О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Chechnya/m.1349.html

статья Милиция, которую никто не бережет

Иван Свенцицкий, 08.08.2002
Фото ntvru.com

Фото ntvru.com

Смерть одиннадцати чеченских новобранцев комендантской роты в Шатое не осталась без внимания российских СМИ. Чеченцы убивают чеченцев - лейтмотив большинства сообщений. Сразу вспомнился взрыв в Грозном 18 апреля этого года, когда погибло 17 бойцов чеченского ОМОНа. Оба эпизода впечатляют по числу жертв и, казалось бы, убедительно свидетельствуют: контртеррористическая операция переходит в фазу внутричеченских разборок, когда хорошие чеченцы воюют с плохими.

Однако не все так просто. И в первом, и во втором случае представитель штаба Масхадова Ризван Арсанукаев отверг причастность моджахедов к этим взрывам. Сейчас, как и весной, Арсанукаев заявил, что это провокация российских спецслужб. Зачем проводить боевую операцию, чтобы потом от нее отказываться? Ведь в других случаях, когда жертвами боевиков становятся чеченцы, масхадовцы вовсе не скрывают, что наказывали соотечественников за сотрудничество с "преступным режимом Москвы".

В случае с подорванным под Шатоем "уазом" сразу возникает масса вопросов. Почему солдаты ехали без сопровождения офицера? Почему с ними не было обязательного в таких случаях БТРа? Замглавы администрации Шатоя Руслан Деминханов заявил, что машина подорвалась на фугасе и только - боя не было. А вот представитель штаба ОГВ полковник Борис Подопригора по горячим следам утверждал, что на сотрудников комендатуры было совершено нападение - после взрыва их обстреливали, какое-то время шел бой. Если верить последнему утверждению, то непонятно, почему нападавшие избрали для засады, мягко говоря, не самое удачное место - в центре города, буквально в двух шагах от военной комендатуры и военного комиссариата, где достаточно стволов, в том числе и крупнокалиберных.

Сообщение о перестрелке, впрочем, быстро исчезло из новостных программ. И только к вечеру НТВ сообщило, что раненые в Шатое утверждали: по ним вели огонь российские военнослужащие. В связи с этим начальник Генштаба Анатолий Квашнин приказал провести внутреннее расследование.

В самой Чечне многие не сомневаются, что боевики здесь ни при чем. Как и в апрельском случае, когда взорвали "Урал". Слишком много неясностей. Следствие с публичными разъяснениями не торопится, и люди судят обо всем сами. Например, рассказывая о взрыве "Урала", обязательно напомнят, что за несколько минут, как машина тронулась в последний путь, ее покинули командир чеченского ОМОНа Газимагомедов и его родственник. Вспомнят и о неожиданном распоряжении российского блокпоста ехать не привычным маршрутом, по проверенному Старопромысловскому шоссе, а какими-то задворками. Словом, чем больше тумана в этом деле, тем уверенней говорят местные жители о вине самих федералов.

И оснований для таких подозрений в Чечне немало. Случаи, когда чеченские милиционеры становились жертвами федералов, не столь уж и редки. 2 марта 2001 года в селе Гехи-Чу был убит участковый милиционер лейтенант Ибрагим Исраилов. Убийцы прилетели на вертолете. В ночь с 8 на 9 июля в пригороде Грозного, поселке Иваново, на улице Шахтеров было совершено нападение на дом сотрудника вневедомственной охраны Алихана Дудаева. По словам его соседа, Вахида Абубакарова, нападавшие в масках приехали на двух БТРах. Был убит брат Алихана Дудаева - Аслан. Он тоже работал в милиции, а в последнее время вел расследование по делу о похищении и убийстве в марте 2000 года своего родственника Доку Багалова. В семье Дудаевых мне рассказали, что Аслану удалось выйти на след убийц. Он был уверен: след ведет в подразделение спецназа ГРУ. Собирался обратиться в прокуратуру, но не успел.

Отношения между военными и местными милиционерами остаются в Чечне крайне сложными. В последнее время они еще сильнее обострились: в Кремле решили передать дальнейшее проведение "контртеррористической операции" в руки местного МВД. Зачистки и спецоперации скоро будут проводить милиционеры Чечни. 25 июля в республике были окончательно ликвидированы временные отделы внутренних дел, в которых работали российские сотрудники.

Военным, понятное дело, это не нравится. Они подозревают чеченскую милицию в сговоре с той стороной. И определенные основания так думать у них, увы, есть. Установлены факты, когда лазутчики мождахедов пользовались служебными машинами чеченского МВД для проезда в Грозный и другие населенные пункты с разведывательными целями. Да и при нападении на них милиционеры не очень-то сопротивляются. Недавно в поселке Черноречье, что в пригороде Грозного, боевики разоружили нескольких стражей порядка, отобрав у них табельное оружие и гранатомет.

Не исключено, что подрывы чеченских милиционеров связаны с попытками заставить сотрудников МВД Чечни воевать по-настоящему, если не за интересы России, то хотя бы повинуясь законам кровной мести.

Однако и боевики с милицией не церемонятся. Среди них немало тех, кому вообще все равно кого убивать. В июле 2001 года близ станицы Шелковская отряд командира Ризвана Ахмадова атаковал колонну, погибло 14 сотрудников МВД. После этого Ахмадов хвастливо заявил в интервью Kavkaz.org, что милиционеры просили их не убивать, кричали, что они тоже чеченцы. "Но для нас они мунафики (лицемеры)", - заметил ваххабит. Также нужно отметить, что в течение этого лета боевики из группировки Доку Умарова уже дважды входили в Шатой и обстреливали позиции федеральных сил, в том числе и здание районной чеченской милиции.

Сами чеченские милиционеры, с кем мне удалось поговорить, говорят, что чувствуют себя между двух огней. С одной стороны в них стреляют боевики, с другой - федералы. И, насколько известно, прокуратура Чечни пока ни одного случая нападения на чеченских стражей порядка, где бы просматривался след федералов, до конца - до ареста виновных - так еще и не довела.

Иван Свенцицкий, 08.08.2002