О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/d.125487.html

новость Кадыров намерен выгнать из Чечни неместные гуманитарные организации

02.08.2007
Рамзан Кадыров. Фото АР

Рамзан Кадыров. Фото АР

Действующие в Чечне гуманитарные организации должны в течение двух недель перевести свои офисы и складские помещения на территорию республики и зарегистрироваться. Иначе их работа может быть приостановлена, предупредил Рамзан Кадыров.


Комментарии
(написано анонимно) 02.08.2007 23:56 (#)

Мы не хотим жить в составе РФ и русскими варварами. Северный Кавказ завоеван Российской империей огнем и мечом, свою покорение оправды-вают тем, что войска вынуждены были защищать транспортные и торговые пути с Закав-казьем от набегов горских народов. Закавказье тоже завоеван но и тут есть оправдание у России, что мол Закавказье «получила» его после войн с Турцией. Царская армия относилась к войне с горцами как и к войне. Русских бунтов в России было очень много начиная с Ивана Грозного. Методы и жестокость были самые жестокие и бесчеловечные. Русский народ при царе был в состоянии рабства. Нет чистых русских после монголо-татарского ига, после поляков и литовцев. Преступная банда совершила переворот в 1917 году и заняли власть в России. Воровскими методами стали прибирать к России Кавказ, Средную Азию. Распускали большевистские легенды о каждом народе и клеили ярлыки, для примера: чеченцы поддер-жали евреев-большевиков при уничтожении ими русских и казаков на Северном Кавказе. По-этому мол, когда еврейские власти во главе с Лениным-Бланком и Троцким-Бронштейном были замещены грузинскими властями во главе с Джугашвили и Берией – чеченцы из союз-ников большевиков превратились в их врагов. За этим наглым ложью скрыто уничтожение Горской Республики и добровольческая армия генерала Деникина оказала содействие боль-шевикам оккупировать Северный Кавказ.Но геноцид со стороны большевиков началась в Чечне с первых дней советской власти и в отличие от других народов чеченцы никаких договоров и соглашений с Советами не заключала. К выселению народов СССР русские имеют прямое отношении и особое заслуга ряженных казаков. Сегодня модно винить Джу-гашвили, он руководил страной и Красной Армией, Берия – НКВД, простите маршалы Советского Союза и армия и чекисты были большинство русских. В НКВД и Красную Ар-мию русские и казаки сами служить шли. До «перестройки» все народы и СССР, и РСФСР не имели одинаковые условия для жизни. Не евреи и чеченцы развалили СССР и объявили ГКЧП. Чеченцы не захотели жить в вечном смуте, после развала СССР и РСФСР чеченцы избрали единственный правильный путь-создание свое государственное образование. Но русские опять находить оправдание: У власти опять были нерусские. Вы их знаете. Большин-ство из них – евреи. За ними стоял Запад. Почему они решили вводить войска в Чечню? Не легче было бы исключить её из состава Федерации? Российская власть показала себя негодяями, варварами и обрекли на смерть множество чеченцев и русских. Война страшное дело. В России сегодня в почете военные убиваюшие мирное население, чекисты совершающие теракты и уничтожаюшие своих сограждан. Чеченцы ненавидять тех, кто «любит» воевать. Подумайте, зачем бросать в на убой неподготовленных, голодных и разутых солдат. 18-летних мальчишек, которые и знать не знают «где это такое место – Чечня». Разве эта война была нужна чеченцам или чеченцы требовали пол Россию ? Русские не вверять, что Путин и ФСБ организовали взрывы домов со спящими людьми хотя тайну про этих терактов рассказали чекисты.Путин и ФСБ добилась главное: Обвинили чеченцев, отбили сочувствия к чеченцам и вложили ненависть к чечен-цам. Русские знают, в Чечне не забудут и не простять, поэтому хотять жить отдельно. Нам жить рядом, даже если Чечня выйдет из состава РФ и забыли про это в России. Зачем русским чеченская земля, когда Россия имеет свое не освоенные земли. Грузия и Украина открыли музеи геноцида их народов со стороны русских. Демонтируют памятники русских солдат и ведется работа по пересмотру историю почти во все союзных республиках бывшего СССР. Беззаконие, которое творится в РФ, заставляет убегать от России и русских многих народов. Почему чеченцы не должны быть в составе РФ дадут ответы следующие факты: 1. Убийство мирного населения, мародерство, изнасилования в Алхан-Юрте Российскими властями не были предприняты серьезные шаги по привлечению к ответствен-ности виновных в совершении преступлений в Алхан-Юрте. Достоверные показания подска-зывают, что офицеры и командующие в этом регионе были в курсе происходящего, но лучшее, что они предпочли, это смотреть на все сквозь пальцы. В середине декабря вице-премьер Николай Кошман посетил опустошенное село и обещал, что будет расследование. Военная прокуратура79 открыла дело о событиях в Алхан-Юрте, но позднее закрыла его, как они сказали, из-за отсутствия доказательств, что преступления имели место. 17 декабря 1999 года высокопоставленный представитель России в Чечне, вице-премьер Николай Кошман и Малик Сайдулаев, один из известнейших промосковских чеченских лидеров, посетили Алхан-Юрт, родное село Сайдулаева, для расследования заверений о серьезных нарушениях, допущенных там российскими вооруженными силами. Большая часть визита была отснята на видеопленку сопровождением Сайдулаева. На ней запечатлена возмущенная реакция вице-премьера Николая Кошмана на нарушения, совершенные в Алхан-Юрте. На видеопленке показывается, как Кошман и Сайдулаев идут по опустошенному селу, выслушивая обезумев-ших от горя сельчан, рассказывающих им о расстрелах без суда и следствия, грабежах, сож-женных домах и других преступлениях, совершенных российскими солдатами. Когда Кош-ман и Сайдулаев шли по селу, они обнаружили несколько тайников с награбленным россий-скими солдатами добром, включая палатку, набитую одеялами и коврами, и военный грузо-вик, полностью загруженный видеомагнитофонами и другими электротоварами. В одном месте среди украденных солдатами вещей Сайдулаев нашел свои собственные тарелки и, показывая их Кошману, сказал: "Эти тарелки из моего дома". Неоднократно сельчане и Сайдулаев говорили, что солдаты, виновные в преступлениях, были из 15 батальона, части Западной группировки сил под командованием генерал-майора Владимира Шаманова. Опасность, с которой сталкивались жители Алхан-Юрта, была четко продемонстрирована инцидентом, запечатленным на видеопленке: когда Кошман выходил из дома, где он осматривал награбленное добро, стоявшие недалеко солдаты начали угрожать расстрелять его, очевидно, не зная, что они обращались к вице-премьеру. Генерал-майор Ваха Ибрагимов, выходивший из дома вслед за Кошманом, кричит на солдат, объясняя им: "Вы хоть знаете, с кем разговариваете? Это вам не женщин мучить!" Солдаты оказались в нетрезвом состоянии и поначалу отказывались представиться Кошману и генералу ВВ МВД РФ Ибрагимову В, несмотря на то что получили непосредственный приказ. Видно, что Кошман поражен дока-зательствами жестокостей, представленных ему в Алхан-Юрте. "Я клянусь вам всем, что я видел, что в Гудермесском районе, на севере, я нигде не видел ничего подобного. Если собрать все это село, ничего подобного не было совершено больше нигде", — говорит он местным жителям. Когда местный житель предложил, что командующего надо отдать под суд, Кошман быстро соглашается: "На этот счет нет никаких сомнений. То, что я увидел, не сравнится ни с чем, что я когда-либо видел", "В селе все разрушено, за исключением этой улицы", — говорит в заключении Кошман. Слышно, как Кошман обещает сельчанам, что прокурор придет "сегодня, если не сегодня, то завтра".Установление личности виновных и ответственность командования Российские солдаты часто в Чечне предпринимают меры, чтобы жертвам нарушения в дальнейшем было сложно установить их личность. Солдаты часто снимали эмблемы и другие знаки отличия с военной формы, ездили на необозначенных военных машинах с замазанными номерными знаками или на украденных у мирных граждан машинах, обращались друг к другу по кличкам, закрывали лица масками или вязаными шап-ками, которые полностью закрывали лицо и шею, чтобы их трудно было опознать. Однако есть важные наводящие соображения относительно того, как можно опознать преступников или, по крайней мере, узнать, из какой они части, которые позволили бы внушающему дове-рия независимому следственному органу привлечь виновных к ответственности. К сожале-нию, в настоящее время ответственные власти России, в частности военный прокурор, не проявили никакого интереса в расследовании преступлений, совершенных в Алхан-Юрте, или привлечении виновных к ответственности.Как отмечено выше в показаниях, свидетели постоянно отмечали контрактников, солдат, которые воюют по краткосрочному контракту, как виновников многих преступлений в Алхан-Юрте. Согласно многим свидетелям, виновные контрактники были из внутренних войск, а не регулярной армии. Кроме того, представителям Хьюман Райтс Вотч удалось установить, что 15-й батальон, часть Западной группировки войск под командованием генерал-майора Владимира Шаманова, был в Алхан-Юрте во время совершения преступлений. К такому же выводу пришел и представитель Рос-сии в Чечне Николай Кошман, а также нероссийские журналисты.Российские военные власти прекрасно знают, какие именно части находились в Алхан-Юрте в тот период, когда были совершены грабежи и жестокости. Подразделения в Алхан-Юрте находились там как часть координированной военной кампании, и военные власти, несомненно, имеют доступ к информации об их передвижениях и дислокациях, так как это необходимо для эффективности операций и планирования. Необходимая информация об объединенных подразделениях и идентификация войск, находившихся в Алхан-Юрте, бесспорно в руках российских военных властей. Однако власти не огласили эту информацию, и нет свидетельств тому, что они предприняли какие-либо меры по привлечению виновных в совершении преступных действий к ответственности.Один из волнующих вопросов по поводу преступлений в Алхан-Юрте, это почему позволили убийствам и грабежам продолжаться в течение длительного времени. Некоторые источники предполагают, что из-за того, что российские силы понесли большие потери во время штурма Алхан-Юрта, солдатам "отдали" село делать то, что они хотят. "Леча Л." (ненастоящее имя), 33 года, коммерсант, смог проехать в Алхан-Юрт 11 де-кабря, дав солидную взятку агенту Федеральной службы безопасности (ФСБ, бывший КГБ) из Москвы, который сопровождал его в Алхан-Юрте. Когда они прибыли в Алхан-Юрт, Леча Л. и агент ФСБ столкнулись с группой солдат, включая полковника, грузившей ворованные вещи на грузовик на улице Демильханова. Между полковником и агентом ФСБ разгорелся пятнадцатиминутный спор. По словам Лечи Л., агент ФСБ спросил полковника, что они делают, и полковник ответил: "Нам дали это село; нам дали его на растерзание; мы взяли его штурмом, нам его дали на две недели". Агент ФСБ ответил: "Кто дал вам такое право, кто позволил поступать, как вам заблагорассудится?" — и попытался арестовать полковника. Полковник начал кричать в ответ: "А ты кто такой? Мы взяли это село штурмом, и после этого ты так разговариваешь со мной?" По словам Лечи Л., полковник затем повернулся к собравшимся сельчанам и начал кричать на них: "Вы продаете бензин на российской терри-тории, и вы хотите независимое государство и покупать вещи на российский рубль, кормить себя российским хлебом! Этого не будет! Мы уничтожим вас, всех до последнего!" Спор завершился, когда подъехал другой военный и забрал полковника.11 декабря группа жителей Алхан-Юрта попыталась встретиться с генерал-майором Шамановым, командующим Запад-ной группировкой войск в Чечне, чтобы выразить свои тревоги по поводу продолжающихся в Алхан-Юрте преступлений. В то время генерал-майор Шаманов находился где-то между Алхан-Юртом и соседним селом Кулары, поблизости от места, где российские войска совер-шали преступления в Алхан-Юрте. Генерал-майор Шаманов отказался выслушать отчаяв-шихся сельчан и, по словам одной из женщин из группы, ругался и угрожал им: "Вы, чертовы чеченцы, убирайтесь отсюда, или я вас расстреляю на месте". Сельчане умоляли генерал-майора Шаманова, рассказывая ему об убийствах, совершенных российскими солдатами в Алхан-Юрте, но через десять минут командующий заставил сельчан уйти. Факт, что россий-ский командующий был в непосредственной близости от российских войск, занимавшихся преступлениями, и не предпринял соответствующие действия, чтобы остановить преступле-ния, не говоря уже о том, чтобы выслушать жителей Алхан-Юрта об их тревогах по поводу преступлений, поднимает серьезный вопрос о соучастии генерал-майора Шаманова в прес-туплениях, совершенных в Алхан-Юрте.Отсутствие ответственности у российских властей Российские власти, включая командующих войсками, военных прокуроров и политическое руководство, ответственные за военную кампанию в Чечне, оказались не в состоянии провести серьезное расследование сообщений о преступлениях, совершенных российскими вооруженными силами в Чечне, привлечь виновных солдат к ответственности и предпринять необходимые меры, чтобы положить конец этим преступлениям. Вместо этого официальные российские власти неоднократно выдавали поверхностные опровержения тому, что их войска совершали преступления в Чечне, осуждая, как они говорят, враждебную западную прессу и антироссийский западный дипломатический корпус в "информационном терроризме". В све-те бесчисленных доказательств преступлений, совершенных российскими войсками в Чечне, пустые опровержения официальных российских властей являются несостоятельными. Российские власти в ответ на зафиксированные преступления в Алхан-Юрте придерживаются линии полного отрицания, хотя Россия была вынуждена пообещать хотя бы создать види-мость проведения расследования, чтобы противостоять поднимающейся волне международ-ной критики после того, как события в Алхан-Юрте были оглашены. Однако, в конечном счете, официальные российские лица признали, что ни один российский солдат не был осуж-ден в совершении какого-либо преступления в Алхан-Юрте. Когда появились первые сообщения об убийствах в Алхан-Юрте, российское военное коман-дование опровергло их как "ложные и вводящие в заблуждение", заявив, что эти сообщения являются частью кампании чеченских террористов по развязыванию информационной войны с Россией. Николай Кошман, представитель России в Чечне, 23 декабря заявил, что расследование будет проведено и его результаты будут опубликованы в течение десяти дней, но отрицал, что убийства имели место, заявив: "О расстрелах и казнях мирных жителей не может быть и речи", — несмотря на то, что во время его визита в Алхан-Юрт 17 декабря . его поставили именно перед фактами убийств. Сразу же после того, как появилась видеопленка с Кошманом, российские телевизионные программы новостей начали транслировать пленку с записью ожесточенных боев с чеченскими боевиками на окраине Алхан-Юрта, что, по замыс-лу, должно было навести зрителей на мысль, что смерти в Алхан-Юрте были вызваны ожес-точенным сопротивлением чеченских боевиков. Одновременно российское военное коман-дование сделало заявление, утверждающее, что жители Алхан-Юрта заманили российскую армию в западню, что мирные жители погибли во время сражения и что использование силы было оправданным.88 Позже было установлено, что видеопленка с чеченскими боевиками на окраине Алхан-Юрта была сфабрикована, на ней был чеченский командир, погибший во вре-мя первой чеченской войны в 1995 году. Генерал-майор Шаманов, командующий Западной группировкой вооруженных сил, был командующим воинских частей, расположенных в Алхан-Юрте. Он полностью отрицал, что преступления в Алхан-Юрте имели место, и угро-жал журналистам и тем, кто хотел установить ответственность за совершение преступлений в Алхан-Юрте: "Не смейте трогать солдат и офицеров российской армии. Они выполняют священную задачу — они защищают Россию. И не смейте пачкать российских солдат своими грязными руками!".90 Несмотря на его руководящую роль в преступлениях в Алхан-Юрте, генерал-майор Шаманов получил высокую российскую награду, медаль "Герой России", 28 декабря, когда президент Борис Ельцин назвал действия армии в Чечне "безупречными".91 Хотя промосковский чеченский лидер Малик Сайдулаев заявил, что около восемнадцати солдат было арестовано за участие в преступлениях в Алхан-Юрте, это заявление было опровергнуто военной прокуратурой, которая заявила, что никто не арестован. Военный прокурор позже объявил, что предварительное расследование не обнаружило никаких улик "использования чрезмерной силы военными". А анонимные источники военной прокуратуры начали предполагать, что жители села "вероятнее всего были расстреляны (чеченскими) боевиками, которые совершили эту провокацию, чтобы дискредитировать федеральные вооруженные силы". 31 декабря главный военный прокурор Юрий Демин заявил, что "нет оснований для начала судебного преследования в связи с недавними событиями в чеченском селе Алхан-Юрт". Во время встречи Демина с представителями Хьюман Райтс Вотч 10 марта 2000 года, он заявил, что расследование преступлений в Алхан-Юрте было закрыто из-за отсутствия доказательств. В то же время он дал понять, что события, которые он расследовал, завершились взятием села российскими вооруженными силами, и попытался связать незакон-ные расстрелы, не имеющие никакого отношения к взятию села, с потерями, которые могли быть во время боя. Когда делегация Хьюман Райтс Вотч предоставила некоторые подробнос-ти, связанные с грабежом и незаконными расстрелами, Демин резко возразил, предположив, что они были "совершены чеченскими террористами". Демин отрицал, что знает что-либо об убийствах в Старопромысловском районе города Грозного, совершенных российскими войс-ками.Несостоятельность военной прокуратуры при расследовании военных преступлений и других злоупотреблений, совершенных в Алхан-Юрте и других местах в Чечне, ставит под серьезное сомнение надежность и независимость этого органа. Военная прокуратура — это орган, ответственный за наказание виновных в совершении преступлений российскими военнослужащими, но он оказался несостоятельным выполнить свой мандат. К сожалению, поведение российских властей, в частности военной прокуратуры, повторяет опыт первой войны, когда были совершены подобные преступления, но виновные не были найдены и не привлечены к ответственности. Решение военной прокуратуры о закрытии расследования преступлений в Алхан-Юрте и не преследовании виновников совершения преступлений демонстрирует полную несостоятельность системы российского военного правосудия, но не уменьшает силы детальных сведений о преступлениях, о которых идет речь в данном отчете, так как российское военное командование не представило правдоподобного альтернативного объяснения убийств и других преступлений в Алхан-Юрте. 9 марта в Москве во время встре-чи с первым заместителем начальника Генерального штаба генерал-полковником Валерием Маниловым представители Хьюман Райтс Вотч представили ему сведения о кровавых собы-тиях в Алхан-Юрте, Старопромысловском районе и Алдах. Генерал-подполковник Манилов не оспаривал добытые Хьюман Райтс Вотч сведения, как это делали другие официальные лица, но и не подтвердил их. Однако он согласился, что менталитет российской армии должен быть изменен, чтобы предотвратить нарушения в Чечне. Неспособность российских властей установить ответственных за преступления, совершенные в Чечне, дает веские причины международному сообществу провести заслуживающее доверия независимое расследование совершенных жестокостей и предпринять меры по установлению ответст-венных за преступления национальными средствами или на международном уровне. В то время как убийства в Алхан-Юрте были первыми зафиксированными случаями широкомасштабных расстрелов мирных жителей во время второй чеченской войны, они были не последними. В Старопромысловском районе города Грозного российские войска убили по меньшей мере пятьдесят невооруженных мирных жителей, в основном пожилых мужчин и женщин, в нескольких инцидентах в декабре 1999 и январе 2000 г.100 5 февраля 2000 г. российские войска устроили самую большую бойню во второй чеченской войне, о которых известно на данное время, убив не менее 62 мирных жителей (возможно намного больше) в поселке Алды города Грозного.Сохраняющаяся несостоятельность российских властей предпринять необходимые меры по расследованию преступлений в Чечне, в частности массовых убийств в Алхан-Юрте, Старопромысловском районе и Алдах, и их неспособность предпринять шаги по предотвращению совершения их войсками жестокостей в будущем делает российское военное командование соучастником этих преступлений. Пытки в фильтрационном лагере Чернокозово Свидетельство узника Чернокозово Адом на земле называет фильтрационный лагерь в Чернокозово один из бывших его узников, с которым корреспондент ЭРадио Свобода" Владимир Долин встретился в палаточном лагере беженцев на территории Ингушетии. После трех недель пребывания на фильтре двадцатилетний Резван (имя, по понятным причинам, изменено) не может передвигаться без посторонней помощи. Резван: Я ехал сюда с мамашей, с семьей. Я ехал с Нового Грозного, я там был беженец. В Новом Грозном в комендатуре мне дали справку. Справка у меня была, паспорт, ксерокопия, метрика. Все документы были. И с автобуса сняли они меня, и говорят: на проверку личности меня отведут. Автоматы передернули. Им сказали... За шлагбаум мамашу, мою семью, прогнали, и меня — руки назад, и посадили на столб. Еще одного с автобуса со мной сняли, и еще один был к трубе с наручниками привязан. Они по рации позвали автозак, тюремная машина, которая зеков возит, и отвезли в Знаменский отдел. В отделе бросили в камеры, и в камерах два часа ночи, нас.... Отпечатки вот так, боковые все отпечатки, там, первый допрос. И мне сказали: есть те люди, которые могут подтвердить, что я соучаствовал в разведке. И мне они приготовили санкцию, что — боевик. На второй день они нас на фильтр, в Чернокозово, отправили. Дай Бог, чтобы ни с одним человеком такое не было, это.... Я там признал, что. фильтр — это наземный ад. Все это изнасилование, парней изнасилование, женщин, девушек.... Там пять-шесть парней — тоже их насиловали. Первые три-четыре сутки четыре женщины были. Потом три-четыре этапа пришли — еще три женщины. И уже женщин двенадцать там было. Потом поступил десятилетний мальчик, тринадцатилетняя девочка, брат и сестра. И которая там была женщина одна, ее дочь на свидание, они.... И этой женщины четырнадцатилетняя дочь. Они в фильтр завели, в коридор, и эту девочку они насиловали четыре сутки. Между собой ссорами, они ее насиловали. Девочку избивали, насиловали и говорили матери: «Помоги ей, своей дочери, хоть словом». За все мои пройденные двадцать одни сутки, за двадцать одни все сутки мои, три или четыре сутки меня не били. Все остальные дни — два-три раза кувалдой, дубинкой меня били, от ударов кувалдой у меня позвоночник треснутый. Самое большее — сорок девять человек было нас в десятиместной камере. Сорок девять человек когда нас было, восемь суток я там провел. За восемь суток три раза кушать давали. Миска — на троих, на четверых, по три-четыре ложки. Это сырая, грязная каша. Ее две ложки подряд если покушать, можно вырвать, до такой степени она противная. Не соленая, привкуса ни одного нет, грязная вся каша, пыль, песок там, деревяшки, черви там. Воду нагревают, туда кидают и выдают, чтобы с голоду не сдохли. В течение двух суток, на третьи сутки, давали пять литров воды на сорок девять человек, кружка на троих, на четверых у нас шла. По три, по два, по четыре глотка. Самое большее — четыре глотка. У меня приходилось даже четыре дня воду не пить. Я отдавал свой кусок больше раненому, у которого были сломаны грудные клетки. В камере нельзя говорить, с шести утра до десяти ночи, после отбоя. Целый день вот так стоим. Нам говорить нельзя. При каждом разговоре вытаскивают, избивают. Говорить нельзя. Когда меня закинули, мое слово было «Салам алейкум», и все. Дежурный говорит только. Только дежурный может говорить на русском языке два слова: «Тебя на выход», и все. Когда у меня были третьи сутки, на четвертую ночь одного расстреляли, и под предлогом как бы в прошлой войне в списках его данные обнаружили. А этот парень совсем не участвовал в прошлой войне, его вообще не было, он Пакистане учился. Ему дали с избиванием, подписать санкцию, 208-ю санкцию, нас всех они заставляли подписывать. 208-я статья, двенадцать пунктов. Ее подписал он, и в течение двух часов они его избивали, потом вывели и длинная очередь, пуль десять, его расстреляли. И уже на на вторые, утром, уже шел слух, между собой: была попытка к бегству этого парня. Они вот так это загладили. Там парни полумертвые, все ребра, ключицы, пальцы сломаны. Уши вот так берут, уши сворачивают, уши ломают. Вот так бьют перепонки. У меня в камере три человека было, перепонки... они уже лопнутые, ничего не слышат они. По пяткам дубинками бьют два человека... на пол ложат, и под пятки дубинками бьют. Это боль, вот, так, потихоньку при каждом ударе боль в голову отдается, и человек уже, как бы... спинной мозг повреждается, и человек уже ничего не помнит. Из Москвы ехал один парень, они его задержали. Начитанный, грамотный, где-то он юристом, или где-то учился в институте. Нормальный, шустрый, начитанный парень. Его задержали. Я с ним поговорил минуты две — где, как задержали. Его вывели в первый раз избивать. И когда его закинули... ему под пятки дубинками били. Он, когда его закинули, он своего имени даже не знал. Как новородившийся ребенок. Он вот так смотрит на тебя и, как бы... тебя пугает он. И на стену смотрит, на капли, которые со стен падают. На капли смотрит. Ни о чем не говорит. Дай Бог, чтобы Аллах это за грех не принял, они его дураком уже сделали. Ничего не знает он уже. Однако теперь, очевидно, ситуация принципиально иная. За фасадом официальной системы мест содержания задержанных, дознания и следствия действует неофициальная система незаконных мест содержания — в расположениях воинских частей и т. п. Центр этой системы расположен в Ханкале, на главной базе федеральных сил. В этой параллельной системе «следствия» к задержанным и «исчезнувшим» применяют жестокие пытки, приводящие к скорой смерти, совершают внесудебные казни. Если в «первую чеченскую войну» подобные преступные действия практиковались войсковой разведкой и спецназом, то в ходе «второй войны» этот опыт перенимается и активно используется сотрудниками сил правопорядка (МВД и т. п.). Казалось бы, в сложившейся неофициальной системе насилие «приватизировано», а следствие раздроблено и, по сути дела, разрушается как государственный институт. На практике ситуация сложнее и не сводиться к «эксцессам исполнителя». То, что они рассказывали - я должна сказать, что мы брали у них информацию отдельно друг от друга, путем очень длинных собеседований, и то, что три мужчины рассказывали совершенно независимо друг от друга - эти рассказы во всем совпали. Они рассказывали об ужасах, с которыми мы уже ознакомились по прошлой чеченской войне, то есть: по приезде в фильтрационный пункт охрана заставляет мужчин бежать по живому коридору, при этом всех бьют дубинками и даже железным молотком. Рассказывали об изнасилованиях и женщин, и мужчин, рассказывали о пытках и избиениях. Рассказывали об условиях содержания, которые просто немыслимы. Иса, молодой чеченец 21 года, рассказывает, что его и еще десятерых мужчин, привезли на грузовике в Чернокозово 17 января. Их выгрузили из машины и заставили бежать через строй охранников - метров 20. У охраны были резиновые дубинки. "Когда я бежал через этот живой коридор, охранники били меня дубинками", - говорит Иса. Его раздели и отобрали у него одежду, которая понравилась охране. Около недели он сидел в камере почти обнаженный. Все трое бывших заключенных говорят, что их пытали и били во время допросов. 24-летний Ахмед рассказывает, что каждый раз, когда его вызывали на допрос, его били люди в масках. Перед входом в комнату, в которой проходили допросы, Ахмеда заставляли ложиться на пол и ползти. Его заставляли говорить: "Гражданин офицер, спасибо, что вы согласились меня принять. По вашему приказанию, я приполз". Оба заключенных говорят, что периодически охранники впрыскивали в камеру слезоточивый газ и заставляли заключенных стоять с руками за головой целые ночи. Все трое рассказывают, что были свидетелями случаев изнасилования. 38-летний Ваха дал детальное описание двух случаев изнасилования в фильтрационном пункте. На второй день после того, как его доставили в Чернокозово, он услышал крики 42-летней женщины, матери четверых детей из села Толстой-Юрт, вместе с которой его привезли в лагерь. Женщину били. "Ее били в течение 15 минут, затем в течение получаса никаких звуков не было. Затем женщина стала просить не трогать ее. Солдаты в ответ только матерились... Все это продол-жалось довольно долго. Мы поняли, что ее изнасиловали", - говорит чеченец. Бывшие заключенные рассказывают и о случаях изнасилования мужчин. Произвол по Росси при проверке документов и задержании чеченцев. В Москве отмечается активизация обычных милицейских проверок документов у граждан на станциях метро и на улицах, при этом чаще останавливают людей с темным цветом кожи; сотрудники правоохранительных органов также обходят квартиры, где живут чеченцы. В случае проблем с документами или регистрацией людей неизменно доставляют в отделение, где часто обыскивают, фотографируют, опрашивают, снимают отпечатки пальцев и отбирают все наличные деньги. По некоторым данным, такая активизация милиции вызвана прямыми, хотя и устными, указаниями вышестоящих начальников. Так, сотрудник одного из москов-ских паспортных столов сообщил представителю организации «Гражданское содействие», что ему и его коллегам негласно предписано регулярно обходить известные адреса прожива-ния чеченцев. Он получил этот приказ от непосредственного начальника; откуда исходит приказ, ему известно не было. Хьюман Райтс Вотч зафиксирован следующий эпизод: Аэлиту Шидаеву забрали 30 октября прямо в кафе, где она работала. Около 15 сотрудников милиции, регулярно бывавших там, пришли именно за ней. Работников кафе и посетителей поставили лицом к стене, после чего забрали А.Шидаеву в ОВД «Марьинский парк». Как сообщила Хьюман Райтс Вотч мать А.Шидаевой, там задержанную в течение семи часов допрашивали и запугивали, пытаясь заставить признаться в связях с террористами. В ОВД также пытались порвать свидетельство о временной регистрации, но, как говорит мать задержанной, не смогли сделать это только потому, что документ был в ламинированной обложке: «Нам здесь чеченцы не нужны». Мать А.Шидаевой, которой позвонили из кафе, отправилась в ОВД, чтобы узнать о судьбе дочери, однако там заявили, что никакой Шидаевой у них нет, и пригрозили посадить мать в «обезьянник», если та немедленно не уйдет. В результате настойчивых действий матери, которая подключила к делу нескольких журналистов и правозащитников, А.Шидаева была к ночи освобождена. Позднее она рассказывала матери, что видела, как по коридору ОВД сотрудники тащили чеченца средних лет. Он был сильно избит, не мог стоять на ногах и все время повторял: «Отпустите меня, что я вам сделал, не бейте меня». Подброшенные наркотики или оружие После октябрьского захвата заложников усилился поток жалоб в российские правозащитные организации на действия сотрудников милиции, которые подбрасывают наркотики или оружие. Помощник депутата Госдумы А.Аслаханова сообщил Хьюман Райтс Вотч, что на 9 февраля 2003 г. в секретариате депутата находилось на контроле 56 заявлений, а всего с конца октября 2002 г. к ним поступило более 300 обращений от чеченцев8. Организацией «Гражданское содействие» зафиксировано девять новых случаев, связанных с подброшенными уликами. Такие методы работы с чеченцами впервые стали широко применяться милицией после взрывов жилых домов в сентябре 1999 г. На начало 2000 г. организация «Гражданское содействие» и правозащитный центр «Мемориал» зафиксировали более 50 случаев. В 2000 г. наркотики или оружие стали подбрасывать значительно реже, однако эти методы по-прежнему применялись, и жалобы на такие действия сотрудников милиции периодически продолжали поступать в правозащитные организации и в 2001-2002 гг. Для решения этой проблемы российские власти практически ничего не сделали. Прокуратура привычно поддерживает такие уголовные дела, несмотря на все доказательства того, что они были сфабрикованы, а московские суды выносят, как правило, обвинительный приговор. Так, осуждением задержанных завершилось большинство из 50 дел, зафиксированных организацией «Гражданское содействие» и правозащитным центром «Мемориал» за конец 1999 г. – начало 2000 г. Во многих случаях дела не доходят до суда, если родственники задержанных за взятку «договариваются» с сотрудниками правоохранительных органов10. По данным секретариата А.Аслаханова, на начало февраля 2003 г. за подбрасывание улик чеченцам был осужден только один сотрудник московской милиции. Около 15.00 часов 27 октября в квартиру Гадаевых пришли трое сотрудников милиции с проверкой документов. По словам одного из родственников, у 26-летнего Ислама Гадаева была просрочена временная регистрация и его отвезли в 162-е отделение. Там он семь часов провел в ожидании допроса. После этого И.Гадаева вывели и, находясь в окружении трех или четырех сотрудников, он почувствовал, как ему что-то опускают в карман. Не дав И.Гадаеву проверить содержимое кармана, милиционеры скрутили ему руки за спиной, спустили на первый этаж и на глазах у уже находившихся там понятых вытащили из кармана пакетик. Впоследствии следствием было установлено, что в пакетике находилось 0,1 г героина. Было возбуждено уголовное дело за хранение наркотиков, и в настоящее время И.Гадаев, который настаивает на своей невиновности, ожидает суда. Али Баширова (настоящее имя не разглашается) после штурма театрального центра на Дубровке забирали дважды. Около 10.00 часов 26 октября его доставили в 77-е отделение, сняли отпечатки и сфотографировали. Благодаря заступничеству участкового, хорошо знавшего Али, через семь часов его отпустили, однако участковый предупредил, что его хотят «зарядить» и что лучше ему не показываться в районе. Действительно, 7 ноября Али Баширов был снова задержан. Сосед, бывший свидетелем событий, сообщил Хьюман Райтс Вотч, что Али задержали люди в штатском, когда он въезжал во двор, чтобы пообедать у сестры. Позднее Али рассказывал сестре, что в отделении у него «нашли» 0,06 г героина (где именно, он не уточнил). В уголовном деле записано, что Али шел нетвердой походкой и был задержан сотрудниками милиции, которые препроводили его в близлежащую гостиницу, где при досмотре обнаружили наркотики. При этом сосед Али в интервью Хьюман Райтс Вотч приводит совершенно иную версию событий, утверждая, что тот вообще не шел пешком, а сидел за рулем своей машины, причем вполне уверенно. В милиции Али поначалу предла-гали замять дело за 3 тыс. долларов, однако такими средствами задержанный не располагал. Дознаватель по делу сказал сестре Али, что ничем не может помочь, потому что может лишиться работы16. На момент составления настоящего меморандума Али Баширов оставался под стражей в ожидании суда. Проблемы с регистрацией для чеченцев в Москве После захвата заложников в Норд-Осте чеченцы стали испытывать растущие трудности с регистрацией в Москве. В соответствии с существующим порядком все постоянно и времен-но проживающие в столице, в том числе приезжающие в гости, должны зарегистрироваться по месту постоянного или временного проживания в течение трех дней с момента прибытия в Москву. При том что на федеральном уровне система регистрации изначально вводилась как уведомительная, в Москве фактически сохраняется разрешительный режим. Многие чечен-цы, которые пытались зарегистрироваться в столице после октября 2002 г.,помощникам А.Аслаханова, что в милиции им говорили об указании не регистрировать чеченцев ни при каких обстоятельствах, невыполнение которого чревато для работников паспортных столов серьезными последствиями. Существование такого устного приказа подтвердил представи-телю организации «Гражданское содействие» и один из работников паспортно-визовой службы. Несмотря на то что в отдельных случаях чеченцам все же удавалось зарегистриро-ваться при содействии местных правозащитных групп, в подавляющем большинстве случаев проживающие в Москве без регистрации чеченцы не могут оформить свой статус. Временная регистрация семьи Дадаевых истекла в середине октября 2002 г. 25 октября, когда ситуация с заложниками еще не разрешилась, Зарема Дадаева попыталась возобновить регис

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через: