О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/m.3669.html

статья Путин и печник

Вадим Дубнов, 30.01.2001

Поначалу все вполне соответствовало жанру детской ленинианы: как самый человечный человек встретил печника. Светлана Сорокина бесхитростно предложила президенту поговорить, а он тут же, словно давно ждал, но стеснялся, откликнулся. Стремительность принятия решения обещала долгожданный жест. "Президент высказался за сохранение НТВ как негосударственной телекомпании" - таким было первое и долгожданное сообщение из Кремля. Еще, как выяснилось, Путину нравится НТВ, которое нужно и ему, и стране. И это правда. И вместе с "Газпромом", которому НТВ тоже очень нужно, президент, похоже, имел все основания с некоторой растерянностью добавить, что вот для чего оно им всем нужно, остается вопросом. НТВ, обреченное на поражение с самого начала, своим сопротивлением сделало все, чтобы омрачить миг вражеского торжества этим простым недоумением.

И в этом, может быть, спасение не только для НТВ, но и для победителей.

Формальные признаки кремлевской победы налицо. С акциями НТВ уже практически все ясно. 46 + 19 = 65. Такова формула успеха, и суд на тему последнего и решающего слагаемого, похоже, станет лишь скучной казенщиной.

Кремлю наконец пришло время задуматься. Вариантов продолжения оказалось значительно меньше. Превратить НТВ в дублера ОРТ и РТР? Может получиться как с Бабицким, но только без всякой надежды потом выпутаться. Продать, как опрометчиво обещали? Но кому? Если Тернеру или неожиданно объявившемуся Соросу, то для чего все затевалось - ни того, ни другого в международный розыск в случае чего не объявишь.

Согласиться на ничью? Совсем плохо. И без того все уже знают: Кремль слаб. Что делать с победой? Призыв Сорокиной оказался как нельзя более кстати.

Все ждали и предвкушали. А Кремль придумал очень простой ход: Кремль выступает за сохранение журналистского коллектива и вообще канала в его нынешнем виде. Ключ к коду вручается вместе с шифровкой: вы - Сорокина, Миткова и даже Киселев - не беспокойтесь, ведите свои "Сегодня" и даже "Итоги" и не обращайте ни на что внимания. Дело не в вас.

Символом победы назначается отстраненный от дел Гусинский. С этим согласны все, включая Тернера, Сороса и, кажется, самого Гусинского. Проблема с журналистами. Сначала президент беседует с Сорокиной. Зондаж не проходит, вербовка срывается, Киселев нервничает на подступах к кремлевской библиотеке. Начинается встреча в расширенном составе. Результат тот же. Журналисты жалуются на прокуратуру. Президент удивлен: прокуратура независима - или вы хотите, чтобы я восстановил телефонное право?

Телефонного права никто не хочет. Разговор явно заходит в тупик. Говорить больше не о чем.

Ощущений у участников масса. В основном свойства психологического и физиономического. По мнению Киселева, президента обманывают - и Генпрокуратура, и "Газпром-Медиа". Светлана Сорокина замечает устало и без иллюзий: "Все он отлично знает".

Сорокина, наверное, сдержит свое обещание и уйдет. А Киселеву обещано "Итоги" не трогать. "Итоги" - это почти свобода слова. А она стоит даже должности гендиректора телекомпании, которая уже, по слухам из Кремля, обещана нынешнему главе РИА "Новости" Владимиру Кулистикову. Говорят даже, что г-н Кулистиков успел дать согласие.(Впрочем, "кремлевские" могут эти слухи распространять специально.) А тональность НТВ не изменится. Ведь дело не в тональности, а в нюансах - а уж в этом профессиональном опыте за НТВ и "Итогами" не угнаться ни одному из подлинно государственных каналов.

Только вот нет ответа на главный вопрос: что с НТВ делать дальше? Власть уже должна была накопить достаточно опыта, чтобы задаться этим вопросом задолго до очередного "Курска", после которого никакие нюансы уже не спасают. Особенно когда сомнения в кремлевской силе появятся уже не только у телеведущих. А пока ответа нет, машина действует по инерции. Уже и московская мэрия готова присоединиться к "Газпрому" в выбивании у "Моста" своих кровных. Власть действует по-прежнему вширь. Там, где уже победила. На всякий случай. До выжженной земли. Вглубь не получается. Некуда. Как говорил Жванецкий, под землей - одно метро.

Вадим Дубнов, 30.01.2001