О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/m.161835.html

статья Мент истины

Софья Болотина, 10.11.2009
Алексей Дымовский. Фото BFM.Ru
Алексей Дымовский. Фото BFM.Ru

Продолжается скандал вокруг майора милиции Алексея Дымовского, уволенного из органов за откровенное выступление в Интернете. Его уже обвинили в работе на западные организации, а сам майор опасается за свою жизнь. Казус Дымовского заставляет задуматься о протестных настроениях среди милиционеров, а также о новой информационной ситуации, когда с помощью Интернета можно в одночасье прославиться и достучаться до Кремля. Главным инструментом "социальной раскрутки" в последнее время стал яндексовский рейтинг популярных блоговых записей. На днях было объявлено о предстоящем закрытии этого проекта.

Павел Чиков, председатель правозащитной ассоциации "АГОРА":

Безусловно, внутри милиции есть весомый протестный потенциал. Есть два основных примера. Первый – деятельность профсоюза работников милиции города Москвы с Михаилом Пашкиным во главе. Также есть профсоюзы работников милиции в регионах России, они работают с разной степенью активности и результативности. Второй пример – активность милиционеров в блогосфере. Есть несколько очень популярных блогов и форумов сотрудников милиции, например Police-Russia.Ru, где действующие милиционеры выступают с осуждением того, что происходит в системе.

Протестные настроения есть, но действующие сотрудники прижаты мундиром, а вот пенсионеры и уволившиеся в голос кричат о том, как все плохо. Если провести опрос среди милиционеров, уволившихся за последние годы, недовольных системой будет почти 100 процентов. Что касается тех, кто еще работает, они бы и рады все рассказать, но опасаются серьезных санкций. Закон запрещает милиционерам какие бы то ни было способы защиты своих трудовых прав, кроме обращений к вышестоящему начальству или в суд; забастовки не только недопустимы, но грозят уголовной ответственностью.

История с Дымовским вызывает массу сомнений. Текст, который он читает на камеру, по интеллектуальной глубине очень резко контрастирует с профессиональными технологиями продвижения и раскрутки ролика. Я думаю, что Дымовский еще неделю назад таких слов, как "Ютьюб", "блогосфера" и "домен первого уровня" и не слышал, хотя это те вещи, которые надо знать любому мало-мальски способному интернет-пользователю, чтобы выложить и раскрутить такой видеоролик. Если провести психологический контент-анализ того, что он говорит, будет очевидно, что это говорит человек, который вряд ли разбирается в вопросах интернет-технологий. То есть либо у него очень грамотные помощники, либо все это – изначально срежиссированный кем-то спектакль. Я бы эту историю связал с якобы написанным на прошлой неделе обращением Владимира Рушайло и других видных сотрудников МВД в защиту Евсюкова и иже с ним. Это появилось в Интернете, затем было опровергнуто. Кто-то использовал технику черного пиара в своих пока не до конца прозрачных интересах.

Захар Прилепин, писатель:

Я не могу отвечать конкретно за этого майора, но я сам семь лет проработал в органах МВД и примерно представляю, что там люди думают о жизни, о себе и о политике. Большинство милиционеров ощущают раздражение, не считая, конечно, тех, кто сидит на хлебных местах – тех ничем не прошибешь, хотя и эти в минуту застолья могут сказать: все у нас прогнило, всюду воры и жулье. Милиция протестна, но она никогда вслух не выскажет все свои претензии. Что касается этого парня, Дымовского, и еще десятков полутора таких как он, – это все исключения, их, конечно, быстро увольняют, таковы правила. Я лично знаю пять-семь ментов, которые в блогах под чужими никами костерят свое начальство. Но это недовольство никогда не выльются в реальные протестные действия милицейских, условно говоря, профсоюзов, милицейской общественности. Ничего такого не будет никогда ни в милиции, ни в армии.

Я знаю, что такие Дымовские есть в природе, их не так уж мало. Но наша милиция, как и армия, – рабоче-крестьянская, она не обладает достаточной степенью собственного достоинства, чтобы выcказывать протесты. Находятся сумасшедшие (в хорошем смысле), которые решаются, я таких встречал. Может быть, данный случай и срежиссирован кем-то, но это не значит, что завтра не найдется такой же Дымовский.

А вообще идеально ситуацию сформулировал один из омоновских офицеров, когда хватали национал-большевиков после очередного Марша несогласных. Он их загнал в автобус, ногами затоптал и сказал потом: "Да, я продажная скотина, да, я продажная гадина, да, я служу негодяям, ну и что, такая у меня судьба". Это был искренний монолог честного человека. В основном они могут говорить такое только между собой или втоптанным в грязь задержанным.

Игорь Аверкиев, председатель Пермской гражданской палаты:

О том, срежиссирован ли этот ход с Дымовским или нет, сейчас, думаю, с уверенностью сказать никто не сможет. Но что до протестного потенциала внутри милиции, он равен абсолютному нулю. В рамках кампании за реформу милиции к нам обращается много милиционеров, высказывают свое недовольство, предложения, но в их словах нет ни намека на то, что они готовы сами что-то радикально менять. У них такая позиция: есть начальство, есть более умные люди, все равно я не смогу что-то изменить, хотя знаю как, вот если бы у нас спросили, мы бы рассказали, но ведь никто не спрашивает.

У милиционеров много форумов, на уровне младших офицеров дискуссия идет очень широкая, но это только дискуссия, разговоры. В этом смысле сотрудники милиции – самая забитая часть общества, разве что учителя еще более забитые. Что до профсоюзов милиционеров – это какие-то мифические организации, неизвестно, чем они вообще занимаются, зато можно догадаться, что в них явно нет действующих сотрудников милиции.

Недовольных и обиженных среди милиционеров – 100 процентов. Недовольны все: и более-менее честные, и те, кто занимается поборами. Коррумпированный милиционер – не значит всем довольный милиционер. Я думаю, на тех же милицейских форумах милиционер, берущий взятки и занимающийся рукоприкладством, охотно жалуется на жизнь за компанию с коллегами.

В истории никогда еще не было такого, чтобы армия, полиция или спецслужбы меняли себя изнутри сами, такого не бывает вообще никогда – ни у нас, ни на Западе, для этого всегда нужен внешний демиург. Поэтому ждать какой-либо инициативности в этом плане от работников правоохранительных органов наивно и бесперспективно.

Ирина Ясина, руководитель Клуба региональной журналистики:

То, что блоги стали способом доведения до общества и власти своей позиции, способом для каждого человека сделать новость самому, это очевидно уже всем. Решение Яндекса не должно существенно повлиять на этот процесс, найдется какой-то другой сервис – это же рыночная конкурентная среда. Да, какое-то время будет неудобно, но это не фатально.

Если в милиции еще есть нормальные люди, у них должны быть протестные настроения. Чем больше протестных настроений, тем больше нормальных людей в милиции – прямо пропорциональная зависимость. Я не думаю, что видеообращение Дымовского – чья-то провокация. Таких недовольных майоров полно по всей стране, и всем это известно.

Александр Плющев, интернет-обозреватель:

У нас выстроена безответная вертикаль, при которой граждане не могут через своих полномочных, выборных представителей осуществлять свои права – влиять как-то на внутреннюю политику. И остается им искать какие-то щели: это либо выступления в СМИ, которые считаются оппозиционными – "Эхо Москвы" и другие, либо (поскольку на оппозиционные СМИ обращают все меньше и меньше внимания, особенно власти, так как эти издания существуют больше для выпускания пара, а не как механизм для принятия каких-то решений) остаются щели типа Интернета. Одной из таких щелей воспользовался майор Дымовский. Блоги и все с ними связанное – дело все еще новое и популярное, и даже Дмитрий Анатольевич Медведев у нас является продвинутым блогером, ну или по меньшей мере делает вид, что интересуется новейшими технологиями.

Насчет того, закроется ли этот механизм влияния на информационную политику, я не думаю, что здесь ключевую роль сыграет топ-Яндекс по блогам, тем более - и я согласен в этом с Яндексом - гайки в него закручивали те, кто хотел сделать из блогов инструмент влияния в ту или другую сторону. Так уж складывается, что нам нравится, если точка зрения блогера совпадает с нашей, и не нравится, когда наоборот.

Мне кажется, Яндекс правильно сделал, что прикрыл эту лавочку. Но стране все равно нужен такой механизм информационного влияния - другое дело, что он должен быть как-то защищен от такого рода накруток и попыток использования его влияния в чьих-то целях.

Что касается того, как достучаться до власти, вода всегда найдет щель и просочится: сейчас это YouTube, завтра это будет RuTube или что-то еще. Я думаю, способ так или иначе найдется, тем более при нынешней технологической продвинутости не только страны как государства, но и населения. Если уж последний майор – сам или с помощью знакомых – может сделать себе страничку и выложить ролик на YouTube, то и остальное население сможет. Другое дело, следует ли властям перекрывать все каналы, ведь менее извращенные механизмы гораздо менее опасны. Когда вода пытается прорываться сквозь щелки, она потом разрушает всю конструкцию целиком.

Евгений Черноусов, адвокат, полковник милиции в отставке:

Я проработал в милиции 29 лет и могу сказать, что раньше материальное обеспечение сотрудников было гораздо лучше. Сейчас и зарплата маленькая, и квартиры милиционеры не получают, и объем работы большой. У майора Дымовского накипело, произошел эмоциональный всплеск, хотя ничего нового по сути он не сказал, такие разговоры ходят среди других сотрудников по всем регионам страны.

Почему он это сделал публично, через Интернет? Мог обратиться к вышестоящему руководству в Краснодаре, но не обратился, потому что знал, что не найдет там правды. Существует ведь служба собственной безопасности МВД, но она находится внутри этого же ведомства, она подчинена начальнику ГУВД, поэтому ничего не решает сама.

В советское время, когда я работал в органах, надзор за милицией осуществлял КГБ, сейчас милицию не контролирует никто, руководство в огласке негатива не заинтересовано. Я считаю, что служба безопасности, которая находится внутри структуры МВД, должна быть выведена за ее пределы, например, в надзорный орган при президенте, чтобы людям было куда обратиться, где отстаивать свои права. Должна быть отдельная структура, которая бы отслеживала все нарушения. В Америке это отделы внутреннего расследования.

Служба собственной безопасности создавалась для борьбы с нарушениями внутри МВД, но получилось наоборот. Если эта служба не дает отдачи, надо осуществлять реформу. Во всех странах полиция работает эффективнее во многом потому, что знает, что над ней есть надзорный орган, который ведет постоянное наблюдение.

То, что майор Дымовский пошел на этот шаг, говорит о том, что внутри милиции не все ровно, что сотрудники анализируют ситуацию, она их не устраивает. Нужно повышать зарплаты милиционерам, нужно предоставлять какие-то льготы их семьям, разве можно прожить на зарплату в двенадцать тысяч?

Сергей Константинов, активист движения "Свободные радикалы":

Если через некоторое время мы узнаем, что Алексей Дымовский вступил в некую партию, или услышим горячий отклик президента, на основании которого будет инициирована очередная псевдореформа милиции, тогда, наверное, можно будет сказать, что этот смелый поступок был всего лишь провокацией, пока судить рано. Я думаю, подобных бунтарей в милиции единицы, да и у тех подобные настроения обусловлены не гражданским долгом или другими высокими побуждениями, а личным положением, уровнем жизни данного конкретного человека.

Софья Болотина, 10.11.2009


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей