.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Chechnya/m.1252.html

статья Переговоры с мишенью

Владимир Темный, 11.12.2001
Сергей Иванов. Фото с сайта www.npi.ru
Сергей Иванов. Фото с сайта www.npi.ru
Реклама

Министр обороны Сергей Иванов в письме спикеру Госдумы Геннадию Селезневу от 29 ноября 2001 года указал на опасность "морально-психологического давления на личный состав Объединенной группировки" в Чечне. Давление оказывают "некоторые ангажированные СМИ". Причем с подачи "лидеров чеченских сепаратистов".

Что так обеспокоило военного министра? Информация в СМИ о приостановке "спецопераций силовых структур в Чеченской Республике". Упоминание об этом промелькнуло на ленте Интерфакса-АВН накануне встречи Виктора Казанцева с Ахмедом Закаевым. Речь шла о временном, пока стороны ведут диалог, прекращении охоты на чеченских лидеров. Утром 31 октября (в 09.51) новость появилась на ленте. К вечеру того же дня (в 17.36) появилась другая заметка - с опровержением командующего группировкой Владимира Молтенского. Генерал подчеркнул, что сообщения о приостановке спецопераций не соответствуют действительности и что лидерам боевиков "не стоит расслабляться".

Ну, казалось бы, разобрались. Однако выяснилось, что уже только сама мысль о возможном моратории на уничтожение боевиков крайне переполошила общество. И Госдума, почитающая себя чутким резонатором народных настроений, тут же направила силовикам парламентский запрос с простеньким подтекстом - неужели готовится Хасавюрт-2?

Сергей Иванов депутатов успокоил: уничтожали, уничтожаем и будем уничтожать. Как и требует того от нас президент России Владимир Путин. А злополучную информацию, наделавшую столько шума, министр приписал радио "Свобода" (официозный Интерфакс, понятно, не вписывается в схему происков "ангажированных СМИ").

Между тем история эта не такая уж рутинная, как может показаться на первый взгляд (мол, очередной наезд недобросовестных журналюг, занимающихся разжиганием "недоверия общества к деятельности российского руководства"). Дело в том, что в штабе ОГВ действительно был подготовлен приказ "о временной приостановке операций спецназов ГРУ, ВДВ и Внутренних войск по розыску и уничтожению главарей чеченских бандформирований". Источник в штабе Северо-Кавказского военного округа в тот же день пояснил Граням.Ру, что "решение принято в Москве, чтобы не осложнить миссию Казанцева". Сомнений информация не вызывала, поскольку и вправду как-то странновато в одно и то же время и переговоры вести с противником, и уничтожать его из всех имеющихся калибров. Скажем, тот же Аслан Масхадов один из первых в черном списке спецназа. И ловить чеченского лидера в прицел снайперской винтовки в тот момент, когда его представитель сидит за одним столом с полпредом президента РФ, выглядело бы как прямо-таки византийское вероломство.

С этим согласились и боевой генерал Казанцев, и не менее боевой Молтенской. Только гражданский министр Иванов воспротивился категорически. По его твердому мнению, президент четко обозначил приоритетную задачу федеральных сил в Чечне - "принятие всех возможных мер по скорейшему уничтожению бандформирований". Остальное от лукавого. Своего министра в Ростове-на-Дону и в Ханкале услышали - и в тот же день повыжгли каленым железом из всех штабных документов и неокрепших умов миротворческую скверну.

Это общее место - в Москве есть люди, заинтересованные в продолжении чеченской войны. Но когда очевидное неприятие каких-либо переговоров с чеченцами демонстрирует один из влиятельных чиновников и политиков страны, стоит задуматься - а нужны ли Кремлю в действительности все эти обозначения миролюбия? В сущности, затеяв все эти опровержения накануне встречи, подняв крик о том, что уничтожали и будем уничтожать, военные расшатывали и без того хлипкую конструкцию контакта с Масхадовым. И поставленную перед собой задачу выполнили - степень наcтороженности чеченской делегации была максимальной. Закаев, который, кстати, также фигурирует в списке спецназа, не без оснований считал, что может стать мишенью на гостеприимной московской земле, потому и предпочел ограничиться нейтралкой аэропорта.

Переговоры или даже просто контакты с представителями противной стороны для многих в Москве как красная тряпка для быка. Тут же обвалом речи о позоре Хасавюрта, о сговоре за спиной честных солдат, о предательстве. И все, как правило, в "десятку". Ведь обывателю так приятно осозновать, что русский штык наконец-то преподал урок "злому чечену". Еще немного, и сами к ногам приползут. И правы решительные генералы. Они говорят такие понятные и приятные вещи: чеченец признает только силу, война до победного конца, кто против, тот наймит враждеских голосов и предатель Родины, а СМИ - это те авгиевы конюшни, которые давно уже пора "зачистить". Примечательно вот что: в своем письме Селезневу Сергей Иванов отрицает саму мысль о том, что он создавал "благоприятный фон для начала мирных переговоров". И тут он прав - в создании такого фона Сергея Борисовича никак не заподозришь.

Ответ министра обороны на парламентский запрос

Владимир Темный, 11.12.2001

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей