.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Chechnya/m.1107.html

статья Двуглавая Ичкерия

Иван Свенцицкий, 10.04.2001
Фото AP
Фото AP
Реклама

В Чечне среди боевиков все четче прослеживается разделительная черта между теми, кто ориентирован на Европу, и теми, кто смотрит в сторону мусульманского мира. Это хорошо видно на примере высказываний двух лидеров Чечни, олицетворяющих эти два течения: Шамиля Басаева и Аслана Масхадова. С самого начала войны руководство чеченского сопротивления не раз заявляло, что серьезных разногласий между боевиками нет, однако непонятно, почему в таком случае в своих интервью Басаев и Масхадов по одним и тем же вопросам часто говорят разные и даже противоположные вещи.

Так, например, говоря о смертниках, которые ценой своей жизни наносят урон противнику, Аслан Масхадов в интервью Граням.Ру говорит: "Наши бойцы... воины-смертники, камикадзе... наносят сокрушительные удары по тылам, по комендатурам, по блокпостам". В то же самое время Басаев в интервью газете "Голос Джихада" заявляет: "А что касается слов "смертники", "камикадзе", то все эти импортные словечки для нас чужды и не надо их использовать, говоря о подвиге моджахедов. Этими словами всегда жонглируют российские и западные СМИ, чтобы не называть павших на пути Аллаха шахидами... А понятие "камикадзе" - это из буддийского средневековья, чуждое религии Аллаха".

Мнения президента Ичкерии и амбициозного полевого командира расходятся и в отношении моджахедов из числа нечеченцев. Масхадов: "Да, есть добровольцы, но их десятки... По-моему, и нет такой необходимости - приглашать сюда добровольцев из других стран".

Басаев: "Численность иностранных муджахедов в Чечне очень мала. Мы считаем, что на тех арабах, которые избегают этого джихада (война в Чечне. - И.С.) лежит пятно; Коран был явлен на их языке и на их языке разговаривал пророк Мухаммед, мир ему; на их землю он был послан как посланник, и они - потомки его сподвижников". Масхадов с уважением относится к таким структурам мировой политики, как ООН, ОБСЕ, Совет Европы, называя их "авторитетными международными организациями". Басаев еще до начала войны делал заявления, суть которых заключалась в том, что международное сообщество не защищает права мусульман. Но главная разница между ними заключается в оценке характера войны, которую ведут боевики против федералов. Масхадов утверждает, что это "национально-освободительная война", Басаев - что это "джихад", священная война мусульман против куфра, армии неверных. Отсюда и различное понимание целей войны. Масхадов видит ее окончание посредством переговоров с российским руководством и предоставления Чечне международных гарантий безопасности. Басаев мечтает о том времени, когда "русских мы... прогоним с Кавказа, да будет на то воля Аллаха!"

Такое расхождение во взглядах несомненно мешает координации действий отрядов боевиков. Это фактически признал чеченский командир Хамзат (Руслан) Гелаев: "Сейчас, к примеру, ситуация такова: в одном месте - Масхадов, в другом - Басаев, Яндарбиев, а здесь - мы. Мы стали сторонами, и наше общее дело стоит без единого руководства". Однако, видимо, интенсивность партизанской войны в результате не снижается. Это особенно чувствуется с приходом теплых дней - участились нападения на комендатуры, блокпосты, на патрульные машины. Снова подтверждается: военного решения для России в Чечне нет, а значит, российскому руководству все же придется выбирать, с кем ему лучше иметь дело в Чечне. Глядя на действия Кремля (бомбардировки сел и городов, карательные акции и фильтрационные лагеря), можно подумать, что Москва подыгрывает Шамилю Басаеву. Его популярность в республике на фоне бесчинств российских военных только растет, как когда-то росла популярность имама Шамиля в результате "зачисток", проводимых царскими генералами. Басаев позволяет себе открыто издеваться над российской властью, когда в ответ на грозные заявления ее представителей о войне до "полного уничтожения террористов" сообщает, что он приветствует заявление Сергея Ястржембского о том, что второго Хасавюрта не будет.

Масхадов еще и потому так добивается начала переговоров, что только в случае их успеха он сможет сохранить свое влияние в республике как политик, сумевший добиться мира для чеченцев. Если же война на Кавказе завершится военным поражением российской армии (тем, кто не верит в такую перспективу, можно напомнить об августе 1996 года, когда боевики взяли Грозный, Аргун и Гудермес после объявления о том, что их отряды практически полностью разгромлены), то нынешнему президенту Ичкерии, как и Кремлю нечего будет противопоставить силам исламского фундаментализма, партии Шамиля Басаева.

Масхадов: "Война закончится переговорами с Масхадовым" - Грани.Ру, 29.01.2001
Пусть империалистическая - лишь бы не гражданская - Грани.Ру, 21.12.2000
Волк из Ичкерийского леса - Грани.Ру, 20.12.2000

Иван Свенцицкий, 10.04.2001

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей