.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/m.39.html
Также: Общество

статья Семнадцать лет на радиоактивной свалке

Александр Плотников, 16.04.2002
Реклама

В начале апреля химслужба Тихоокеанского флота обнаружила 15 очагов повышенного радиоактивного излучения в окрестностях поселка Дунай (Шкотовский район Приморского края). Однако информацию тут же засекретили. Это противоречит действующему законодательству, поскольку налицо угроза жизни и здоровью местного населения - мимо радиационного могильника каждый день с работы и на работу ходят сотни рабочих судоремонтного завода (СРЗ) на берегу бухты Чажма. В штабе ТОФ Граням.Ру объяснили, что речь идет не об "информации не засекреченной, а только придержанной до времени - до окончательного выяснения причин и масштабов заражения".

Масштабы заражения, судя по первичным замерам, огромны. Положение усугубляется тем, что радиоактивная свалка "чадит" уже без малого 17 лет. До взрыва на Чернобыльской АЭС оставалось менее года, когда у причала судоремонтного завода произошла катастрофа, которую впоследствии назвали генеральной репетицией Чернобыля.

10 августа 1985 года судоремонтники и экипаж подводной лодки К-431 вели работы по выгрузке активной зоны реактора. Накануне обнаружилось, что у реактора нарушена герметичность. Предстояло снять верхнюю крышку реактора и одновременно компенсирующую решетку. Когда кран плавмастерской начал тянуть тросом крышку, по бухте неожиданно пронесся катер-торпедолов, и на волне плавмастерская качнулась - так что крышку, а с ней и компенсирующую решетку реактора выдернуло "на высоту выше расчетной по технологии". Мгновенно началась самопроизвольная цепная реакция, повлекшая за собой взрыв. Сразу погибли десять человек - подводники и рабочие завода.

Только спустя сутки удалось определить уровни радиации в момент взрыва и в первые часы после него: 90 тысяч рентген и, соответственно, 600 рентген. Первая цифра превосходит показатель чернобыльского взрыва в три раза, вторая в тридцать раз превышает смертельно опасную дозу. В атмосферу вылетела масса продуктов мгновенного деления ядерного топлива и активации. Загрязнению подверглись 30 % заводской территории и около двух квадратных километров леса. Ликвидировать последствия катастрофы в первые часы бросились абсолютно ничем не защищенные люди. Образовалось грибовидное облако, которое стало перемещаться по направлению ветра, и лишь сопка помешала ему дойти до поселка Дунай.

ЧП тут же получило гриф секретности. Все, кто принимал участие в ликвидации последствий взрыва, родственники погибших и даже случайные свидетели дали "органам" подписку о неразглашении. Лодку, не подлежащую восстановлению, отбуксировали к дальнему причалу. Говорят, она до сих пор там ржавеет. В сентябре на береговой технической базе соорудили 4 могильника траншейного типа, куда захоронили 1200 кв. м асфальтового покрытия, 240 куб. м загрязненного керамзита, 4585 куб. м зараженного грунта и щебня, 350 т строительных, 760 т металлических и 58 куб. м деревянных конструкций. Место это обнесли двойной изгородью из колючей проволоки. На том меры безопасности и были исчерпаны.

Карта зоны загрязнения. С сайта www.submarina.ru

Сейчас выясняется, что несмотря на неоднократные заверения командования Тихоокеанского флота и властей Приморья опасные участки не ликвидированы до сих пор. По-прежнему держатся в тайне и подробности трагедии К-431. И это объяснимо. Чтобы обезопасить зараженный район, нужны - и срочно - немалые средства. Флот ими не располагает. Ради сохранения здоровья людей закрывать судоремонтный завод - это, похоже, не только в советские времена, но и в новейшие никому в голову не приходит. Самое большее, что власти могут сделать для тысяч обитателей Дуная, это беречь их нервы - держать в неведении.

Такие методы ликвидации последствий ядерного ЧП привели к тому, что уже в августе 1985 года на стационарное лечение в специальном отделении госпиталя в городе Фокино поступили 113 военнослужащих и 3 человека из заводского персонала. Но моряки и гражданские специалисты, получившие опасные дозовые нагрузки, только до 10 сентября находились под присмотром врачей. Наиболее тяжелых отправили в Ленинград. На остальных махнули рукой, а это, по самым скромным подсчетам, более 2000 человек. Никакого особого режима контроля за здоровьем местных жителей никто не устанавливал. Нет его и по сей день.

Между тем радиационные очаги остались не только вдоль дороги СРЗ-Дунай. По-прежнему загажена атомными отходами бухта Чажма. По данным штаба ТОФ, здесь наиболее загрязнены "донные отложения в ближней и береговой черте, в зоне радиусом 1,5-2 км от места аварии, на СРЗ до сих пор есть четыре локальных участка, где излучение в 2-15 раз превышает установленные нормы". Вообще-то властям в рациональном подходе к проблеме Дуная не откажешь. Денег у флота на судоремонт с каждым годом все меньше. Не за горами тот день, когда закроется и здешний СРЗ. А потом обезлюдеет и поселок. И все решится само собой. Без лишних затрат и хлопот.

Досье Граней.Ру:
Чернобыль
Ядерные отходы

Александр Плотников, 16.04.2002

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей