О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Chechnya/m.1111.html

статья Судебный механизм террора

Иван Свенцицкий, 13.04.2001
Арби Бараев. Фото НТВ.Ру

Арби Бараев. Фото НТВ.Ру

В Чечне продолжают убивать. К этому все в России уже давно привыкли, но то, что произошло недавно в селе Куралы неподалеку от Грозного, заставляет взглянуть на происходящее несколько по-другому. Такого в Чечне еще не было.

Вечером 8 апреля группа бойцов в камуфляжной форме вошла в это село и расстреляла главу администрации Ларису Мовсарову, участкового милиционера и еще трех подвернувшихся под руку человек. Ответственность за это взял на себя "Исламский полк особого назначения" - так называет себя вооруженная группа под командованием небезызвестного командира Арби Бараева. Этот исламский комиссар, претендующий на звание чеченского Мохаммеда Омара (лидер афганских талибов), давно уже взял на себя две роли - борца с федералами и палача, исполняющего приговоры шариатского суда. Большинство убийств чеченцев, сотрудничающих с Россией, было совершенно именно его людьми. А таких убийств немало. Одних только глав администраций и их заместителей было убито более семидесяти. Всего же по оценке Хаттаба, пусть и завышенной, в Чечне по приговору шариатского суда за полтора года войны было казнено 400 человек. В октябре прошлого года тогдашний министр внутренних дел России Владимир Рушайло на встрече с президентом Путиным признал, что федеральные власти не смогли защитить представителей администрации Кадырова на местах. Так что это за шариатский суд и что за люди в нем заседают, которые так лихо подписывают смертные приговоры?

Шариатские суды появились в Чечне сразу после первой войны. Их судьи должны были выносить решения, руководствуясь исламским правом - шариатом. С началом второй войны часть судей перешла под давлением Кадырова на сторону федералов, другие же ушли в горы. Фактически был сформирован новый состав суда. Одновременно с этим Аслан Масхадов издал указ об ответственности людей, сотрудничающих с Россией, которые были названы "национал -предателями". Однако позиция Масхадова заключается в основном в том, чтобы больше угрожать, чем действовать. Его пресс-служба периодически выпускает грозные обращения к коллаборационистам с призывом отказаться от сотрудничества. Но Масхадов явно старается сдерживать своих радикальных сторонников, понимая, что политика террора повредит его репутации на Западе, а также в будущем обернется против него самого. Иногда, например, ему удается останавливать казни российских военнопленных.

Однако успех в этом сопутствует Масхадову не всегда. После событий в Куралы на официальном сайте Ичкерии "Чеченпресс" появилась заметка, в которой в убийствах в cеле, а таже в гибели муфтия села Герменчук Магомета Хасуева обвинялся некий спецназ ГРУ. Но это произошло уже после того, как Бараев взял ответственность за эти убийства на себя. Масхадов явно не имеет никаких рычагов влияния ни на шариатский суд, ни на таких непримиримых боевиков, как Бараев. Кто контролирует суд, становится ясно, если учесть, что его верховный кадий (председатель) Абу Дуджан присутствовал в качестве дорого гостя на свадьбе Шамиля Басаева в декабре прошлого года и сочетал его с очередной новой женой, а негласный надзор над деятельностью шариатского суда осуществляется неким Абу Умаром Мохаммедом Аль Саифом, мусульманским богословом, по происхождению арабом, для которого Хаттаб несомненно более близок по духу, чем чеченский президент.

Шамиль Басаев - вот кто определяет все решения шариатского суда. Он истинный хозяин положения в Чечне, от воли которого в действительности зависит сейчас судьба любого рядового чеченца. Представители боевиков заявляют, что "Высший шариатский суд... обеспечивает правовую исламскую базу джихада". Эту "правовую базу" продемонстрировали боевики Бараева, убив вместе с Ларисой Мовсаровой еще и трех ее родственников. Те времена, когда Басаев приезжал в свое родное Ведено и призывал односельчан отказаться от поддержки России, канули в лету. Он, как и многие другие командиры, давно уже перешел Рубикон кровной мести, священного закона для чеченцев.

Но именно политика российской власти в Чечне с зачистками и фильтрационными лагерями способствует тому, чтобы республика превратилась во второй Алжир. Любой россиянин, любой российский военный в Чечне должен знать, что каждый "пропавший без вести" чеченец, каждый разрушенный федералами дом - это новый смертный приговор шариатского суда тем жителям Чечни, кто не хочет жить под властью Басаева и Бараева, тем, кто хочет жить в России, а не в Ичкерии. А пока российское общество этого не осознает, по Северному Кавказу будет продолжать гулять зеленый террор.

Ресурс террора - Грани.Ру, 25.03.2001

Иван Свенцицкий, 13.04.2001