О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Chechnya/m.1260.html

статья Наседка для Атгериева

Илья Мильштейн, 25.12.2001
Турпал-Али Атгериев. Архивные съемки РТР

Турпал-Али Атгериев. Архивные съемки РТР

Верховный суд Дагестана огласил приговор по делу Салмана Радуева. Сенсации не произошло - несимпатичный бородач в темных очках получил вышку с поправкой на Страсбург. Радуев приговорен к пожизненному заключению.

Судебный спектакль прошел гладко. Лучше всех с ролью справился главный герой. Чеченский террорист должен был вызвать у зрителей чувство омерзения, и это ему удалось в полной мере. Даже если бы он молчал. Но он еще и разговаривал, жестикулировал, радостно улыбался.

Радуев говорил о политических причинах, подвигнувших его совершить теракт. О страданиях чеченского народа. О свободе. В устах первомайского "героя" эти слова крошились, засоряли слух, пахли гнильем. В строгом соответствии со сценарием Радуев демонстрировал публике отвратительный лик чеченского терроризма и вызывал сильнейшее желание реализовать известную метафору: утопить в сортире. Бывшего комсомольца не жалко; он достоин своей участи. Приговор по делу Радуева справедлив.

Другим заметным участником постановки стал генпрокурор Устинов. Он привлек внимание с первого дня, громко объявив о своем участии в процессе и даже пережив некую попытку покушения. Широкоплечий, с крупным насмешливым, едва помещавшимся в телекартинке лицом, генпрокурор обходился без цветов красноречия. Был прост и доходчив, сравнивая главного обвиняемого с бен Ладеном и, в полном соответствии с президентской директивой, называя Салмана фашистом. Увлекшись генпрокурорской речью, Радуев даже пытался протянуть ему из клетки свою руку. Устинов гордо отверг бандитское рукопожатие. Он покинул зал суда с высоко поднятой головой победителя и туго накачанным рейтингом. Рядом с главным подозреваемым генпрокурор смотрелся великолепно...

Следствие закончено: запомните на всю жизнь. Миру явлен звериный лик сепаратизма - наглый, жалкий, безумный. У большинства зрителей этого успешного пропагандистского мероприятия суд останется в памяти как акт свершившейся справедливости. Как возмедие, не подлежащее обжалованию. Как приговор чеченским бандитам и их войне.

Однако у этой войны разные лица. Лицо Радуева и лицо Буданова, Масхадова и Ельцина, Грачева и Хоттаба, Лебедя и Махашева, Степашина и Закаева. Например, рядом с Радуевым, в той же клетке сидел человек совсем иной внешности, иных взглядов, иной судьбы. Суд, приговоривший Турпала-Али Атгериева к 15 годам заключения (как и требовал прокурор), действовал в полном соответствии с логикой широко разрекламированного процесса. Но едва ли в ладу с истиной и справедливостью.

Ибо бывший вице-премьер масхадовского правительства - это вам не Радуев. Атгериев совсем иной, из тех немногих вменяемых политиков, кто в течение обеих войн делал все возможное, чтобы добиться мира. Именно он, Атгериев, возглавлял следствие по делу о похищении генерала Шпигуна и открыто, вместе с Масхадовым, обвинял в убийстве Басаева и - Радуева. Именно он, Атгериев, участвовал в многочисленных мирных переговорах после первой чеченской бойни. Именно его на сутки уже арестовывали в Москве в июле 99-го, за тот же Кизляр с Первомайским, и отпускали, продержав сутки в "Матросской Тишине", и о нем тогда, сразу после освобождения, начальник Главного следственного управления Генпрокуратуры Минаев высказывался в том смысле, что у прокуроров "нет убедительных доказательств участия Турпал-Али Атгериева в кизлярских событиях". И, что забавно, комментаторы тогда усматривали прямую связь между арестом чеченского вице-премьера и играми спецслужб против премьера Степашина и генпрокурора Чайки, которого уже якобы планировалось сменить на Устинова. Эти версии подтвердились позже, а в те дни было очевидно другое: Атгериев приезжал в Москву готовить встречу Ельцина с Масхадовым, арест и громкий скандал сделали ее невозможной.

Ну а последнее задержание Атгериева было обставлено совсем не так карнавально. Атгериева взяли очень тихо в октябре прошлого года в Махачкале, куда тот прибыл на очередные переговоры. На переговоры он попал, но в Лефортово, и были они, видимо, столь затяжными и безрезультатными, что о его местонахождении родня и адвокаты узнали лишь спустя месяц. Тогда и стало известно, что Атгериев отказывается далее общаться со следствием и настаивает на том, чтобы его дело было передано в суд. Что ж, бывший вице-премьер своего добился - и суда, и приговора. В одной клетке с Радуевым.

Размышляя об этом, приходишь к неожиданному выводу: главным персонажем на этом процессе был вовсе не сумасшедший Салман, но Атгериев. Хотя бы просто по статусу, не говоря уж об уровне интеллекта. И тот факт, что приговор Атгериеву остался почти незамеченным, затерялся в тени главного приговора, говорит о том, что суд над Радуевым прошел даже успешнее, чем можно было предполагать. Видно, что сценарий писали большие специалисты своего дела. Великие мастера по части обобщений и громких коллективных процессов.

Взаимное непротивление умов - Грани.Ру, 25.12.2001
ИНФОРМБЮРО: Суд над Радуевым

Илья Мильштейн, 25.12.2001