.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Chechnya/m.16205.html

статья Нерусский стандарт

Илья Мильштейн, 04.12.2002
Изображение с сайта www.supcourt.ru
Изображение с сайта www.supcourt.ru
Реклама
цитата Дословно

Филип Рикер

(О решении Министерства юстиции Дании не выдавать России Ахмеда Закаева)

Мы полностью доверяем способности датской правовой системы прийти к соответствующему выводу, основанному на материалах, предоставленных Россией. Я полагаю, это все, что могу заявить по этому вопросу.

Интерфакс, 04.12.2002

Ахмед Закаев освобожден. Поразмышляв и помучившись больше месяца над бумагами, которые беспрерывным потоком шли из Москвы, датские юристы сочли их неубедительными. По слухам, дочитав их до конца, отдельные сотрудники тамошнего Министерства юстиции не сумели скрыть недоумения: мол, и это всё? Особое удивление европейских правоведов вызвал тот факт, что большинство документов, связанных с расследованием дела Закаева, относятся к периоду после 30 октября - того дня, когда по требованию Москвы эмиссар Масхадова был задержан в Копенгагене. Складывалось впечатление, что расследованием его преступной деятельности Москва занялась только после ареста.

Это впечатление было ложным. Как легко теперь предположить, расследования не было вообще. Был приказ из высших кремлевских сфер: доказать, что Закаев плохой. Были судорожные поиски хоть каких-то доказательств его причастности к убийствам, пыткам, похищениям и, если возможно, к теракту на Дубровке. Имело место исполнение политического поручения по известной схеме: есть человек - найти дело. Дела не нашлось. Хотя искали изо всех сил, перерыли кучу файлов и папок, сгорали на работе. Как что обнаруживали - сразу посылали в Копенгаген: может, сгодится?.. Увы.

Этой ошалелой служебной торопливостью объясняются все ошибки и все накладки. Печальное забвение того, что в Дании говорят по-датски и, следовательно, драгоценные показания Салмана Радуева надо бы перевести на этот непростой язык. Сама идея пригласить пожизненного террориста Радуева в качестве ключевого свидетеля. Прокол с отцом Филиппом, который так и не признал в Ахмеде Закаеве своего похитителя и мучителя. И все прочие доказательства, которые и по-русски-то звучали неубедительно, а уж по-датски прямо вопияли к небу... Исход дела был решен с первого дня.

Впрочем, беда заключалась не только в недостатке времени. Для каждого, кто хоть немного интересуется чеченской войной и ее фигурантами, очевидно, что Закаев принадлежал и принадлежит к самым договороспособным партнерам по мирному урегулированию. К тем немногим деятелям чеченского сопротивления, кто еще не ослеп от ненависти к России и русским. Позавчера это понимал Ельцин со своим окружением, принимая Закаева в Кремле; вчера - даже Путин, посылая в "Шереметьево-2" своего спецгенерала Казанцева. Да просто нет сомнений в том, что самая высшая российская власть прекрасно знает: Аслан Масхадов и его эмиссар - никакие не бандиты. И всякий раз когда власть задумывалась о мирных переговорах, она обращалась именно к ним.

Объяснение сводится к тому, что в Кремле больше не задумываются о мире. И тут не столько кровожадность, сколько пресловутый путинский прагматизм. Чечню с давних уже пор не контролирует никто: ни федералы, ни бандиты, ни Масхадов. Для чего ж переговариваться, если твой партнер обладает столь малой властью? А к переговорам тяжелым, многосторонним, точечным власть наша, заварившая всю эту кашу восемь лет назад, не готова в принципе. Это дело слишком долгое и муторное, к тому же без малейших гарантий скорого замирения. Это не прагматично.

Оттого в Кремле принято решение, реализацию которого мы наблюдаем уже третий год: воевать до победы. То есть вечно. Десятилетиями, как в прошлом веке на Кавказе и ныне на Ближнем Востоке. Оттого теракт на Дубровке был раскручен по всем правилам контртеррористической науки: с имитацией гнева, в жанре чистосердечной внешнеполитической истерики. Оттого Масхадов, а вслед за ним и Закаев были объявлены виновными во всем - в похищениях, пытках, убийствах и в организации захвата московского театра. Оттого и довелось бывшему чеченскому Гамлету на собственной шкуре испытать правоту шекспировских строк: Дания - тюрьма. Хотя, говорят, весьма комфортабельная.

Что касается политических последствий этого дела, то хочется верить, что они будут не слишком серьезны. Выслушав оправдательный приговор Закаеву и справедливо оценив его как обвинительный вердикт в свой адрес, кремлевское начальство вряд ли узнало что-нибудь новое - и о себе, и о своих прокурорах. Все тот же прагматизм диктует стиль сдержанный и разумный. Можно, конечно, окончательно разругаться с Данией, но это чревато общим похолоданием в Европе. Политический опыт подсказывает, что скандал пора спускать на тормозах. Как точно выразился министр юстиции Чайка, решение Дании не явилось для него неожиданностью. От себя добавим: неожиданным был арест Закаева. Но теперь он на свободе; пьеска сыграна; новых сюрпризов не ждем.

Илья Мильштейн, 04.12.2002


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей