дипломат выскочил из-за своего стола и побежал к нам, обегая столы и стулья со своими атташе и секретарями. «Мадам! Месье!» - кричал он нам вслед, и мы обернулись. Он подошел и протянул нам руку. Мы пожали ее по очереди, хоть и задумались оба, стоит ли это делать. «Мерси», - сказал посол. «Мерси, мерси», - эхом отозвались атташе и секретари.

То ли всем стало очевидно явно недипломатичное поведение этого дипломата, то ли все-таки серьезные растраты позволило себе посольство Республики Конго и им просто нечего переводить своим студентам, но под конец встречи они выглядели растерянными, а некоторые – напуганными. Посмотрим, откуда теперь мне будут звонить.



Как бороться с нацистами

Vip Валерий Балаян (в блоге Свободное место) 28.06.2010

222

9 июня 2010 года в Музее Сахарова состоялась московская премьера моего фильма «Любите меня, пожалуйста» - о Насте Бабуровой, погибшей от рук нацистов 19 января 2009 года. После фильма состоялась почти двухчасовая дискуссия. Я выслушал достаточно много мнений о фильме, и среди них было немало нелицеприятных. Дискуссия продолжилась и все последующие три недели в Интернете, причем количество скачиваний с более десятка площадок уже перевалило за 3000. При этом соотношение положительных и резко отрицательных отзывов остается примерно равным. В чем же упрекают меня «антифа»? Ведь именно с их стороны идет наиболее резкая критика фильма. Позволю себе привести несколько наиболее характерных цитат.

Smile:

-зачем вообще нужны были эти "соц.исследования" в виде бесконечных вставок нацистского "творчества"??отличный пиар для наци- скама, "Паук" с его шлюхами и Тесак - отличный фон для похорон...

Droni.spb:

1 - уместны ли в этом фильме все эти цитаты нацистов по поводу убийства
2 - количество наци - пропаганды в этом фильме опять же очень сильно смущает

Ninel:

Насчет самого фильма соглашусь целиком с теми, кто считает, что это реклама правым. А в фильме же фашня показана как герои. Даже на уровне того, что вставлено в фильм, например, много кричат "Слава России!" и "Зиг хайль!", но ни разу не крикнули "Хайль Гитлер!".

Вот парадокс - антифашисты увидели в антифашистском фильме фашистскую пропаганду. Вот уж чего в самом страшном сне не мог себе представить!

Впрочем, причины такого восприятия мне вполне очевидны. Телевизионная «документалка» с ее псевдорасследованиями, которой заполнен наш эфир, приучила зрителя к линейному нанизыванию эпизодов, к «плюсованию» аргументов за и против, к однозначности оценок, к подведению публики к заранее заданному идеологическими манипуляторами выводу. В соответствии с этими клише, раз в предлагаемой киноструктуре достаточно много эпизодов с нацистскими роликами, значит (по законам привычной «телеарифметики») фильм пропагандирует нацизм. Приехали...

Впрочем, не все подходят к фильму с таким лекалом. Очень многие, даже не слишком искушенные зрители если не умом, то сердцем прочитывают его послание. Послание, которое оставили нам и Стас, и Настя – и не только своей жизнью, но своей гибелью.

Silentiom:

Посмотрела сегодня фильм "Любите меня, пожалуйста"... очень странно смотреть фильм, героями которого становятся люди, которых ты знал и уважал лично... Но это история выходит за рамки просто личной трагедии - ведь это история нашей страны.

nataly-zoo:

Сейчас посмотрела новый фильм Валерия Балаяна о Насте Бабуровой - "Любите меня, пожалуйста". Фильм очень хороший! тяжелый вот только.... не смотря на противоречивые отзывы об этом фильме в интернете, меня он просто потряс... Очень правильные вещи говорили и родители Насти, и коллеги, и друзья ...А когда стали показывать родителей Насти я не смогла сдержать слез... да так и сидела до конца фильма и терла руками глаза..

. К сожалению, я никогда не смогу согласиться с некоторыми антифашистскими и анархистскими лидерами, которые считают, что борьба с фашизмом и фашистами должна происходить на улицах и площадях. «Фашизм исторически был побежден силой и должен побеждаться силой», - утверждают они.

Да, силой. Но представить себе, что победу над ним одержали только бойцы Сопротивления, партизаны-маки и подпольщики, довольно трудно. Для этого понадобились объединенные усилия великих государств и империй – советской, британской, американской. И еще долгая-долгая десятилетняя беспощадная работа внутри бывших фашистских государств – с карательными чистками, люстрацией и запретами на профессию.

Вы питаете иллюзию, что своими интеллигентными руками сможете физически остановить людоедскую поросль новых «наци»? Которые через одного уже неплохо вооружены, и, кстати, не только травматическим оружием? Вспомните обвиняемого Никиту Тихонова, при задержании которого была изъята целая сумка с боевым оружием и патронами.

Нет, ребята, я вас всех люблю и уважаю, но не подставляйте больше «малых сих» своих под «их» стволы. Хватит с нас и Насти со Стасом. Тимура Качаравы. Кашицына. Лункина. И многих еще других светлых и чистых ребят, чьи молодые жизни оборвала пуля или нож фашистов.

Поговорите лучше с их родными и близкими, а заодно подумайте о своих...

Означает ли это капитуляцию и сдачу перед тупой безжалостной силой? Нет, нет и нет.

Но уничтожите ли шлепками всех комаров в округе, если рядом огромное болото? Убежден – хотя наци и мало напоминают комариков, бороться с ними надо не так. Хотя руки, наверное, чешутся.

Все же, чтобы они повывелись, осушать надо привычные родные окрестности. А заодно и санировать сознание всех их обитателей. И без государственной силы, кажется, здесь не обойтись. При всей нашей горячей любви к нынешнему человеколюбивому государству.


Алексею Соколову не дали похоронить мать

Vip Роман Качанов (в блоге Свободное место) 28.06.2010

198

Права на уважение личной и семейной жизни в гуфсиновских застенках просто не существует!

Существующая в нашей стране законодательная и правоприменительная традиция ограничивать заключенных в личной жизни и семейных связях ПОЛНОСТЬЮ РАСХОДИТСЯ СО СТАТЬЕЙ 8 ЕВРОПЕЙСКОЙ КОНВЕНЦИИ.

Многократно Европейский cуд по правам человека признавал нарушение нашей страной этой статьи Конвенции в связи с недопуском заключенных на прощание и похороны с родственниками (например, «Линд против России»), ограничением числа свиданий заключенных с родственниками (например, «Моисеев против России») и другими аналогичными нарушениями права на уважение личной и семейной жизни. Казалось бы, «высокой договаривающейся стороне» по имени Российская Федерация давно уже пора исправиться, перестать бравировать своими лицемерием и циничностью по отношению к собственным гражданам и хотя бы по этому вопросу не позориться перед всей Европой. Но куда там! Воз и ныне там.

Уральские политзаключенные «приятным исключением» и здесь не являются.

24 июня умирает мать политзаключенного Алексея Соколова – Таисия Фроловна. Алексей через свою жену Гулю Соколову просит администрацию СИЗО-1 предоставить ему возможность присутствовать под конвоем на ее отпевании в церкви. Куда там – замначальника СИЗО по оперативной части Алиев устно в этом отказывает.

Ранее «МСТ-Информ» сообщало, что другому уральскому политзаключенному – Алексею Никифорову – во время его содержания в СИЗО-1 руководством этого учреждения было отказано в свидании с женой и малолетнем сыном.

Произвол, сильно подправленный ставшими уже традиционными для нашей «суверенной демократии» лицемерием, цинизмом и мелкопакостничеством по отношению к честным гражданам, продолжается.


Не винитесь перед Шейлоком

Vip Евгений Ихлов (в блоге Свободное место) 27.06.2010

4085

Завершается суд над организаторами выставки «Запретное искусство 2006» - Андреем Ерофеевым и Юрием Самодуровым. Судья ушла писать приговор – к 12 июля. Судя по взятому ею времени – 3 недели, - она скрупулезно сошлется на показания всех полутора сотен не видевших выставки «свидетелей». В отличие от процесса по выставке «Осторожно, религия!», где роль «коллективного Каиафы» отважно взяли на себя главный пятидесятник Сергей Ряховский и реформаторский раввин Зиновий Коган, на этот раз Московская патриархия в лице Патриаршего совета по культуре эту роль взяла на себя. А что до прокурора, так его дело известное - «прокураторское»...

Я убежден, что интеллигенция должна пересмотреть свое отношение к Русской православной церкви Московской патриархии. Эта организация последовательно превращается в коллективного олигарха, она посвящает себя борьбе за недвижимость и объекты общенационального культурного достояния, а также стремлению установить тоталитарный по духу идеологический диктат в обществе.

Поэтому отношение к Московской патриархии должно определяться не скорбной памятью о многих тысячах священнослужителей, монахов и мирян, погибших от рук советского и нацистского тоталитарных режимов, не благодарной признательностью к тем сотням тысяч верующих, которые прошли тюрьмы и лагеря, подверглись жесточайшим преследованиям и травле за свои религиозные убеждения, за свою веру, за свою честность и бескомпромиссность, но только тем, что РПЦ на глазах, при помощи и содействии государства, превращается в нового духовного диктатора в нашей стране.

Созданная Сталиным и Берией в 1943 году Московская патриархия имеет такое же отношение к истории мученичества и религиозного сопротивления коммунистической системе, какое ватиканские банкиры и разоблачаемые сейчас священники-педофилы имеют к христианам первых веков, которых императоры приказывали распинать и бросать львам.

Не надо ждать решения суда – РПЦ свою позицию в лице иеромонаха Никодима и благословившего его архимандрита Тихона (Шевкунова) выразила с исчерпывающей полнотой.

«Венецианский суд» в лице партии власти передал РПЦ «фунт мяса» - архитектурные памятники, иконы... Но не давайте шейлокам крови – не ведите с ними диалог. Еще четверть века назад каждый честный интеллигент не вел диалога с КГБ или отделом по идеологии ЦК КПСС. Научитесь этике сопротивления. И каждый раз, видя аббревиатуру РПЦ МП, мысленно заменяйте на ЦК ГБ.


Суд над Самодуровым и Ерофеевым - месть патриарху

Vip Глеб Якунин (в блоге Свободное место) 24.06.2010

234

Заканчивается уголовный процесс по делу о выставке "Запретное искусство-2006". Осталось дождаться приговора, который будет вынесен 12 июля. В ходе заседаний Андрей Ерофеев усомнился в том, что заключение Патриаршего совета по культуре, подписанное ответственным секретарем Совета архимандритом Тихоном (Шевкуновым), является официальной позицией РПЦ. Такую позицию, по мнению Ерофеева, может выразить лишь собор либо патриарх. Так прав ли он?

Прошедший процесс, как и предыдущий - по делу о выставке "Осторожно, религия!", - на первый взгляд является вполне естественной реакцией РПЦ, которая упорно стремится клерикализировать все стороны жизни светского государства, а в данном случае - установить контроль над концептуальной разновидностью изобразительного искусства. В "сухом остатке" оба эти процесса, по-видимому, внесут достойный вклад в попытку клерикализации, но парадоксальным образом эти попытки исходят не с вершин церковной вертикали, а с низового, горизонтального уровня "церковной демократии" и не были инициированы с патриаршей высоты.

Так было и на первом процессе ("Осторожно, религия!") - лишь с попущения церковных экстремистов, которых побаивался Алексий II; так это было и во втором, нынешнем, который достался Кириллу в наследство от почившего. Вдохновитель и организатор погрома первой выставки и доведения до финала второй выставки - протоиерей Александр Шаргунов, который с середины 90-х гг. проявил себя ультраконсерватором, фанатичным ревнителем чистоты православия и общинной жизни (аналог современных ревнителей чистоты веры в мусульманстве - "стражей исламской революции" в Иране), предводителем фанатиков, чьи религиозные чувства постоянно намеренно оскорбляют многочисленные враги православия.

О. Шаргунов - ярый сторонник православной монархии, к тому же он одержим фобией, выраженной в политически-богословском труде "Антихрист в Москве" (не Путин ли имеется в виду? или Медведев?). Естественно, прот. А. Шаргунов в суде был поддержан архимандритом Тихоном Шевкуновым - традиционалистом и националистом, с которым у о. А. Шаргунова давние дружеские, идейные и творческие отношения.

Сомнения в легитимности заключения Патриаршего совета по культуре, возникшие в душе подсудимого А. Ерофеева, действительно базируются не на пустом месте. Этот судебный процесс - отнюдь не инициатива патриарха Кирилла, более того - суд над Ю. Самодуровым и А. Ерофеевым есть прямая месть патриарху Кириллу со стороны религиозных ультраконсерваторов шаргуновцев и иоаннитов-сычевцев за осуждение и посадку их духовного собрата Константина Душенова.

В сложившейся ситуации патриарх Кирилл, начавший весьма осторожные реформы, к тому же не всегда удачные (новый приходской устав), встретил на церковном пути глухое неприятие и сопротивление большинства клириков. Но именно на заканчивающемся судебном процессе прот. А. Шаргунов поставил патриарха в положение "закоперщика", в патовое состояние. Эта победа, к сожалению, будет иметь "долгоиграющие" последствия.

Смягчающая "прокладка" - художественная выставка в храме у о. Максима Козлова - мало повлияет на исправление имиджа РПЦ и сохранение добрых отношений с современным искусством и западным сообществом. Захочет ли и найдет ли патриарх Кирилл пути минимизации победы о. А. Шаргунова? Вопрос остается открытым.


Несносный суд

Vip Кирилл Болдырев (в блоге Свободное место) 24.06.2010

28

Последнее заседание прошло странно. Судья А.И. Шамова вела себя, мягко скажем, неадекватно. Заседание было назначено в 15.00, но она пропустила вперед всех, кто был после нас, а нас запустила в 17.59 (в 18.00 закрывается суд). Заседание в итоге перенесла на 8 июля, накричав на всех, не дав никому слова.

По факту происшедшего в суде написана жалоба на судью в три надзорные инстанции – Верховный суд, Мосгорсуд, Квалификационную коллегию судей г. Москвы. Среди нарушений мы отметили:

1. Судьей не исполнено требование ст. 160 ГПК РФ (дело назначено к рассмотрению с 15.00 до 15.30 согласно списку дел, открыто в 17.59 без объяснения причин).

2. Суд в нарушение ст. 165 не разъяснил лицам, участвующим в деле, процессуальные права и обязанности.

3. Судья А.И. Шамова неспособна разрешить ходатайство истца о ведении видеосъемки судебного заседания: отказывая в удовлетворении ходатайства, она, не ссылаясь на норму права, заявила о том, что видеосъемку разрешено вести только СМИ, это прямо противоречит ч.7 чт.10, ч.4, ст. 158 ГПК РФ. Кроме того, она в нарушение ст.166 ГПК РФ разрешила ходатайство без заслушивания мнений лиц, участвующих в деле.

4. Суд требует от истца заявления всех ходатайств сразу.

5. Судья не допросила явившихся в судебное заседание свидетелей, несмотря на вынесенное определение по ходатайству истца.

6. Судья не дала возможности представителям истца заявлять ходатайства и отводы.

7. Отложила разбирательство дела без учета мнения истца и его представителей.

8. Препятствовала представителю истца Маргулеву А. И. заявлять возражения относительно действий председательствующего.

Все дело в том, что до сих пор не пришли ответы на судебные запросы по факту сноса дома. Запросы были поданы около месяца назад - и до сих пор нет ответа. Видимо, никто из властей предержащих подставляться не хочет. Как только эти документы будут - судья заявит, что объекта спора нет, и закроет дело.

Кроме того, мы обнаружили подлог документов в суде. На распоряжении Буланова "о вывозе строительного мусора" нет подписи. Мы это только сейчас увидели.


Андрей Кураев, протодиакон

Vip Дерьмометр (в блоге Дерьмометр) 24.06.2010

26

После того как Юрий Самодуров и Андрей Ерофеев организовали свою выставку "Запретное искусство-2006", они могли еще ссылаться на то, что не знали, как она будет воспринята обществом. Но когда Марат Гельман снова наступает на те же грабли и снова выставляет те же экспонаты, зная, что гарантированно этим причинит боль другим людям, – это уже не политический вызов, это просто плевок... Я бы предложил суду вынести решение о запрете Самодурову и Ерофееву, а теперь уже, видимо, и Марату Гельману, проводить какие-бы то ни было выставки. Точно так же, как педофилам, например, запрещают приближаться к школам и детским садам.

Ссылка




Реклама
Выбор читателей