.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Chechnya/m.1030.html

статья В Грозном мостят свою Лубянку

Владимир Темный, 23.01.2001
Реклама

Намеченный вывод основной армейской группировки из Чечни был обозначен как результат инициативы местного руководства республики (недавно из временного ставшего постоянным). Ахмад Кадыров, таким образом, предъявлен миру как лицо авторитетное, влиятельное, имеющее свой голос в Кремле. Из чего следует, что в Чечне образовалась своя самостоятельная (а не марионеточная, как утверждают некоторые СМИ) власть.

С назначением премьера (а дело стало за подписью Кадырова) предполагается и активность всех исполнительных структур, силовых прежде всего. Логично предположить, что при установлении такого очевидно поствоенного порядка необходимость в пребывании почти 80-тысячной армии на территории республики отпадает. Тем самым как бы подводится черта под военным периодом усмирения Чечни и начинается период ее мирного обустройства. О переходе к иному инструментарию, с помощью которого федеральный центр намерен окончательно исцелить республику от скверны сепаратизма и терроризма, говорит и решение Владимира Путина о назначении главным куратором по Чечне Федеральной службы безопасности РФ.

Контрразведчики в Чечне присутствовали всегда: от особистов, прикрепленных к воинским частям (от полкового уровня и выше) до спецподразделений, выполнявших диверсионные задачи и проводивших операции по ликвидации лидеров бандформирований. Насколько успешной была эта работа "Конторы" в условиях реальной и достаточно масштабной войны, судить непосвященному человеку трудно. Но если учесть, что такие фигуранты как Хаттаб и Басаев по-прежнему на свободе, а выпады боевиков против целых воинских колонн остаются их "коронкой", то наверняка можно сказать - за четыре года войн контрразведчики продвинулись недалеко. Их пояснения о том, насколько трудно разворачивать резидентуру в условиях мусульманской республики, среди недружественного населения и пр., абсолютно справедливы. Но тогда не стоит ждать и скорой, эффективной отдачи от такого рода работы, как и в целом от указа президента о назначении главным ответчиком за Чечню Николая Патрушева.

Акцент на методы и средства ФСБ в нынешних условиях в Чечне, может быть, политически и выигрышный, но с военной точки зрения преждевременный. Пока все более-менее значимые успехи федералов связывались с массированным нанесением ударов по скоплениям боевиков, о которых доносила армейская разведка (чаще всего воздушная). А вот "микрохирургия" (спецоперации ФСБ) пока скромно помалкивает. Не только в силу своей специфики, но и потому, что похвастаться, видать, нечем.

Уход армейцев действительно был бы назревшим, наладь ФСБ в республике свое жесткое, по полной схеме (как в остальных регионах федерации) присутствие, причем с опорой на местные кадры. Однако этого нет. Опыт сотрудничества с Гантамировым показывает, что даже на более открытом уровне - милицейском, армейском - проблем больше, чем реального подспорья федералам. Что говорить о службе, вся эффективность которой завязана на исключительную надежность кадров, их профессионализм и преданность ведомству.

Существует опасность того, что ФСБ, увязнув со временем в рутинной партизанско-диверсионной войне (за спину Минобороны уже не спрячешься), начнет демонстрировать своей КПД, вылавливая и карая неблагонадежных. Благо к таковым сегодня легко причисляется почти все мужское население Чечни от 12 лет. Сопротивляющаяся территория, где переход населения из военного в мирное обличье совершается в течение ночи, как бы сама напрашивается на то, чтобы быть накрытой колпаком спецслужб. Но дело в том, что такого колпака былой прочности в России уже нет. И потом, ФСБ генетически неспособна вести профилактику избирательно, адресно, гарантируя соблюдение прав человека. Тем более если этот человек - чеченец. Вероятнее обратное - создание в республике репрессивного механизма, "массового помола", когда главная задача будет заключаться в утверждении среди населения атмосферы страха. В этом случае расширение партизанского, подпольного фронта, опирающегося на настроение большинства чеченцев, просто неизбежно.

Эта кардинальная проблема - отделение мирного населения от боевиков - до сих пор в Чечне не решена. Армия просто не обладает таким тонким инструментарием, да она у нас никогда и не готовилась к войне, различающей вооруженного противника от безоружного гражданина. Во всяком случае, в программе нынешних политзанятий нет упоминания ни о каких правах человека. Но и ФСБ, к сожалению, пока еще не зарекомендовала себя как ведомство, щепитильно относящееся к этим самым правам. Отсюда и самые мрачные ожидания последствий президентского указа.

Этот политический жест может сказаться и самым печальным образом на всех федералах, остающихся в республике. Одна мотострелковая дивизия (15 тысяч человек) и одна бригада внутренних войск (7 тысяч человек) вряд ли смогут держать под контролем нечто большее, чем территорию собственной дислокации. Работа в "пожарном" режиме чревата засадами и минной войной. Надежды на упреждение спецслужб весьма невелики (смотри выше). Разве что контрразведчикам удастся наладить контроль за умонастроениями Ахмада Кадырова и всей властной верхушки Чечни. Чтобы о возможных крутых переменах Кремль все-таки узнал не из газет.

Руководство операцией в Чечне передано директору ФСБ - Lenta.Ru, 22.01.2001

Временного Кадырова сменил Кадыров постоянный - Грани.Ру, 19.01.2001

Вице-адмирал Герман Угрюмов: "Все теракты будут раскрыты" - "Известия"/Агентура.Ру, 20.12.2000

На фото Reuters: Николай Патрушев и Владимир Путин

Владимир Темный, 23.01.2001

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей