.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Society/m.5213.html

статья Середняки после драки

Владимир Абаринов (Вашингтон), 26.02.2002
Фото AP
Фото AP
Реклама

Кому как не русскому патриарху отстаивать высокие идеалы олимпизма, нагло попираемые бездуховными дельцами американского шоу-бизнеса? Вслед за президентом российские должностные лица наперебой бросились давать отпор политической провокации, всякий раз оговариваясь, что это их частное гражданское мнение. Всех превзошел депутат Сергей Глазьев, заявивший, что Игры в Солт-Лейк-Сити напоминают ему нацистскую летнюю Олимпиаду 1936 года. Однако попал пальцем в небо: берлинская Олимпиада была одной из самых политкорректных - так было нужно фюреру. "Неаффилированные с государством" спортивные бюрократы то с перепугу предъявляют президенту МОКа ультиматум, то у него же ищут защиты от гнева Кремля. Никакая НАТО, никакая ПРО не в силах доставить российским чиновникам столько треволнений! Но, может быть, теперь, когда все закончилось, есть смысл взять себя в руки и с истинно олимпийским спокойствием посмотреть, из-за чего ломались копья?

Спортивные начальники России говорят, что собираются оспаривать в спортивном арбитраже в Лозанне дисквалификацию Ларисы Лазутиной, лишившую ее в последний день Олимпиады золотой медали в гонке на 30 километров. И не исключено, что отспорят по формальным основаниям: показанный при хронической дисфункции почек препарат дарбепоэтин, наличие которого в организме лыжницы выявил анализ мочи, отсутствует в перечне запрещенных - он был разрешен к применению в США в сентябре прошлого года, и МОК еще не успел обновить свой список. Представители медицинской комиссии МОК, в свою очередь, говорят, что дарбепоэтин аналогичен запрещенному эритропоэтину, только еще эффективнее.

На общем числе золотых наград результат лозаннской тяжбы не отразится: если Лазутиной медаль отдадут, то Михаил Иванов свою должен будет вернуть Йохану Мюлеггу из Испании, который пришел первым в гонке на 50 километров, опередив Иванова на 14,9 секунды, и был дисквалифицирован по той же причине, что и Лазутина. Третья пострадавшая от "олимпийского беспредела", Ольга Данилова, была лишь восьмой на 30-километровой дистанции и в любом случае останется со своими двумя золотыми медалями, полученными ранее.

Обратим внимание: чиновники, в том числе и глава антидопинговой инспекции ОКР Николай Дурманов, не говорят, что Лазутина и Данилова не принимали дарбепоэтин. А ведь только что они пылали благородным гневом, отрицая такую возможность в принципе. Ушел в свисток и весь пар по поводу женской лыжной эстафеты, хотя в этом случае возмущение подлым произволом выражали и президент, и множество других сановных лиц России, и даже патриарх Алексий II. Умолкли жалобы на предвзятое судейство в женском фристайле, лишившее награды Ольгу Королеву: протест, как выяснилось, и не подавался. Остались обиды за фигуристку Ирину Слуцкую да еще за южнокорейского конькобежца, дисквалифицированного, по мнению Владимира Путина, "непонятно по каким причинам".

Логику российских спортивных бюрократов понять трудно. Всего вероятнее, они просто обезумели от страха, увидев, как вся чиновная Москва и сервильная российская пресса впали в паранойю антиамериканизма, которую сами же руководители олимпийской делегации и спровоцировали. В самом деле: если канадцы в случае с парным катанием вели себя, по мнению России, неэтично и скандально, то почему сама Россия последовала их примеру, ссылаясь на канадский прецедент и требуя вторых золотых медалей и в лыжной эстафете, и в женском одиночном катании? Куда же делись все эти гордые слова о том, что надо "держать удар" и "уметь достойно проигрывать"?

Совсем удивительны претензии к судейству в хоккейном матче с чехами: жалуется обычно проигравший. Неужели г-н Тягачев настолько предан благородным идеалам олимпизма, что готов был переиграть четвертьфинал? Впрочем, и в этом случае формальных апелляций Россия не подавала. Просто нас готовили к возможному поражению в игре с американцами.

Но что за история с корейцем, так взволновавшая российских спортивных функционеров, что о ней даже доложили президенту? Она не имеет ничего общего с претензиями России. Кореец Ким Дон Сун нарушил правила в финальном забеге на 1500 метров - он блокировал американца Аполо Антона Оно. Шорт-трек - коварный вид, атлеты в нем сплошь и рядом сталкиваются не хуже гонщиков в "формуле 1"; именно по этой причине судейство здесь отличается особой строгостью.

За несколько дней до инцидента с корейцем, 16 февраля, в шорт-треке имел место другой, уж совершенно дурацкий случай. На дистанции 1000 метров Оно лидировал на протяжении восьми из девяти кругов, но на финальном отрезке, за 20 метров до финиша, его зацепил рукой китаец, в которого сзади врезались канадец и кореец; эти трое попадали как кегли, а Оно устоял, однако пропустил вперед австралийца Стивена Брэдбери, который весь забег держался на последней позиции. Незаслуженность награды была очевидна всем, включая самого Брэдбери, однако никто никаких протестов подавать не стал - все произошло в рамках правил.

Особого внимания заслуживает женское одиночное катание. Разочарование Ирины Слуцкой легко понять. Лидеру Мишель Кван хватило бы для золота второго места в произвольной программе. К моменту выступления Слуцкой она его и получила, оставшись по общей сумме на первом (окончательный итог выступления определяется сложением места, занятого в произвольной программе, с половиной места, занятого в короткой - для Кван эта сумма составила 2,5 = 2 + 0,5). Сара Хьюз в произвольной программе вышла на первое место, но после короткой была лишь на четвертом - в итоге она заняла вторую позицию с суммой 3,0. На третьем месте как была после короткой, так и осталась после двух программ Саша Коэн (4,5). Слуцкая вышла на лед последней. Она была второй после короткой программы. Для победы ей нужно было выступить лучше не только Кван, но и Хьюз.

Не получилось. Слуцкая заняла в произвольной программе второе место, оттеснив Кван на третье. В итоге она набрала ровно такую же сумму, что и Хьюз, - 3,0. Но дело в том, что в такой ситуации при определении победителя преимуществом пользуется место, занятое в произвольной программе. Хьюз выиграла не просто одним судейским голосом: финский судья Пекка Лескинен поставил российской фигуристке 5,8 за технику и 5,7 за артистизм, а американке - наоборот; в произвольной программе приоритетом пользуется вторая оценка, поэтому финн присудил первое место Хьюз, а второе - Слуцкой. Его голос и стал решающим.

Слов нет - до слез обидно, Ирину победила арифметика, но таковы действующие правила. Прекрасно отдавая себе отчет в деликатности создавшейся ситуации (как раз в ночь после этого финала Леонид Тягачев предъявил свой знаменитый ультиматум), совет Международного союза конькобежцев пошел на нарушение собственного регламента и разрешил судьям объяснить свои оценки. Судьи из России и Дании, поставившие произвольную программу Сары Хьюз на четвертое место, этого, однако, не сделали - с репортерами объяснялись канадка, итальянец и американец. Джозеф Инмэн из США присудил, между прочим, Кван за произвольную программу третье место - точно так же поступили судьи из России, Белоруссии и Финляндии. Если это предвзятое судейство, то что такое непредвзятое?

Американская пресса уделяла Олимпиаде совсем немного места даже в спортивных разделах - есть ведь еще и баскетбол, и бейсбол, и гольф, и теннис на Dubai Open. Например, Washington Post умещала материалы из Солт-Лейк-Сити в среднем на шести из 16 полос тетрадки "Спорт". Но зато уж когда речь шла о спорных случаях, газета места не жалела, публикуя таблицы промежуточных и окончательных результатов с наиподробнейшим комментарием. Именно так она поступила с женским одиночным катанием. Возможно, это и есть единственный, а главное, наглядный способ борьбы с субъективизмом судей.

Парное катание - пока единственный полуподтвержденный случай необъективного судейства. Эксперты ИСУ продолжают разбираться с обвинениями в судейском сговоре на соревнованиях в парном катании. Информация, известная на сегодняшний день, противоречива.

В распоряжении комиссии имеются уже три заявления, якобы подтверждающие факт франко-русской сделки. Автор одного из них - та самая председатель технического комитета ИСУ Салли Стэплфорд, которая будто бы угрожала Мари-Рен Ле Гунь чуть ли не физической расправой. Вторую бумагу направил в ИСУ американский судья Джон Джексон. Третью - Бенуа Лавуа, канадский судья, судивший парное катание.

Показание Лавуа - это, судя по всему, самое важное на сегодняшний день. Он утверждает, что прошлой осенью Ле Гунь пожелала обсудить с ним перспективы Олимпиады и сообщила, что русские уговаривают ее отдать первое место в Солт-Лейк-Сити российским атлетам. Ле Гунь назвала и лицо, обратившееся к ней с таким предложением, - это была судья Марина Саная. Джексон говорит, что своими ушами слышал в отеле разговор Стэплфорд и Ле Гунь, в котором последняя заявила, что русские попросили первое место в парном катании в обмен на золото в танцах. Стэплфорд в своем письме излагает тот же сюжет.

Президент ИСУ Оттавио Чинкванта отрицает факт наличия показаний против России - во всяком случае, оговаривается он, показаний, которые имели бы юридическое значение.

Ле Гунь, однако, тоже не молчит. В воскресенье New York Times опубликовала ее интервью. Француженка придерживается своей последней версии: давление на нее оказывали в пользу канадской пары Сале - Пеллетье, а с российскими представителями она никогда ни о чем не договаривалась.

Что же произошло после того, как Ле Гунь не поддалась нажиму? По ее словам, она подверглась физическому нападению "неизвестного лица" непосредственно в помещении ледовой арены, затем в автобусе, на котором она возвращалась к себе в отель, ее "словесно атаковала" член технического комитета ИСУ Вальбурга Гримм, и наконец, в вестибюле отеля на нее набросилась Стэплфорд с вопросом: "Мари, ты очень, очень хорошая судья. Почему ты поставила русских первыми?"

Услышав это, Ле Гунь залилась слезами, а Стэплфорд, по словам француженки, воспользовалась ее эмоциональным состоянием: она выстроила собственный сценарий, из которого явствовало, что француженка отдала золото русским по требованию своей федерации. Когда к ним присоединились Гримм и другой член технического комитета ИСУ, Бритта Линдгрен, Стэплфорд при молчаливом согласии Ле Гунь рассказала им о мнимом "признании".

Наутро затравленная француженка включила CNN и обнаружила себя в ряду важнейших новостей - "между Бушем и Афганистаном". Главный судья, американец Рон Пфеннинг, утверждает она, уже знал версию Стэплфорд и на судейском совещании без обиняков заявил, что "всякий, кто отдал голос русским, поступил бесчестно". "Эти слова сокрушили меня, - говорит Ле Гунь. - В голове все смешалось, я с трудом выстраивала мысли". Таким образом, признание Ле Гунь было, согласно ее интервью, следствием эмоционального стресса, пережитого накануне.

Итоги расследования совет ИСУ заслушает на своем заседании в апреле. Тогда же будет определено профессиональное будущее Ле Гунь.

Владимир Абаринов (Вашингтон), 26.02.2002

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей