О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/m.172760.html

статья Нерукопожатие крепкое

30.12.2009

Весь год активная часть общества по разным поводам возвращалась к проклятым вопросам: допустим ли "диалог с властью" - или это контакты с оккупантами; возможна ли "оттепель сверху" - или это лишь уловки тандемократии; бывает ли "модернизация без либерализации" - или эффективные менеджеры морочат нам голову; возможна ли "нормальная жизнь" при нынешнем режиме – или интеллигенция не имеет права убаюкивать себя и других. Трубадуры модернизации и приверженцы теории малых дел увлеченно "ловили сигналы", их непримиримые оппоненты обличали "коллаборационистов" и "обслугу режима". Предлагаем вам вспомнить ключевые моменты этих дискуссий.

ТЕОРИЯ МАЛЫХ ДЕЛ
Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета России. Фото с сайта www.echo.msk.ru
Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета
Есть ли доверие к власти? Если бы не было доверия, мы бы не стали рисковать репутацией - ни я, ни Памфилова, ни многие другие (члены президентского Совета по правам человека. - Ред.). Будут ли нас осуждать коллеги? Когда человек работает, когда у него есть результаты, по ним и нужно судить. Мы не собираемся менять свою позицию, мы не собираемся говорить, что у нас нет коррупции, избегать каких-то вещей. Мы хотим эффективной работой добиться каких-то результатов.
Дмитрий Орешкин, политолог. Фото с сайта www.echo.msk.ru/guests/6603/
Дмитрий Орешкин, политолог
Я не очень обольщаюсь по поводу того, что там (в президентском Совете по правам человека. - Ред.) можно чего-то достичь. Нужен диалог, нужно посмотреть, как там люди понимают ситуацию, попробовать сообщить им мое видение ситуации. Мне кажется, это важно. Альтернативный вариант - взобраться на сосну и оттуда кидаться во власть шишками. Я это делал, это приносит чувство язвительного удовлетворения, но я понимаю, что этого мало. Компромисс, по-моему, всегда лучше бескомпромиссности.

Чего я ожидаю? Что будет возможность что-то сказать вышестоящим товарищам, не ожидаю - что они воспримут мои слова как руководство к действию. Скорее всего они их воспримут как шум морской, но это тоже что-то значит, я думаю.

Ирина Ясина. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Ирина Ясина, руководитель Клуба региональной журналистики
Я являюсь горячим сторонником так называемой теории "малых дел". И если ради того, чтобы одному пятикласснику из Бутова Кириллу Дроздкову поставили в школе подъемник, надо попросить Владислава Суркова - охотно, подчеркиваю, охотно попрошу. И если, после моей просьбы, Первый канал, который смотрит дикое количество моих соотечественников, делает отличный репортаж про Кирилла и его замечательную маму Валю, а ее потом в Бутово начинают узнавать на улице и говорить ей слова поддержки - я искренне считаю, что мне кое-что удалось. А главное - после установки подъемника в школе начала учиться еще одна девочка-инвалид.

Я много чего могу. У меня хорошие связи. Но много чего и не могу - не могу освободить Ходорковского, не могу устроить вам, недовольные жизнью, демократию и свободные выборы. И это что повод ничего не делать? Ждать мировой революции будем?

Алексей Цветков, поэт. Фото с сайта http://ru.wikipedia.org/
Алексей Цветков, поэт
В принципе, с такой позицией спорить трудно - лучше зажечь свечу, чем проклинать тьму. Тем не менее, еще лучше подключить электричество, и если нам взамен электричества предлагают именно свечу, ничего другого не обещая, то может возникнуть сомнение, не соглашаемся ли мы на погашение миллиардного долга десятью рублями.
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов, журналист
В этом и заключается трюк, "фокусничество" Кремля. Вы жалуетесь на наперсточника бригадиру наперсточников. А тот благодарит лоха за бдительность.

Так что же, "никогда и ничего не просите, в особенности у тех, кто сильнее вас"? Дети-инвалиды вопиют, и тут не отделаешься риторикой - мол, вместо того чтобы "зажигать свечу во тьме", надо "провести электричество". Просто следует отдавать себе отчет в последствиях. Максималисты тоже правы: они устанавливают планку. Свое место на этой шкале каждый определяет сам.

Елена Боннэр, 1923 - 2011
Государство лжет своим гражданам ежедневно, ежечасно и по любому поводу. Государство фактически отняло у страны основной инструмент демократии – право выборов... Но правозащитники считают возможным сотрудничество с этим государством. Так правозащитники пусть неформально, но стали частью государственного аппарата, чиновниками от правозащиты. Это зачеркнуло их моральную правоту и отторгло от них почти все население страны.
Виктор Шейнис. Фото с сайта www.yabloko.ru
Виктор Шейнис, историк, политолог
Политический реализм, который я... защищаю, вовсе не предполагает сотрудничества с любой властью. Путин - не Горбачев. Нынешняя ситуация нимало не напоминает времена перестройки. Тем не менее, в политические структуры, создаваемые сегодня властью, пошло некоторое количество достойных людей - в том числе и глубоко уважаемая мною Мариэтта Омаровна (Чудакова, один из лидеров партии "Правое дело". – Ред.). Я им желаю успехов в сотворении "малых дел". Но если и идут туда люди демократических убеждений в надежде реализовать свои замыслы, то это надо делать с открытыми глазами, с пониманием того, зачем власть приглашает уважаемых людей в сообщества, заполняемые в основном шоблой. Боюсь, что ничего хорошего из этого не получится.
Эмиль Паин, фото с сайта Демоскоп.Ру
Эмиль Паин, социолог
Историк Александр Янов, оценивая нынешнее состояние российской либеральной мысли, пришел к неутешительному выводу: либералам лишь кажется, что они сопротивляются нашествию новых крепостников, а на самом деле они уже сдались, поскольку незаметно для себя переняли язык наступающего врага. Я согласен с историком, но от себя добавлю: переняли не только язык, но и мироощущение.

...Почему-то идея "особых цивилизаций", вечно холопских или вечно шляхетских, очень популярна сегодня в России. И сама эта идея, на мой взгляд, не только приговор нынешнему уровню интеллектуальной мысли, но и вернейший признак застоя.

...Суть одна - "не дергайся, не рыпайся, приспосабливайся". Вот новейший пример такого приспособления. Возникает новая партия "Правое дело", созданная прямо в Кремле, и ее основатели говорят об этом открыто, смело и честно: "Да, мы будем работать в шарашке, изготавливающей колючую проволоку для суверенной демократии, да, мы принимаем ее правила игры, но в рамках этих ограничений мы будем защищать истинную демократию". Не получится у вас, господа, защитить ее, коль уж вы добровольно согласились сотрудничать с ее могильщиками. А у них использовать вас – очень даже получится.

Сергей Гуриев. Фото с сайта Высшей школы экономики
Сергей Гуриев, бывший ректор Российской экономической школы
Мне иногда кажется, что многие лидеры оппозиции почти с радостью говорят о том, что ситуация развивается в тяжелую сторону. Вы правы, она идет к плохому варианту. Но если эта власть падет, то новой мы тоже не обрадуемся.

...Плохо не то, что Никита Белых пошел во власть, плохо то, что год назад, когда он был в оппозиции, он говорил одно, а сейчас — прямо противоположное. В результате люди и перестают верить оппозиции.

Мария Гайдар
Мария Гайдар, политик
Никита Белых предложил поработать советником по социальным вопросам. И я это предложение приняла. Сегодня он подписал соответствующее распоряжение.

Предваряя ваши вопросы, хочу сказать, что от своих убеждений я не отказываюсь. Так же, как не отказываюсь от своих заявлений в адрес Белых касательно СПС.

...Эта должность не политическая.

...Я рада возможности погрузиться в жизнь региона. Это ценный опыт и политический и человеческий.

Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Валерия Новодворская, публицист
Они смеются над прежними товарищами втроем: Никита Белых, Маша Гайдар и Дьявол. А ведь Маша Гайдар висела под мостом с лозунгом "Верните выборы, гады!" Так что даже если бы Никита Белых был архангелом, идти к нему в советники нельзя было: он не избирался, его Путин с Медведевым назначили! Но выборы гады не отдали. Выборы конвертировали. В высокую должность.
Виктор Корб, главный редактор интернет-проекта "Открытый Омск"
...Сотрудничество с преступным режимом - в любом случае является преступлением перед совестью. А оправдания про "помощь людям" - для бедных... умом.
Это примерно так же, как хотят помочь кошке и отрубают ей хвост по частям.

...Роль "советника губернатора" в нынешней схеме государственного устройства - это практически "сотрудник политического аппарата". Ведь г-жа Гайдар, насколько я понял, не директором школы поехала работать и не работником детдома. И даже не руководителем независимого центра, занимающегося реальной организацией благотворительности и социальной помощи. Нет, она пошла в услужение действующей "вертикали власти".

Алла Гербер, президент фонда "Холокост". Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Алла Гербер, член Общественной палаты
Я очень хорошо помню, как была однажды в редакции "Нового мира", и мы, как всегда, пили там чай с сушками, и Твардовский, который в очередной раз не мог добиться разрешения на публикацию (речь шла о произведении Владимова), все время повторял: "Что-то надо делать, делать что-то надо". Чай он не пил, но выпил две рюмки водки, после чего поднялся: "Ну, я пошел". Мы знали, что это значило. Он пошел биться. Пошел в эти чертовы кабинеты, которые и презирал, и ненавидел. А потом на страницах журнала появлялось все то, что читала и чем жила наша интеллигенция... Я же, думая о том, что "надо что-то делать, делать что-то надо", решилась идти в Общественную палату. И об этом не жалею. Если из Общественной палаты могли выйти письма в защиту той же Бахминой, в защиту Алексаняна и Ходорковского, то это лучше чем ничего; наш голос в России слышен.

ЧАЕПИТИЕ С ТИРАНОМ
Александр Архангельский, литератор, телеведущий
...В этих обстоятельствах либо нужно закрыться в кабинете, и бормотать себе под нос недовольные слова, либо пользоваться теми площадками, какие есть. Без хамства и без раболепия. Сохраняя право на свободное суждение в несвободных обстоятельствах. Либо уходить на улицу и начинать готовить революцию. В возможности которой я лично а) не верю, б) слишком хорошо представляю неизбежные последствия. Другой вопрос, что если не менять систему (как нас учил водопроводчик), она довольно быстро просядет и рухнет. Тогда и управляемая революция покажется спасением. Но пока не пройдена точка невозврата, по мне так лучше делать, что возможно.



(После встречи писателей с Владимиром Путиным)

Острые вопросы не задавали, не из страха (чего бояться? никто никаких ограничений не ставил), а потому что жизнь за пределами цеха не так уж интересна.

Ирина Ясина. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Ирина Ясина, руководитель Клуба региональной журналистики
Мне понятно состояние, когда пошел кураж, когда надо сказать так и такое, чтобы этот препод (премьер, президент - нужное подчеркнуть) тебя запомнил. Не знаю, кураж ли Сашкой (Александр Архангельский, задавший на встрече с Путиным вопросы о Подрабинеке и Ходорковском. - Ред.) руководил. Но получилось классно!
Сергей Пархоменко, журналист
А мне кажется, Ира, что в этом смелости никакой нет, а есть сплошной стыд. Гораздо больше уважения вызывают у меня те, кто просто молча не пошел. Саша же зачем-то подал мягенько, аккуратненько два гладеньких легеньких мячика (вопросы о помиловании Ходорковского и травле Подрабинека. - Ред.), под правую ручку, чтоб Его Превосходительству не надо было сильно замахиваться, чтоб не вспотел и не дай бог не промазал. И принял от него два лживых и наглых в этой своей лживости ответа - с благодарностью и умилением.
Алексей Цветков, поэт. Фото с сайта http://ru.wikipedia.org/
Алексей Цветков, поэт
Мне не кажется, что смело говорить о помиловании несправедливо осужденного человека с пославшим его в тюрьму деспотом, будем называть вещи своими именами - тем более в ходе нового судебного спектакля, который делает ответ на вопрос самоочевидным. Это именно и есть дискурс, постулированный деспотом.
Демьян Кудрявцев, директор ИД "Коммерсант"
Смелость, Ира, это что-то, за что есть плата. А за эти "острые" вопросы - Архангельский ничем не может заплатить. За их беззубую формулировочку, за милый этот "пас" он может только награду получить. Да и ту не получит, так что даже риска позора нет. Отдельная гадость, что не Подрабинеку "пусть это поможет", а Памфиловой! "Пусть моя смелость поможет Памфиловой". А то это у ее подъезда "Ихние" стоят. А то это она пять лет сидела и сейчас безработная прячется. Тьфу. За него стыдно. За себя тоже.
Евгения Альбац, журналист
Сегодня на митинге памяти Ани (Политковской. - Ред.) я как-то отчетливо поняла: когда одни - боятся, другие за это платят - кровью в том числе. Согласна с Демьяном - стыдно. Дважды стыдно, когда это пишет человек, у которого каждая передача проходит через 3-4 цензора, которые отлавливают любой намек на политику. Может, об этом стоило спросить?
Лев Рубинштейн
Лев Рубинштейн, поэт, публицист
Это не вопрос идеологии и не вопрос убеждений. Это, если угодно, вопрос личного, социального и художнического темперамента. И одинаково глупо записывать пришедших на встречу (Путина с писателями. - Ред.) в конформисты, а "отказников" - в герои сопротивления.

...Я твердо усвоил, что никогда не следует ходить на приватные беседы с гебешниками. Хотят поговорить с тобой - пусть вызывают повесткой.

Владимир Надеин. Фото с сайта http://ej.ru/?a=author&id=45
Владимир Надеин, журналист
Много ли чести остается у писателя, явившегося по зову человека власти – при условии, что власть по происхождению сомнительна, а человек не есть эталон добродетелей? Этот вопрос остается нерешенным со времен Пушкинского камер-юнкерства. Гончаров как обер-цензор... Шолохов как член ЦК... До каких пределов можно без опаски погружаться во властную купель, чтобы успеть отмыться перед судом потомков?
Виктор Шендерович, писатель, публицист
Были среди гостей (на встрече Путина с писателями. - Ред.) люди несомненно умные, адекватные и интеллигентные. Вот они — отдавали себе отчет, что идут полковнику на подтирку? И что даже вопрос о судьбе Ходорковского, на который осмелился один из них - это больше для очистки совести, чем для облегчения судьбы политзаключенного... Понимали или нет?

Задаю вопрос на засыпку: кто больше поспособствовал тому, чтобы политический заключённый Ходорковский вышел на свободу, - Александр Архангельский, который пришел и спросил об этом Путин, или Улицкая, Быков и Прилепин, которые не пришли? Мой ответ, что те, которые не пришли. Они использовали свой минимальный шанс - потому что Ходорковский будет на свободе не когда Архангельский спросит об этом, а Путин вдруг разрыдается и скажет: "Да, я его сажал, но я раскаялся, вы меня разжалобили, и я сейчас его отпускаю". Ходорковский будет на свободе, когда у власти не будет Путина. А Путина не будет у власти, когда его протянутая рука будет встречать пустоту. Когда властители дум не будут сбегаться на чаепитие по первому свистку, а воздержатся.

Гарри Каспаров. Фото Граней.Ру
Гарри Каспаров, лидер ОГФ
Власть нуждается в легитимности. Если вы (Сергей Гуриев, ректор Российской экономической школы. - Ред.), Никита Белых, Маша Гайдар и многие другие люди, скажете "хватит!" - в один день власть падает.
Адам Михник - главный редактор Gazeta Wyborcza. Фото с сайта www.svobodanews.ru
Адам Михник, главный редактор Gazeta Wyborcza
Могут ли интеллектуалы повлиять на общество? Я считаю, что могут. Мы в Польше два года имели власть, которая, по моему убеждению, была аналогом той политической модели, которую реализует Владимир Владимирович Путин. Лозунги у нас были другие: русофобия, германофобия, антикоммунизм дикий, но проект государства был тот же самый. И вот в определенный момент, когда польская власть выступила с идеей люстрационного закона, чреватый терроризированием интеллигенции на ближайшие десять лет, интеллигенция сказала: "Нет". Преподаватели университетов, журналисты заявили: "Нет, мы этого не хотим и отказываем вам в послушании". И их протест был в обществе услышан, после чего и началось политическое падение братьев Качинских.

Оказалось, что мы вовсе не обречены на путинизм, что с ним можно эффективно бороться. Это, правда, требует не только решимости, но и терпения. А терпение, к сожалению, никогда не было достоинством интеллигенции.

В УЮТЕ И ПРОХЛАДЕ
Ольга Крыштановская. Фото с сайта www.open-forum.ru
Ольга Крыштановская, социолог
Я, наверное, созрела для того, чтобы не просто изучать политику (я уже больше 20 лет это делаю), но как-то и влиять. И вот это желание - в большей степени влиять, оно, конечно, связано с тем, что Дмитрий Медведев дает какие-то сигналы обществу о том, что все-таки либерализация возможна. Я остаюсь демократом по своим убеждениям и совершенно не собираюсь менять ни своей ориентации, ни своего мнения по поводу того, что хорошо для России и куда ей надо двигаться. Но вот эта надежда, она и позволила мне сделать такой шаг (вступить в "Единую Россию". – Ред.), трудный для меня, признаюсь честно. И плюс к этому, наверное, некоторое разочарование от наших демократических сил.
Яков Кротов. Фото Граней.Ру
Яков Кротов, священник
Русские образованные люди уже второй десяток лет занимаются тем, чем занимались в 1920-е годы. Пастернак в "Живаго" сравнил это с поведением лошади, которая дрессирует себя сама. То Ольга Крыштановская, автор блестящего исследования о перетекании советской номенклатуры в неосоветскую, вступит в партию номенклатуры и начнет объяснять, почему это нормально. То очередной пишущий телеведущий начинает объяснять, что в России, при всех изъянах, свобода частной жизни.
Леонид Костюков. Фото с сайта trvscience.ru
Леонид Костюков, литератор
Не будучи поклонником Ельцина, Путина и Медведева, я вынужден констатировать: последние 15 лет я живу в одной квартире, а также веду и наблюдаю нормальную человеческую жизнь внутри своего двора.
...Чего я не могу? Выразить свои взгляды по ТВ или изъявить свою волю в свободных выборах. Иначе говоря, не могу влиять на обманутое большинство. Я понимаю, что для некоторых людей это важно, и уважаю их досаду. Мне тоже досадно, но несильно, потому что обманутое большинство не нацелено на нормальную жизнь, оно радо обманываться.
Сергей Гандлевский. Фото с сайта www.vavilon.ru
Сергей Гандлевский, литератор
Нынешнее проживание в России унизительно – "если надо объяснять, то не надо объяснять". Это самочувствие еще не зоны, но уже и не свободы, а так называемой "химии" - поселения отчасти свободных, расконвоированных людей, вынужденных, однако, считаться с криминальным устройством места своего обитания... Сам не герой, я никого и не подбиваю на подвиги, но есть как минимум профессиональный долг гуманитария – называть вещи своими именами. Что это за "нормальность", которая из принципа не смотрит в сторону несчастья, зла и произвола? Чем добропорядочность в башне из слоновой (в здешнем климате все-таки моржовой) кости отличается от благопристойного филистерства? Власть (такова ее природа), как газ или тараканы, занимает весь предоставленный объем. Зачем ей подыгрывать? Манифесты вроде Вашего (статья Леонида Костюкова. - Ред.) выдают отечественному среднему классу патент на гражданскую апатию, заодно наделяя сознанием собственной правоты и нравственного прямохождения.
Леонид Костюков. Фото с сайта trvscience.ru
Леонид Костюков, литератор
Я говорю о том, что нормальная жизнь теперь занимает гораздо больший объем. Оставим сосиски и оргтехнику. Можно сейчас не лгать, не унижаться – и быть: священником, учителем, инженером, врачом, журналистом? Отвечаю: да. (При этом понимаю, что учителю истории придется вступать в полемику с рекомендованным учебником.) Можно излагать свое искреннее мнение публично? Вот я излагаю. Можно везде говорить то, что ты думаешь? Да. Можно со своим мнением вылезти в телеэфир? Нет. Можно, не беря на душу грех, "заработать" миллиарды? Думаю, скорее нет.
Алексей Цветков, поэт. Фото с сайта http://ru.wikipedia.org/
Алексей Цветков, поэт
Мне кажется, Костюкова с его "нормальными" ценностями подводит качество, которое для среднего человека изъяном не является, но для писателя — безусловно. Речь идет об отсутствии воображения, неспособности поставить себя на чужое место, вообразить жизнь, которая не только не твоя, но даже не очень близка к твоей... Верная жена, теплая квартира, регулярная зарплата — это нормальные человеческие радости, которые я не посмею злословить, но в трех шагах, за изгородью, начинается настоящее испытание свободы и совести, и только там мы можем понять, чего мы на самом деле стоим.
Виктор Шендерович, писатель, публицист
Я просто констатирую, что твоя (Сергея Гандлевского. – Ред.) норма и норма Алексея Цветкова не является доминирующей сегодня в обществе. Если бы это являлось доминирующей нормой и вдруг появляется Леонид Костюков, который говорит нечто другое, то тогда бремя доказывания лежит на нем, потому что мы являемся точкой отсчета, наша позиция. Нет. Все не так. Его позиция – эта позиция является сегодня абсолютно доминирующей. Огромное количество чистых приличных людей. Я специально говорю "чистых приличных", выносим за скобки подонков, подлецов, которые просто прирабатывают при этой власти. Вот это доминирующая позиция среди них.
Даниил Александров, социолог. Фото с сайта www.hse.ru/org/persons/4132356
Даниил Александров, социолог
Построение нормальной жизни вне и независимо от государства – это и есть дело гражданского общества. И это то самое важное дело, которым ежедневно занят российский обыватель, обустраивающий свою жизнь в тех щелях и прорехах общественного устройства, которые ему оставили все радетели о его благе, все честные и нечестные политики, все государственные мужи и антигосударственные интеллигенты.

...Удивительным образом критическая интеллигенция и государственные радетели сходятся в непреложности моральных требований к своим согражданам – всем надо подняться над бытом и отказаться от варенья ради великой страны.

НЕГНУЩИЕСЯ
Леонид Радзиховский. Фото: Vashidengi.info
Леонид Радзиховский, публицист
Глупая-хитрая-умная политика властей инстинктивно и вполне расчетливо ВЫТОЛКНУЛА оппозицию в диссиденты.
Публичная политика УНИЧТОЖЕНА. Остались два муляжа "от оппозиции": брюзга-лакей и шут-затейник.
Кого не устраивает такое амплуа, имеют выбор — или плюнуть на "политику" и уйти в бизнес, частную жизнь или на чиновную службу. Или — если темперамент требует действий — уйти в оппозицию ВНЕСИСТЕМНУЮ. А в ней в результате естественного отбора остаются люди ПО ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ ТИПУ близкие к диссидентам. Другие — отсеиваются.
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Валерия Новодворская, публицист
Диссидент не может сотрудничать с этой властью даже для спасения жизни других людей, никакие причины, никакие мотивы, никакие побуждения не могут снять этот запрет на сотрудничество. При этом диссидент на определенной стадии развития диктатуры, развития автократии уже не может работать политиком – даже оппозиционным. То есть он не может участвовать в структурах, институтах, выборных органах режима, потому что это тоже означает сотрудничество.

...И все ловятся. Кто-то ловится на то, что "вот я поговорю с ГУИНом и облегчу положение заключенных". Кто-то - на то, что "я поговорю с Медведевым, и отпустят Светлану Бахмину". Всех ловят и получают свое. А на самом деле это так же нелепо, как если бы партизаны... взяли бы и стали договариваться с местным отделением гестапо, при этом продолжая устраивать свои акции. Это в голове не укладывается.

Александр Подрабинек, журналист, правозащитник, бывший политзаключенный
Я бы не сказал, что наступили диссидентские времена. Мы, во-первых, достаточно свободно говорим еще - кто хочет говорить, говорит. И мы за это не очень сильно рискуем – все-таки, широких политических репрессий, которые были в советские годы или во времена социализма, или как сейчас есть в коммунистическом мире – в Китае или на Кубе, я уже не говорю про Северную Корею, - у нас все-таки этого нет. Поэтому я себя сегодня диссидентом не ощущаю.

...Я могу дать рецепт только для самого себя, я не могу давать его другим. Я считаю, что неправильно прогибаться перед ними, перед властью нельзя прогибаться ни в коем случае. Кроме того что это неприлично, это еще и смертельно опасно. Потому что ты теряешь не только личность, ты можешь потерять и жизнь на этом.

Сергей Ковалев. Фото Граней.Ру
Сергей Ковалев, правозащитник
Хочешь не хочешь, придется делать волевой выбор из двух возможных вариантов. Один из них - "реалистический" - мы уже опробовали. Результаты – у всех перед глазами. А "политический идеализм", который представляется мне нечеловечески трудным, но единственным выходом из нашей почти безвыходной "земной" ситуации, никогда не был определенно заявлен, теоретически обоснован, четко сформулирован. Разве что не названная этим именем концепция очень аккуратно и предположительно, но все же, по-моему, вполне отчетливо выступала в публикациях А.Д. Сахарова. Почва для этой идеологии складывалась в советской интеллектуальной оппозиции 1960-1980 годов.

ВПЕРЕД, ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ!
Андрей Пионтковский. Фото Дм. Борко/Грани.Ру
Андрей Пионтковский, публицист
Столкнувшись с крахом и исчерпанностью путинского проекта, "системные либералы" предлагают его новую разновидность – "медведевский проект", призванный снова сохранить их во властесобственности под тем предлогом, что якобы только 10-15 процентов населения России готовы к модернизации и страна нуждается в их "просвещенном" лидерстве.

Отказ от сахаровского наследия стал нравственным и идеологическим самоубийством для российской интеллигенции, пошедшей во власть или в услужение власти. Упорное, навязчивое, до истерии повторение либерастами тезисов об отсталости, дикости русского народа, его неготовности к демократии и ужасных результатах действительно свободных выборов - это не только отработка кремлевских темничков. Эта и отчаянная попытка бывших интеллигентов сохранить остатки cамоуважения и оправдать в собственных глазах свое предательство.

Александр Рыклин, главный редактор "Ежедневного журнала"
Нынешние либералы при власти давно уже – не пособники нынешнего режима. Они – его незаменимая интеллектуальная опора, его становой несущий хребет. Они не пережидают "темные времена" в тиши научных кабинетов, они зубами рвут свою долю нефтегазовой ренты. И платят за нее не только лояльностью и экспертной компетентностью, но и участием в подобного рода пропагандистских кампаниях. Цель у которых, по большому счету, одна – как следует заморочить нам голову.
Андрей Мирошниченко
Андрей Мирошниченко, журналист
Высшая власть ответила накопленному общественному запросу – одному из самых горячих (реформа милиции. - Ред.). Такого результативного и реального, а не инспирированного диалога власти с обществом не было давно.
Александр Морозов, журналист, политолог
Медведеву сначала сильно помешала грузинская война, а затем мировой кризис. Только весной 2009 года Медведев решился сделать какие-то первые нетривиальные жесты: посетил редакцию "Новой газеты", освободил Светлану Бахмину и начал создавать свой "коммуникативный коридор": появился видеоблог, затем статья "Россия, вперед!", которую он вынес как бы на прямое, неинституциональное обсуждение.
Дмитрий Орешкин, политолог. Фото с сайта www.echo.msk.ru/guests/6603/
Дмитрий Орешкин, политолог
Медведев пока не может себе позволить заявить: мы меняем курс. Но он, обходя некоторые вопросы, осторожно дает понять, что настроен на смену курса. Для умного слушателя этого достаточно, и элиты наверняка это поняли.

Впервые на таком уровне (в президентском послании Федеральному собранию. - Ред.) я услышал слова про злоупотребления на выборах, которых не должно быть, и про манипуляции; два таких термина он (Дмитрий Медведев. - Ред.) употребил - как бы между делом. Да и сам разговор про отмену избирательных списков - знак того, что он понимает: там не все чисто.

Евгений Гонтмахер, руководитель Центра социальной политики института экономики РАН. Фото ''Российской газеты''
Евгений Гонтмахер, член правления ИНСОРа
Мне сразу бросилось в глаза, что в Президентском облике что-то изменилось. И тут я, плотно приникнув к телевизору, вдруг увидел на его пиджаке маленький российский триколор. Раньше такого не было.

...Так может быть, своим весьма неровным, часто наивным, а местами и неудачным Посланием Дмитрий Медведев все-таки хотел послать месседж о том, что еще ничего с ним не закончено? Что его волнует не только его личная судьба, а и будущее всей страны...

Владислав Иноземцев
Владислав Иноземцев, экономист, социолог
Я убежден: Дмитрий Медведев искренен в желании изменить и улучшить Россию. При всей его непоследовательности он заслуживает понимания и поддержки... Вперед, Дмитрий Анатольевич! Мы верим вам и желаем вам успеха!
Евгений Ясин. Фото Дмитрия Борко/Грани.Ру
Евгений Ясин, экономист
Я считаю, что мы должны оставить господину Медведеву определенную свободу для маневра. Посмотрим, что будет. С моей точки зрения, Россия, как она исчерпала свои возможности революции, так же она исчерпала и возможности для авторитарного правления.
Михаил Ходорковский, основатель "Открытой России"
Многие мои товарищи считают, что комментировать известную статью президента Дмитрия Медведева "Россия, вперед!", тем более полемизировать с ней — бессмысленно. Согласно этой точке зрения публично заявленная Медведевым попытка апелляции к интеллектуально и творчески активной части общества — фарс и блеф и глава государства всего лишь играет классическую роль "доброго полицейского" в спектакле под названием "Российская тандемократия"... Что ж — может быть, это и так. Или отчасти так. Доказательств обратного у меня нет.

...Удручает та часть президентской статьи, которая посвящена обоснованию возможности начать модернизацию в России без отказа от авторитарной системы.
...Представители "поколения М" по определению не любят "вертикаль власти". Им, наряду с вертикальной мобильностью, органически нужны работающие институты демократического государства и эффективное гражданское общество. А этого мы не получим без политических реформ.

Михаил Касьянов. Фото Граней.Ру
Михаил Касьянов, сопредседатель РПР-ПАРНАС
Модернизация по Медведеву не предусматривает никаких политических изменений. Выступая с посланием, он обратился к людям с просьбой признать его легитимность и поддержать попытку такой "половинчатой" модернизации. Но большая часть аудитории не воспринимает его отдельно от Путина и ждет подтверждения с его стороны любых инициатив Медведева.
Владимир Милов. Фото с официального сайта www.milov.info
Владимир Милов, лидер партии "Демократический выбор"
Бессмысленно объяснять Медведеву, что достичь поставленных им целей – "перехода на следующую, более высокую ступень цивилизации", "раскрытия творческого потенциала каждой личности", "избавления от пренебрежения к праву и суду", "прививания вкуса к правовой культуре, законопослушанию, уважение к правам других" – невозможно без предоставления гражданам права самостоятельно, без подсказки из Кремля решать, какая общественно-политическая система им нужна. Ощущать себя гражданами, а не студентами, сдающими власти зачет. Решать, кто будет президентом, а не выслушивать от президента лекции по демократии.
Лев Гудков. Фото с сайта demoscope.ru
Лев Гудков, социолог
Для утверждения "подлинного авторитаризма" ресурсов нет. Поэтому режим использует два идеологических ключа: имитационный традиционализм дополняется модернизационной риторикой (и у Путина, и у Медведева): "необходимостью инновационного развития", увеличения человеческого капитала, борьбой с коррупцией и с "правовым нигилизмом", хотя дальше слов дело не идет.
Алексей Макаркин. Фото с сайта www.novopol.ru/person1153.html
Алексей Макаркин, политолог
Есть два новых явления, которые нуждаются в серьезном осмыслении. Первое из них – отказ от жесткой политики исключений в пользу постепенного, эволюционного (в стиле Медведева) "включения" критиков власти в процесс диалога.
...Второе явление – месседжи Медведева, адресованные обществу. Это не только статья в "Газете.ру", но и критика в адрес государственных корпораций, и позиция в "деле Подрабинека", озвученная пресс-секретарем президента Натальей Тимаковой. Без этого политика "включения" могла быть объяснена стремлением расколоть оппозицию, вырвав из ее рядов наиболее дееспособные элементы. Похоже, однако, что дело не в этом. Медведев, желая создать максимально представительную политическую коалицию, действительно ищет союзников, в том числе и в той части общества, которая для российской власти последних лет была "отрезанным ломтем". А уже эта часть – оппозиционная – вынуждена в связи с этим определяться, раскалываясь на "большевиков" и "меньшевиков".
Марина Литвинович. Фото Граней.Ру
Марина Литвинович, политтехнолог
Подчеркну: я не призываю довериться Медведеву и поддержать его – я призываю, воспользовавшись его риторикой, его намерением и призывом, расширить политическое пространство для нас самих. Пространство для действий оппозиции.

...Образ будущего уже предложен Медведевым в его статье, и общество может поддержать его, если доверится гарантиям, которые дает президент.

...Я призываю всех быть реалистами. "Все и сразу" - это принцип революции, а Медведев – вовсе не революционер, и требовать у него революционных решений не стоит. Во всяком случае, сейчас. Надо начинать по чуть-чуть. С простого, с неопасного (с точки зрения возможности потери власти Медведевым). Освобождение Бахминой, небольшое ослабление репрессивной реакции на акции оппозиции, приглашение оппозиционно-настроенных людей в совет по правам человека, отставка главного московского милиционера, снятие Зязикова - все это пусть и небольшие, но позитивные знаки, свидетельствующие о том, что Медведев движется не в сторону усиления авторитаризма, а в обратную.

Это не значит, что все проблемы решатся в один день, их меньше не становится, но задача активной части общества и оппозиции – давить на Медведева, формировать вызовы, на которые он вынужден будет реагировать. Встав на этот путь "точечных изменений", Медведев рано или поздно столкнется с системными вопросами, требующими коренной ломки сложившегося режима.

Владимир Милов. Фото с официального сайта www.milov.info
Владимир Милов, лидер партии "Демократический выбор"
Что за чушь - всерьез воспринимать статью Медведева и вообще Медведева? Ну ладно, вам хочется видеть этого деятеля "новым Горбачевым", которым он не является ни в фас, ни в профиль. Но мы-то тут при чем? Как не стыдно нас за лохов держать и призывать воспринимать все эти лохотронские призывы к "модернизации" всерьез?

Я абсолютно не согласен с Мариной, что лозунги Медведева – это наши лозунги. Конечно, это чушь. Потому что Медведев в своей статье пишет о том, что нам не надо ничего менять в политической системе, нам нужно развивать то, что есть, а возвращение "в так называемые демократические 90-е" - нет, это хаос, это угрожает безопасности граждан.

Дмитрий Бутрин. Фото с сайта InLiberty.Ru
Дмитрий Бутрин, зав. отделом экономической политики ИД "Коммерсант"
Государство не должно вообще никакие "модернизационные классы" создавать, опекать и поддерживать. Государство существует для обслуживания граждан и реализации некоторых их чаяний. Те чаяния, которые граждане в массе своей не поддерживают, не должны быть предметом "позитивной мотивации" государства. Медведев - клерк. Высокопоставленный клерк. Ему должно выполнять свою работу, а не заниматься межгалактическими трансформациями. Он ее фигово выполняет, некачественно, а вместо работы занимается какой-то белибердой. Литвинович и Ходорковский считают, что надо ему заняться не работой, а другой белибердой.
Станислав Яковлев на антипризывном митинге 12.04.2008. Фото Евгении Михеевой/Грани.Ру
Станислав Яковлев, член координационного совета движения "Демократический выбор"
План Путина прекрасно скользит по колее, смазанной медвежьим салом. Дискуссии о том, является ли в действительности деятельность Путина развитием и высшей формой принципов, утвержденных Ельциным, имеют хоть какую-то научную основу. Различия между Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым заключаются в незначительных элементах дизайна. Змея сбросила кожу, но осталась змеей. Когда политзаключенные выйдут на волю, когда бывшие сотрудники расформированного центра "Э" начнут преследовать убийц и грабителей — тогда я готов выслушать любые предложения о ловле мячей, кирпичей и летающих тарелок. Мы готовы прекратить конфронтацию с властью. Но лишь в качестве ответной меры.

...Разумеется, статья Литвинович — вовсе не заявление о приеме на работу. Это реклама вербовочного пункта, в который уже сейчас выстроилась изрядная очередь.

Дмитрий Шушарин. Фото Граней.Ру
Дмитрий Шушарин, историк, публицист
Он (неототалитаризм. - Ред.) легко создает иллюзию перемен, измышляя и распространяя слухи о противоречиях внутри тандема. Один из тандемократов может даже обещать изменение политической системы...

Тихо и уверенно неототалитаризм создает себе новую социальную базу – от дебиловатых членов привластных молодежек до высоколобых интеллектуалов, которых привлекает, как это уже часто бывало, возможность сотрудничества с властью в управлении страной. Правда, сотрудничества этого нет и не предвидится, но многим кажется, что есть такая перспектива. Ведь неототалитаризм идеологически не ограничен, особенно в том, что касается экономики.

НОВЫЙ ПОДВИГ ЧУБАЙСА
Анатолий Чубайс, глава "Роснано"
У нас в инновационной среде существуют тысячи препятствий, созданных родным государством... Я глубоко убежден, что снятие этих барьеров уж точно не менее важно, чем борьба с "басманным правосудием". Это не означает, что России не нужна политическая модернизация. Но ставить вопрос: сначала политическая модернизация, и только затем экономическая модернизация - категорически неверно.
Евгений Гонтмахер, руководитель Центра социальной политики института экономики РАН. Фото ''Российской газеты''
Евгений Гонтмахер, член правления ИНСОРа
Можно сколько угодно много вырабатывать всевозможные проекты действительно нужных решений по экономическим вопросам, но, дойдя до определенных кабинетов, они там жестко фильтруются и искажаются, принося в случае принятия часто даже обратный эффект.

...Возможно, Вы (Анатолий Чубайс. - Ред.) считаете, что экономическая модернизация может ограничиться лишь закупкой на деньги Роснано и других госкорпораций самого современного оборудования на Западе? Сталин делал именно так.

Анатолий Чубайс, глава "Роснано"
Считаю, что начинать (строить инновационную экономику. – Ред.) можно уже сейчас, мало того - необходимо. Добавлю и еще – в нашей реальности именно это начало может оказаться гораздо более значимым для политической либерализации в России, чем многие стерильно политические инициативы.

...Я считаю, что по совокупности имеющихся сегодня в стране исторических, экономических и социальных предпосылок запуск инновационной экономики может произойти в исторически короткие сроки (5-10 лет) и в масштабах, способных не только изменить структуру ВВП, но изменить и социальную структуру в стране.

Евгений Гонтмахер, руководитель Центра социальной политики института экономики РАН. Фото ''Российской газеты''
Евгений Гонтмахер, член правления ИНСОРа
Мне кажется ошибочным мнение Анатолия Борисовича о том, что только наличие массированного "среднего класса" дает возможность переходить к демократии. Хочу напомнить, что за "благополучные" 2000-2007 гг., согласно исследованиям, российский средний класс не вырос. И одна из причин этого - отсутствие адекватной политической системы, которая бы вытаскивала на поверхность политически активные слои, как это произошло в условиях совсем уж слабенькой демократизации в конце 80-х - начале 90-х годов. Кстати, благодаря именно "оттепели" и "перестройке" мы получили таких неординарных политиков и специалистов, как Гайдар, Чубайс и многие другие.
Гарри Каспаров. Фото Граней.Ру
Гарри Каспаров, лидер ОГФ
Совершенно очевидно, что те, кто прикидывался демократами в 90-х годах, скажем, Анатолий Чубайс, они являются либералами, но не демократами. Основная масса так называемых либералов (которых, в принципе, надо назвать "либерастами" в России), она категорически была против свободных выборов и продолжает сохранять эту позицию. Внимательно почитайте все, что они пишут, все, что пишет ИНСОР, все, что говорит Чубайс... Экономическая модернизация, настаивает Чубайс, возможна без проведения модернизации политической.
Константин Мерзликин. Кадр Граней-ТВ
Константин Мерзликин, зампред президиума РНДС
Логика (Чубайса. – Ред.) железная, если исходить из того, что модернизация (ускорение НТП, развитие инноваций, удвоение ВВП) - сверхзадача, истинная цель, достижение которой обеспечит процветание страны и ее граждан. Однако существует иное понимание модернизации. Модернизация – это эмансипация граждан от государства, превращение "подданных" в самостоятельно (индивидуально и коллективно) действующих в общественном и экономическом поле людей. Свобода – истинная цель, достижение которой возможно через самостоятельный акт (совокупность актов) свободы, а не по команде сверху (в общественной жизни "свобода сверху" – нонсенс).
Николай Вардуль
Николай Вардуль, экономист, журналист
Только свободные люди могут ответить на те вызовы, в том числе и экономические, которые есть сейчас. Сплоченную социальную силу, которая будет заинтересованной и которая согласна двигать модернизацию вперед, еще надо создавать, но создавать ее надо в процессе модернизации. Это значительно усложняет весь процесс и еще раз ставит на повестку дня проблемы демократизации как необходимого условия модернизационного рывка.
Игорь Юргенс. Фото ''Российской газеты''
Игорь Юргенс, глава ИНСОРа
Российский народ не бунтует, видимо, готов еще терпеть. Значит, с модернизацией сейчас не надо спешить, а подойти к этому вопросу с умом. Если за десятилетку мы уложимся, честь и хвала руководству.
Лев Гудков. Фото с сайта demoscope.ru
Лев Гудков, социолог
Два этих момента - профессиональная деятельность на государственной службе и "оппозиционная" самоидентификация - не противоречили друг другу, а друг друга дополняли, обеспечивая своеобразное представление интеллигенции о себе самой, завышенность ее самооценок, а также условия и возможность некоторого оппонирования власти в ее наиболее варварских и террористических проявлениях. Но именно такое двоемыслие блокировало выход к практическим действиям, развитие потребности в освоении западного опыта, западной науки с ее пафосом позитивного и ответственного знания, ценностей западной культуры. Возник специфически русский интеллигентский нарциссизм, не предполагавший никакой общественной активности и избегавший ее.

...Нам сейчас очень важно понять связь идей авторитарной модернизации и экономического детерминизма с тем самопониманием интеллигенции, о котором я говорил. Такое самопонимание закрывает саму возможность учета интересов широких слоев населения и компромисса с ними. А раз так, то рано или поздно логика сотрудничества с властью приводит к отказу от демократических идеалов и к поддержке национал-популистского режима.

30.12.2009

Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей