О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Chechnya/m.1112.html

статья Битва за усталого Басаева

13.04.2001
Шамиль Басаев. Фото НТВ.Ру

Шамиль Басаев. Фото НТВ.Ру

Несколько месяцев назад масхадовская сторона передала Кремлю новые предложения: Чечня осуждает международный терроризм, координирует с Москвой свою борьбу с ним, и после заключения мирного соглашения обсуждению может подлежать практически все, включая статус Чечни. Рассказал мне об этом человек с "той стороны", в связи с чем я решил ее проверить у людей, самых что ни на есть осведомленных. Ахмад Кадыров ничего опровергать не стал. "Да, - кивнул он, - но я вам расскажу другую историю".

История сводилась к тому, что два года назад, когда антитеррористическая эпопея только готовилась, с подобным предложением к Масхадову обратился Волошин. Кадыров, который уже находился с Москвой на весьма доверительной связи, убеждал Масхадова это предложение принять. "И он меня тогда спросил: могу ли я дать гарантию, что если это предложение будет принято, войны не будет. Я сказал: не могу..." Резюме Кадырова по поводу нынешних предложений масхадовской стороны: поздно. С Масхадовым - никаких переговоров ни на какую тему. Оно и понятно: любые переговоры с Масхадовым - конец карьеры Кадырова, что в данных обстоятельствах даже несколько больше, чем просто конец карьеры.

У Кадырова намечается очень непростая жизнь. Война по не зависящим от него обстоятельствам зашла в тупик, его контакты с полевыми командирами оказались фактически фикцией. Притом, что полевых командиров, готовых к подобным контактам, предостаточно. Для этих командиров переход от зимнего затишья к весеннему цветению с соответствующими последствиями для тактики партизанского боя - это пора самоопределения: либо снова в леса, либо...

Предположение о том, что в среде ичкерийского cопротивления намечается окончательное отделение от "ястребов" некоего подобия политического крыла типа Шинн Фейн, косвенно подтверждается всплеском пропагандистской активности на "непримиримых" чеченских сайтах. Во всяком случае, раньше с такой страстью не утверждалось, что чеченский народ никогда не простит тех своих руководителей, на которых падет подозрение в договороспособности. Такое признание проблемы - не просто информационная война, не только предупреждение возможным изменникам. Это признак ожесточенной борьбы за колеблющихся.

Открытие нового военно-политического сезона может явить миру совершенно новую расстановку сил среди боевиков. Среди этих колеблющихся может оказаться сам Басаев.

Он уже давно не герой. Сначала развеялся имидж благородного разбойника - действительность больше не давала повода для геройства. Потом был Дагестан. Окончательно политический вес Басаева развеялся в гари сметенного Грозного, после чего он и вовсе почти перестал появляться на люди. Словом, случись невероятное и стань снова злобой дня его политическое соперничество с Масхадовым, ничего кроме недоброй усмешки это бы не вызвало.

Сегодня, впрочем, политическое значение того или иного чеченского персонажа принято оценивать с точки зрения подконтрольных штыков, а по этой части Масхадову тягаться с Басаевым почти безнадежно. Но это сегодня. В прошлый раз басаевские боевые амбиции питались ощущениями политических перспектив после победы. Сегодня победа, даже если она каким-то фантастическим образом и случится, лавров народного спасителя Басаеву уже не принесет. А совсем уж непримиримых, даже по оценкам самих чеченцев, осталось не более трети.

За что биться Басаеву? Говорят, он заметно подустал. За уставшего Басаева началась изнурительная борьба. Он снова нужен Масхадову - как признак силы, что будет оценено и другими командирами, и обычными чеченцами, и в этом случае должно быть оценено и Москвой.

Дело снова крайне деликатное. После первой войны, когда за Басаевым числился только Буденновск, московская брезгливость по отношению к нему с самого начала работала на начало следующей войны. Теперь после всего того, что случилось, сотрудничество с ним кажется и вовсе невозможным. Но с другой стороны, если в Москве установят, что без ичкерийской Шинн Фейн не добиться в Чечне даже скромных "ольстерских" успехов, придется признать и то, что без Басаева никакой Шинн Фейн не получится. И очень интересно, кто первым тогда потребует от Масхадова в качестве непременного условия для переговоров немедленно выдать Басаева?

Наверное, Кадыров.

13.04.2001