.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Chechnya/m.1034.html

статья Хасавюрт в пустыне

Илья Мильштейн, 26.12.2000
Реклама

Некий "протокол о намерениях", подписанный Борисом Немцовым в Назрани с некими "чеченскими парламентариями образца 1997 года", - событие не столько сенсационное, сколько загадочное. О том, что самые разные люди с самыми разными намерениями ведут с чеченцами переговоры, известно чуть ли не с начала второй чеченской войны. Тот факт, что к переговорам подключились либералы и сочувствующие (Немцов называет членов думской делегации, ездивших вместе с ним на Северный Кавказ, - Сергея Ковалева, Павла Крашенинникова, Олега Морозова, Асламбека Аслаханова), - явление отрадное и закономерное. Но с кем они встречались? О чем беседовали? Какими полномочиями обладали? Эти вопросы пока остаются без ответа.

Никакого парламента, пусть даже и образца трехлетней давности, в Чечне нет. Как нет и самой Чечни, разгромленной федералами. Нет в Чечне и российской власти. Есть ежедневные, привычные, как осенний дождь, сводки потерь с обеих сторон и многотысячные лагеря беженцев. Имеется вполне завершенная маленькая победоносная война, а также война партизанская, сроки окончания которой утыкаются в бесконечность. Накоплена страшная усталость от этой бойни - чувство, объединяющее всех: и мирных чеченцев, и чеченцев немирных, и российские войска.

Собственно, еще полгода назад на эту тему весьма резко высказывался командующий федеральной группировкой генерал Трошев. Он навоевался уже тогда. Размышляя вслух о войне, генерал заявлял, что "политикам давно пора подключаться" к ситуации, "они упускают время." Продолжая разговор, сказал как отдал приказ: "Политики начинают войну, они должны и обязаны ее заканчивать". Подводя черту, счел необходимым уточнить, что выражает только личное мнение, однако это точка зрения "человека, который девять месяцев воюет" в Чечне. Политикой уже в те дни занимался у нас в основном один человек: к нему генерал, вероятно, и обращался, презрев субординацию. Но услышан не был.

С тех пор прошла вечность; не изменилось ничего. Но вот появились (точнее, вернулись) другие политики, начались прямые переговоры, в которых имя Масхадова упоминается без брани и даже рядом со словом "президент". Эти люди устами Немцова заявляют, что "военного решения чеченской проблемы не существует, и нужно начинать процесс политического урегулирования". Целью же переговоров "является установление мира в Чечне и создание условий для возвращения беженцев". Впрочем, об этом Сергей Ковалев говорил бесконечное множество раз, но тогда он уже был исключен из игры, к его мнению не прислушивалась власть. Теперь он вновь там, в Чечне, в составе делегации, которую хочется назвать официальной. Мир не за горами?

К сожалению, ответ на этот вопрос столь же загадочен, как и полномочия наших парламентариев, а также имена их собеседников. Кроме того, очевидно, что политикой в России по-прежнему занимаются другие люди, службы, спецслужбы. Политические решение принимает тот же Путин. Так что, собственно, ответ на мучительные вопросы о мире зависит от ответа на другой, весьма простой вопрос: была ли эта поездка хоть как-то согласована с Кремлем. Когда, например, Немцов собирал свой миллион подписей с требованием прекратить первую чеченскую бойню, он опирался не только на общественное неприятие войны (которого сегодня нет), но и на Кремль. Ельцин в те дни уже постепенно дозревал до Хасавюрта...

На кого можно опереться теперь?

У Немцова (тем менее у Ковалева) вряд ли сохранились серьезные контакты на Старой площади. У него скверные отношения с президентом. Мнение либералов по данной проблеме вообще вызывает у чекистов и военных, составляющих весьма плотное окружение Путина, довольно сильные отрицательные эмоции. Тот же Трошев наверняка оскорбился бы, узнав, что СПС "воюет" на его стороне...

Напрашивается вывод: переговоры, которые правые и сочувствующие вели в Назрани, бесполезны и никаких последствий иметь пока не будут. Разве что: вода камень точит, и медленные изменения, происходящие в общественном сознании россиян, вернутся же когда-нибудь к показателям года 96-го. Тогда, быть может, и сгодится "протокол о намерениях", который в эти дни подписал Немцов. Неизвестно с кем.

На фото: генерал Геннадий Трошев (съемки НТВ)

Илья Мильштейн, 26.12.2000

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей