О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/m.3683.html

статья Взаимозаменяемое НТВ

Вадим Дубнов, 19.02.2001

Незначительные успехи "Медиа-Моста" на судебном фронте вроде переноса на осень слушаний о судьбе арестованных 19 процентов акций или переноса собрания акционеров НТВ на недоступный бойцам Генпрокуратуры Гибралтар, похоже, не пробудили у самых заинтересованных участников интриги никаких иллюзий. Все маневры, последовавшие после памятной встречи журналистов с президентом, проводятся под знаком объявленного тогда в Кремле приговора: НТВ - быть, но без Гусинского. И все успокоились.

Гусинский продолжает говорить о надвигающемся тоталитарном государстве, он вспоминает вместе с Березовским свои былые политические ошибки, но все это, выражаясь близким нынешней власти языком, больше походит на операцию прикрытия.

Гусинский уходит. И у этого ухода тоже имеется определенная технология, наработанная, впрочем, не им. Ведь о том, что все свои гневные обличения Кремля Березовский вполне успешно совмещал с получением своей доли проигранного ОРТ в 40 миллионов долларов, мы узнали совсем недавно - примерно в то время, когда весь медиа-мир цитировал его письмо российскому бизнесу с призывом к спасению НТВ. Может быть, именно об этих деньгах Гусинский и говорит сегодня.

Цитируем Liberation: "Вопрос: Вы заключили с ним (Березовским. - Ред.) договор?

Гусинский: Он начал нам помогать. Цель - спасение последней независимой медиа-группы в России".

Судя по всему, к эндшпилю власть подготовилась несколько лучше, чем к дебюту. Или просто немного научилась играть. Или, почти победив, вдруг обнаружила, что перед объявлением себя победителем неплохо бы разобраться, что делать с трофеем.

Поначалу Тернер, конечно, должен был вызвать у Кремля отторжение. Но потом, рассудив здраво, власть, похоже, сформулировала для себя главную суть устроенной кампании - изгнать Гусинского. Поскольку иных успехов уже не предвиделось, все остальные последствия было решено минимизировать, причем, возможно, с конкретной выгодой для заинтересованных участников. С одной стороны, Кох и Лесин неожиданно обнаружили, что НТВ - не такой уж и бросовый товар, справедливо рассчитав, что Тернер мелочиться не станет. А когда в том же убедился и Гусинский, формула компромисса была определена.

Считаем. 19 процентов - арестованы. Тернер, претендующий на них, хочет как минимум 25, и добирать их он будет, понятное дело, не из газпромовской доли. С другой стороны, в Кремле явно хотели бы и вовсе как можно прочнее забыть о том, что какими-то акциями НТВ когда-то владел Гусинский. Поэтому лучшего агента по продаже как можно большего количества своих акций, чем Кремль, Гусинскому не найти. И он, присоединяясь к Коху и Лесину, ненавязчиво напоминает и про спутниковый канал, и про ТНТ, "который смотрят в 600 российских городах". И что именно на них потребовались 262 миллиона долларов от "Газпрома".

Точных цифр будущего распределения акций не знает никто. Известны лишь 46 процентов "Газпрома", которые его вполне устраивают. Свобода слова, как утверждает Гусинский, не терпит контрольных пакетов. А Тернер к нему и не рвется - его бы хоть на четверть уговорить. Зато теперь еще и шведы проявили интерес и вступили в переговоры - нет, не с Гусинским и не с Кремлем. С Тернером. Словом, интрига венчается феерически. Вместе с политическим сюжетом иссякла и ожесточенная вражда. Кремль с Гусинским помогут друг другу. Как, осознав прежние ошибки, помогает сегодня Гусинскому заклятый друг Борис Абрамович. И может быть, напрасно руководители НТВ так запальчиво зарекаются сегодня подавать руку Коху? Ведь самое ценное, что есть в обеих противостоящих командах, - это их полная в случае чего взаимозаменяемость.

Vladimir Goussinski: "La Russie se rapproche d'un regime totalitaire" - Liberation, 19.02.2001

Иллюстрация с НТВ.Ру

Вадим Дубнов, 19.02.2001