.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Chechnya/m.1099.html

статья Гуляй-поле в Чечне

Иван Свенцицкий, 06.03.2001
Рисунок чеченского мальчика с сайта НТВ.Ру
Рисунок чеченского мальчика с сайта НТВ.Ру
Реклама

Краеугольным камнем политики российской власти в Чечне остается упор на физическое устранение лидеров боевиков: Басаева, Хаттаба и, хотя об этом распространяться не любят, президента Масхадова. Предполагается, что после их гибели партизанская война на Северном Кавказе заглохнет сама собой. Однако те, кто так считает, наверное, забывают, что в Чечне и Дагестане многие отряды боевиков подчиняются вышеназванным командирам лишь формально, а о существовании некоторых из них Басаев, Масхадов, могут только догадываться. Так, Мовлади Удугов заявил, что в Чечне присутствует большое количество "ополченцев", о количестве которых ведает только Аллах.

Такие не подчиняющиеся никому ополченцы получили название "индейцы". Их так обозвал еще в первую чеченскую войну Аслан Масхадов, когда на переговорах российская сторона пожаловалась ему, что чеченцы не соблюдают договоренность о перемирии, обстреливая по ночам блокпосты федералов. Тогда Масхадов оценил количество "индейцев" в 10 процентов от общего числа боевиков.

"Индейцы" вышли из отрядов ополчения, которые стали формироваться в Чечне по призыву Дудаева в 1994 году и в основном комплектовались либо из односельчан при участии представителей местной власти, либо из членов одной банды. Представители второй категории в перерывах между боями занимались мародерством. Награбленное сбывалось затем через своих "барыг", скупщиков краденого, в Дагестане или Ингушетии. Часто между бандитами и "барыгами" возникали по этому поводу конфликты. Скупщики, пользуясь невежеством чеченских бандитов, занижали цену. Так, например, командир Сулим Ямадаев, продав в Дагестане украденные почтовые марки, затем выяснил, что их реальная цена гораздо выше.

Такие партизаны сами решали, когда и против кого им воевать. Им не было никакого дела до переговоров. В первую же войну они стали практиковать бандитские рейды в соседние с Чечней республики и похищения людей. Например, двое боевиков из отряда полевого командира Хархороева убили в 1995 году трех геодезистов в Ингушетии, чтобы завладеть их автобусом.

В первую чеченскую возник еще один тип "индейцев". Эти не признавали перемирия потому, что воевали с единственной целью - отомстить за своих погибших родственников. Образумить и заставить сложить оружие таких людей труднее всего. Во вторую войну таких "индейцев" стало еще больше и они стали еще опаснее. Жестокость российских военных вызвала ответную реакцию. Если в первую кампанию жаждущие мести ограничивали свои действия бесконтрольными нападениями на позиции федералов в самой Чечне, то во вторую войну они все чаще стали прибегать к терактам против мирного русскоязычного населения, иногда за пределами Чечни. Взрыв на рынке в Пятигорске в декабре 2000 года, возможно, тоже был делом рук таких "индейцев". Так по крайней мере считает Шамиль Басаев. В одном из своих интервью он сказал: "Насчет Пятигорска не знаю. Может, это и "чеченский след". Мы не можем всех контролировать, особенно тех, кто прошел через ужасы русских концлагерей. Мы им особо не доверяем и в свои отряды не берем".

Басаев, надо сказать, хоть и не берет "индейцев" к себе в отряд, но все же пытается их контролировать. Недавно он заявил, что учитывает их роль в "зимней кампании". Однако без помощи ваххабитов ему в этом деле не обойтись. О ваххабитах нужно сказать особо, так как это пример того, как "индейцы" превратились в самостоятельную серьезную политическую силу. Банды ваххабитов (не Басаев и Хаттаб, которым приклеили такой ярлык сравнительно недавно, а те группы молодых боевиков, от которых и пошло это название) заявили о себе самостоятельно, создав движение "Джамаат". Многие боевые группы, входящие в "Джамаат", никому не подчиняются и не пойдут на переговоры или на капитуляцию, даже если об этом их попросят Хаттаб с Басаевом, не говоря уж о Масхадове. Не исключено, что именно их имел в виду Мовлади Удугов, когда говорил о более радикальных исламистах, которые, по его мнению, возглавят армию боевиков в случае гибели нынешних главарей.

По данным чеченцев, таких "самостоятельных отрядов", воюющих с федералами, сейчас не менее 140. Движение "Джамаат" становится все более многочисленным, а ведущую роль в нем играют Арби Бараев и братья Ахмадовы, которые вчера еще были типичными "индейцами", бандитами-беспредельщиками. В отличие от своих "коллег" Ямадаевых, дискредитировавших себя в их глазах сотрудничеством с федералами и потому потерявших влияние в республике, эти командиры, а также другие лидеры "Джамаата" приобретают в Чечне все больший политический вес. Возможно, что последнее слово в нынешней кавказской войне будет именно за ними. Но российские власти этого до конца не осознают и продолжают лелеять надежду, что с уничтожением известных лидеров террористов война на Кавказе закончится.

Наемники в Чечне: воины и миссионеры - Грани.Ру, 16.01.2001

Иван Свенцицкий, 06.03.2001

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей