.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/all-entries/8.html

Общество

В блогах


:

Позорный приговор

Vip Олег Орлов (в блоге Свободное место) 12.07.2010

27

Во-первых, любой обвинительный приговор по такому делу – позор для страны.

Во-вторых, вполне очевидно, что, вынося этот приговор, власти пытались создать видимость взвешенности, поэтому (слава богу) нет срока даже условного, все-таки отделались только штрафом. Власть, очевидно, не хотела идти на слишком большой скандал вокруг этого, и поэтому такой «взвешенный» приговор.

Третье. Несмотря на «взвешенность» и на общее наше чувство удовлетворенности по поводу того, что обвиняемые на свободе, конечно, это вызывает тревогу за будущее. Вполне очевидно, что приговор, как и тот, который был раньше – за выставку «Осторожно, религия!», - направлен на создание самоцензуры в России.

Художники, галеристы, любые творческие люди, журналисты будут теперь каждый раз думать, вспоминать этот приговор, предыдущий и многие другие аналогичные приговоры за высказывания, творчество и так далее.

На мой взгляд, совершенно естественно, если у художника есть собственное самоограничение, основанное на том, например, чтобы не оскорбить кого-то. Но ужасна ситуация, когда в стране создается атмосфера самоцензуры и люди должны себя ограничивать не потому, что им внутренний голос говорит, а потому что боятся наказания от государства.

Должен при этом сказать, что я говорил Юре Самодурову, и Юра, по-моему, понимает вполне мою позицию: мне эта выставка откровенно не нравилась. Я на ней был, сказал Юре, что она мне не нравится, и даже написал текст, который размещен, кстати, на сайте Сахаровского центра (Юра же и разместил). Но, естественно, мне и в голову не может прийти одобрять уголовное преследование за проведение такой выставки.

Вместо нормальной общественной дискуссии, вместо нормальной выработки критериев, когда сам художник в конце концов решает, допустимо это или нет с точки зрения морали или прочих обстоятельств, создается внешняя государственная цензура, что очень печально для всей страны, для художественного творчества и для российского общества в целом.


Будем обжаловать приговор

Vip Анна Ставицкая (в блоге Свободное место) 12.07.2010

232

Мы, конечно, понимали, что приговор по делу о "Запретном искусстве" будет обвинительным. Потому как при нашем правосудии другого приговора в таком деле невозможно было ожидать. Но сам приговор - я имею в виду то, что был назначен штраф, - это такой компромисс, конечно же, и фактически его можно назвать оправдательным. Но с юридической точки зрения он не выдерживает никакой критики, поэтому мы будем обязательно его обжаловать.

Мне кажется, что очень многие художники теперь будут побаиваться выставлять какие-то картины, затрагивающие религиозные сюжеты, что мне кажется не совсем правильным, потому как у нас свобода творчества, свобода выражения собственного мнения. И это будет прямым результатом того, что сегодня был вынесен именно обвинительный приговор.


О приговоре Самодурову и Ерофееву

Vip Лена Хейдиз (в блоге Свободное место) 12.07.2010

229

То, что вынесли обвинительный приговор, – это очень плохо. Ни за что, за безобидную выставку, посвященную проблемам цензуры и запрета, которая проводилась за фальш-стеной. Маленькие дырочки, не хочешь – не смотри. Никто никого не хотел оскорблять. И вот за эту безобидную выставку люди получили наказание.

Этот приговор будет иметь очевидные последствия: теперь такие дела будут и будут новые появляться, к сожалению. То есть опять будут подавать на художников в суд, потому что прецедент уже есть. И это очень плохо.

Это важно ведь не только для художников - это удар по свободе слова, по свободе совести.


"Мыться надо"

Vip Роман Доброхотов (в блоге Свободное место) 12.07.2010

53

Приговор Самодурову и Ерофееву не мог быть оправдательным, потому что главной задачей властей было припугнуть всех независимых художников. Поэтому чисто для педагогического эффекта надо было дать либо штраф, либо условный срок. Тот факт, что дали только штраф, означает, я думаю, что все-таки сверху было какое-то решение притормозить это дело. По крайней мере Виктор Ерофеев вроде бы, по слухам, доводил до сведения Медведева информацию об этом процессе.

Но все-таки, раз нет оправдательного приговора, значит, педагогическая функция действует. То есть каждый следующий раз, когда кто-то что-то подобное будет проводить, наказание может быть еще жестче. Потому что уже был прецедент, потому что резонанса такого не будет.

Хотя это пытаются преподносить как столкновение двух разных менталитетов - западнического и почвеннического, - на самом деле это столкновение цивилизации и варваров. Лучше всего это иллюстрируется эпизодом на одном из заседаний, когда пристав попшикал старушек одеколоном и сказал: «Мыться надо».

Вот эта фраза очень символична, она по сути и есть главный приговор суда. Это не касается дискуссии об искусстве. Это касается того, что надо мыться, чистить зубы после еды, изучать науку, искусство, быть толерантным к разным группам людей, быть открытым, общительным, улыбчивым.

Эти симптомы цивилизации все больше исчезают из нашей российской реальности. Вот за что на самом деле идет борьба. А все эти тонкости - где можно что-то проводить, где нельзя - они здесь даже не обсуждались. В вердикте суда не было никакого концептуального диалога, там были фразы про «организованную группировку», «предварительный сговор» – все абсолютно из других реалий.


После приговора

Vip Андрей Ерофеев (в блоге Свободное место) 12.07.2010

44

Я считаю, что искусство от этого будет только усиливаться. Оно пережило сталинские времена, советскую культуру, прекрасно переживет и нынешнее общество и его агрессию. Современное искусство привыкло жить в тяжелых условиях и в общем оно выживет не хуже, чем это было раньше. Возможна радикализация большей части художников, которые раньше были готовы сотрудничать с обществом, с новым российским обществом, протянуть ему руку, а теперь поймут, что они, как и раньше, находятся в ситуации достаточно сложных отношений с агрессивной средой.

Проблема еще и в том, что нам – музейщикам, искусствоведам – закрывают возможность показывать современное искусство нашему обществу. То есть разрывается связь между обществом и искусством.

Само искусство не пострадает. Пострадает общество. Очень пострадает выставочная деятельность, потому что каждый будет теперь десять раз проверять, бегать в патриархию, спрашивать разрешения, можно выставить или нельзя, советоваться с ультраправыми реакционерами. В общем сейчас выставки будут все более и более серыми.

Но это в основном касается государственных институций. Что касается частных или тех, кто прикрыт (таких, как «Гараж», у которого очень высокие покровители в правительстве), - там свобода будет, там она останется. То есть теперь свобода – это привилегия высокопоставленных людей. Как экономика, свобода становится привилегией некоторой части общества. Той, которая имеет поддержку правительства.

Сейчас я подумываю о том, чтобы сделать выставку, посвященную современной карикатуре, потому что катастрофически исчезает этот вид искусства из нашей прессы, из нашей жизни, исчезает чувство юмора вместе с ним, умение смеяться.

Штраф - это неприятно, еще неприятнее факт осуждения. Неприятно то, что власть хотела, но не смогла найти в себе мужества, аргументов, слов, которые помогли бы принять единственно правильное решение, а именно – оправдать нас. Мы безусловно будем обжаловать приговор.

Я стопроцентно убежден, что подавляющее большинство нашего руководства в Кремле, в Государственной думе понимает, что это совершенно дикий процесс, позорный, не нужный России. Я не сомневаюсь, что нами руководят люди, отдающие себе отчет в какой-то реальности. Так что в данном случае это ультраправая реакционная конъюнктура сработала. Ей здравомыслящие люди из руководства страны не смогли противостоять в достаточной мере. Да, это компромисс, но штраф - это все-таки штраф, и вообще сам факт осуждения – это плохой диагноз.


Праздник не помнящих родства

Vip Владимир Корсунский (в блоге Свободное место) 12.07.2010

237

Таганский суд Москвы признал виновными Андрея Ерофеева и Юрия Самодурова, организаторов выставки "Запретное искусство-2006", в разжигании национальной и религиозной розни.

Сегодня праздник не помнящих родства своего граждан бывшей советской империи.

Сегодня осудили не погромщиков, а "евреев", за то, что "евреи" вызывают у погромщиков недобрые чувства.

Внуки и правнуки тех, кто после 1917 года врывался в храмы и разрушал их, кто топтал и сжигал иконы, кто распинал священников и заключал монахов и монахинь в тюрьмы и лагеря, тех, кто уничтожал крестьян, расстреливал голодных рабочих, преследовал писателей и музыкантов, высылал с родной земли целые народы; дети и внуки тех, кто травил и судил всех, кто отказывался носить форму и ходить строем, тех, кто пускал книги под нож и картины давил бульдозерами, – все они сегодня триумфаторы. Это они, лишенные памяти, послушно следуя за политическим заказом, снова громят выставки, подают иски, и это к их истошным крикам прислушивается окончательно дискредитировавший себя российский суд.

Это их праздник. Теперь можно все. Можно преследовать за одежду (в СССР детей исключали из школ за жвачку и шариковые ручки, дружинники устраивали облавы на стиляг, милиция гонялась за женщинами, которые смели ходить в брюках). Теперь можно преследовать за цвет и выражение глаз. Можно сживать со света ненавистного соседа и приватизировать его жилье целиком.

Большую поддержку 12 июля 2010 года получили граждане, которые и до этого процесса оскверняли синагоги, мечети, молельные дома баптистов и пятидесятников – и делали это только потому, что сам вид этих богоугодных заведений разжигает в них тяжелые приступы религиозной и национальной ненависти.

Скучно жить в России, господа. Все повторяется, и все воняет кровью.


Дело о "Запретном искусстве": в ожидании приговора

Vip Дмитрий Гутов (в блоге Свободное место) 11.07.2010

122

Мои ожидания от грядущего судебного заседания – стопроцентно оправдательный приговор. Другой вариант, наверное, возможен, если государство готово перемазаться по уши в дерьме.

Я такое могу допустить, только если люди дошли до точки невменяемости, из которой практически нет возврата. Но я не могу это даже представить.

Поэтому я не понимаю, какие тут могут быть варианты. Это должен быть стопроцентно оправдательный приговор и прекращение всех подобных историй.


Цветы и суд

Vip Всеволод Чернозуб (в блоге Свободное место) 11.07.2010

21431

Завтра в полдень в Таганском районном суде мы узнаем вердикт по делу Самодурова и Ерофеева.

С одной стороны: дело абсурдно, в защиту высказались известные художники, поэты, писатели, политики. И даже официальные спикеры РПЦ сочли требуемое прокурорами наказание излишним.
С другой стороны: нынешняя репрессивная система людей просто так не отпускает. Пока она существует – все граждане в чем-то да виноваты, а если вы с системой случайно встретились глазами – точно заслуживаете наказания.

Гадать в такой ситуации не взялся бы и осьминог Пауль. Потому что специфика. Потому что они там (где Пауль) живут в постдемократии, а мы – в антиутопии, данной в ощущениях, но недоступной для понимания.

Советские диссиденты и неформалы любили фразу: «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью». От частого повторения фраза помутнела, побледнела, избилась до банальности. Но кроме слов, наши предшественники знали как жить. Создавали практики, культуру жития в антиутопии. Когда я читал «Историю инакомыслия в СССР», написанную Л. Алексеевой, мне понравилась традиция массового прихода с цветами на оглашение приговора. Если подсудимых отпускают – цветы им дарятся, если сажают – цветами забрасывают автозак и дорогу.

Приходите 12-го июля в 12.00 в Таганский районный суд, спрятавшийся в Марксистском переулке. Приходите с яркими цветами. Это – традиция!


Из совков в фарисеи

Vip Елена Санникова (в блоге Свободное место) 10.07.2010

35

12 июля в Таганском суде будет оглашен приговор Юрию Самодурову и Андрею Ерофееву, для которых прокурор запросил по 3 года лишения свободы. Это событие совпадет с большим церковным праздником — днем первоверховных апостолов Петра и Павла, принявших без малого два тысячелетия назад мученическую кончину за проповедь добра и любви. Вопреки и вразрез их проповеди вели себя люди, возбудившие дело против Самодурова и Ерофеева, создававшие фон нетерпимости и ненависти на этом процессе. Неудивительно, если они окажутся в этот день не в храме на праздничной службе, а в унылых коридорах Таганского суда, радуясь взятию музейных работников под стражу либо возмущаясь не слишком суровым приговором.

И это будет завершающим аккордом в абсурдном процессе, где от начала и до конца не было места здравому смыслу. (Дальше...)


Поправки в закон о ФСБ прошли второе чтение

Vip Лев Пономарев (в блоге Свободное место) 10.07.2010

204

Этот закон вызвал огромное сопротивление общественности. Мало того что все "оппозиционные" партии, даже "Справедливая Россия" и ЛДПР, проголосовади против - также выступили против все правоведы (например, член Общественной палаты Генри Резник). Против выступили уполномоченный по правам человека Владимир Лукин и глава Совета при президенте по правам человека Элла Памфилова. То есть сопротивление было невиданным. Ни одного положительного комментария я не слышал в публичном пространстве.

Если бы это был какой-то мелкий закон, мы могли бы сказать, что Путин здесь ни при чем. Но если идет такая огромная дискуссия, такое огромное сопротивление, а закон тем не менее протаскивают, это говорит о том, что это непосредственный интерес Владимира Владимировича Путина, ну и, конечно, ведомства ФСБ. Дан приказ его протащить. Васильев человек дипломатичный, но он взял его на себя и тащит его, несмотря на то что зампред комитета по безопасности Гудков категорически против этого закона.

С моей точки зрения, второй вариант законопроекта стал хуже. Если в первом варианте был прописан механизм действий после вынесения предостережения и его неисполнения – обращение к мировому судье, решение судом вопроса об административном наказании, - то теперь вообще непонятно, каким образом последствия этого предупреждения будут наступать, будут ли они носить судебный характер или уже вообще неправовой, не прописанный в законодательстве.

Мы, правозащитники, обязаны сейчас поднять большую кампанию сопротивления. Мы видим, что протаскивают быстро: скоро пройдет третье чтение, потом поправки утвердит Совет Федерации, и закон отдадут на подпись президенту. Поэтому надо консолидировать общество и бороться, чтобы не был подписан этот закон. В настоящий момент мы пишем обращение к президенту - будем собирать подписи с требованием не подписывать этот закон.

Чем опасен этот закон? Тем, что подрывает правовую основу, которая заложена в российском законодательстве. Во всех законах описываются деяния и наказание за них. В Европейской Конвенции по правам человека есть требование, что любой закон должен подразумевать правовую определенность. Это глобальное требование Европейской Конвенции, которую Россия подписала. И оно здесь нарушено. Нет правовой определенности, ведь что написано в законопроекте: "объявлять физическому лицу обязательное для исполнения официальное предостережение о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесено законодательством Российской Федерации к ведению органов федеральной службы безопасности, при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности". Что такое "недопустимые действия, создающие условия"? Ни в одном законе Российской Федерации не написано, какие действия создают условия. Вот представьте: человек совершил преступление – взял топор и убил другого человека. А другому человеку будет вынесено предупреждение: "Не держи топор у себя дома". И этот человек тоже будет нести ответственность, хоть и меньшую, чем тот, который кого-то убил.

Закон написан таким языком, что любой юрист говорит: "Такого не может быть!" Это абсолютно нелепый текст. Хотя и очевидно, что он опасен, но трудно предугадать все опасности, которые нас ожидают.

Я думаю, что это общее наступление ФСБ на общество. Власть панически боится массовых беспорядков. Кроме того, те люди, которые находятся у власти, боятся ее потерять. Боятся той критики, которая сейчас публично идет. И, так как они не видят правовых механизмов, чтобы сажать людей всех подряд без разбору, они стараются запугать.

Они видят, что никого уже не пугают провокации и фабрикации Центра "Э". Они видят, что не запугали политическую оппозицию. Люди не боятся выходить 31 числа, хоть их там массово задерживают, избивают, ломают руки. Они видят, что все прошлые запугивания не возымели действия и люди все больше и больше выступают против действий этой оторвавшейся от народа власти. Началась кампания за отставку Путина - подписалось значительно больше людей, чем ожидали организаторы кампании. Люди подписываются, люди перестали бояться.

Они думают: как же еще напугать? Они не знают, что еще им делать. Кроме того, они заигрывают с западными лидерами и хотят остаться в "восьмерке", "двадцатке" и пр. Поэтому им нужен этот закон. Он позволяет им, с одной стороны, никого не посадить, с другой – максимально запугать. Но я думаю, это никого не запугает, зря они так думают.

Мы должны сделать все, чтобы Медведев не подписал этот закон.




Реклама
Выбор читателей