О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/m.132189.html

статья "Голос Беслана" и его эхо

Илья Мильштейн, 10.01.2008
Илья Мильштейн

Илья Мильштейн

Государственный человек, и.о. прокурора Назрани г-н Аушев, подал в суд на комитет "Голос Беслана". По его мнению, эта организация распространяет экстремистские материалы. Открытое письмо, опубликованное ею в Интернете, следует изъять, а судебное решение по этому поводу направить в Министерство юстиции.

Новость поразительная по всем параметрам.

Во-первых, письмо опубликовано два с лишним года назад и до сих пор не вызывало особого интереса у карательных органов. Во-вторых, отрывки из него, на которые ссылается прокурор, содержат исключительно моральные и политические оценки действий российский властей и президента Путина, что в любой нормальной стране не может быть поводом для обвинений в экстремизме. В-третьих и в-главных, что вообще забыл ингушский прокурор в Северной Осетии?

Со стороны поглядеть, у Аушева должно хватать работы на дому, поскольку Ингушетия - один из самых неблагополучных регионов России. Убийства инородцев, похищения, нападения на милиционеров и военнослужащих - все это норма в республике, которая после установления кадыровского "порядка" в Чечне лидирует по части политического экстремизма. Строгого прокурорского надзора требуют и действия сотрудников ФСБ, у которых вошло в моду произвольно отстреливать на ингушских улицах молодых людей, заподозренных в терроризме. Или взять недавно прошедшие выборы в парламент, где, по официальным сведениям, 99% граждан пришли к урнам и в едином строю проголосовали за партию власти. А по иным сведениям, десятки тысяч людей уже письменно заявили о том, что на выборы не ходили и "Единую Россию" не поддерживали.

Казалось бы, при таком объеме работы прокурорские работники должны, забыв обо всем, включая Северную Осетию, заниматься своей республикой. Искать убийц. Конфликтовать с чекистами. Допрашивать членов избирательных комиссий, доброжелательно извещая их с самого начала, что чистосердечные признания могут смягчить их печальную участь.

Вместо этого г-н Аушев увлеченно занят разжиганием межнациональной розни - ибо как же еще оценить его заявление? В нападении на бесланскую школу участвовали ингуши, этот теракт резко ухудшил и без того скверные отношения между жителями двух соседних республик, и вот является прокурор, который обвиняет в экстремизме несчастных осетинских женщин. При том, что в их открытом письме ни одного слова о соседях сказано не было, а только о государстве, которое не желает расследовать чудовищный теракт в Беслане, и о своей вине: "Мы виноваты в том, что выбрали президента, который решает свои проблемы с помощью танков, огнеметов и газа, из-за которого бывшие заложницы "Норд-Оста" рожают неполноценных детей".

Повторюсь: Элла Кесаева и ее сестры по несчастью написали это письмо два с лишним года назад. Два с лишним года они ждали ответа: от Путина, Патрушева, от Генпрокуратуры, от следователя по имени Александр Солженицын и даже от американцев, которые, как верят в Беслане, "располагают съемками бесланской школы, сделанными со спутников 1, 2 и 3-го сентября 2004-го года". Они дождались ответа только от Верховного суда Северной Осетии, который распорядился закрыть "Голос Беслана", но затем приостановил вступление в силу этого диковатого решения. И от прокурора Аушева, который, как видно, решил поддержать своих осетинских коллег, страдая от недостатка работы в своей республике.

"Экстремизм" - слово гремучее, и если доводить до логического конца обвинения ингушского прокурора, то можно сказать, что родственников жертв Беслана почти приравняли к Шамилю Басаеву. Что таков окончательный ответ государства на все просьбы, требования и отчаянные призывы женщин, потерявших своих детей в бесланской бойне. Что других не будет, равно как и объективного расследования с внятными ответами на главные их вопросы: сколько было террористов, кто произвел первый выстрел по школе, какой был смысл в танковой пальбе?

Однако это не совсем так. Прокурор Аушев пока еще не сменил Чайку в Москве, так что резонно будет предположить, что он решает, заодно с Зязиковым, какие-то свои локальные политические проблемы. Суд в Назрани еще не состоялся, а его возможное решение вряд ли пожелают и посмеют выполнить североосетинские власти. Наконец, с точки зрения исторической, со дня "освобождения" школы прошел слишком ничтожный срок, чтобы говорить о каких-либо окончательных ответах. И если в 2008 году еще не кончится путинская эпоха, то кончится же она когда-нибудь. Тогда, довольно скоро по тем же историческим меркам, все тайное станет явным, как сказано в одной старой книге. Точнее, все явное уже сегодня перестанет быть государственной тайной - и прокуроры займутся своим непосредственным делом: поиском настоящих преступников, а не наказанием жертв. Письмо, за которое сегодня судят Эллу Кесаеву и ее "Голос", станет для них неплохим подспорьем в этом благородном деле.

Илья Мильштейн, 10.01.2008


новость Новости по теме