О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Chechnya/m.85905.html
Также: Чечня, Война

статья Власть от Аллаха

Иван Свенцицкий, 10.03.2005
Кадр из совместного видеообращения Аслана Масхадова и Абдул-Халима Сайдулаева (слева), опубликованного летом 2004 года. С сайта

Кадр из совместного видеообращения Аслана Масхадова и Абдул-Халима Сайдулаева (слева), опубликованного летом 2004 года. С сайта

Однажды, еще в начале второй чеченской войны, я услышал из уст одного из представителей Аслана Масхадова такое полушутливое замечание: "Напрасно нас обвиняют в неспособности к государственному строительству. У нас не слабое, а как раз самое сильное государство - Россия его никак не может разрушить уже на протяжении десяти лет".

События, последовавшие за гибелью Масхадова, показали, как энергично сепаратисты цепляются за остатки своих государственных атрибутов. Казалось, что после смерти законно избранного президента Ичкерии у них уже не осталось легитимных лидеров. Но тут же выяснилось, что еще есть шариатский суд, а его председатель в соответствии с решением, принятым еще три года назад, должен занять президентский пост.

В то время как сепаратисты пытались сохранить свои институты, федералы планомерно стремились их разрушать. Это была одна из задач, поставленная руководством России перед силовым структурами в начале второй компании. В 2000 году в интервью одной из газет представитель ГРУ кратко охарактеризовал эту задачу так: "уничтожение в Чечне членов военной и гражданской дудаевской (еще по терминологии первой войны. - И.С.) администрации". На практике это были ночные рейды людей в масках на БТР по домам тех, кто когда-то работал во властных структурах при Дудаеве или Масхадове. В последующем эти люди бесследно исчезали. Так случилось, например, с председателем ичкерийского парламента Русланом Алихаджиевым. До сих пор неясна ситуация с вице-президентом Вахой Арсановым. Пропали десятки рядовых сотрудников госаппарата. Некоторые из прошедших "фильтрацию" перешли на работу в пророссийское структуры Чеченской Республики.

Герб Ичкерии В 1996 году, когда был убит первый президент Чечни Джохар Дудаев, в Кремле праздновали победу. Все сходились во мнении, что боевики начнут грызться друг с другом за власть. Но прошло менее суток с момента гибели Дудаева - и новым президентом был объявлен Зелимхан Яндарбиев. Российские власти сразу же запустили "дезу" о том, что Яндарбиев убит в перестрелке с соперниками в борьбе за власть. Боевики ответили пресс-конференцией "убитого". Чуть позже Яндарбиев окажется в Кремле и будет вести там прямые переговоры с Ельциным.

На этот раз в Кремле тоже надеялись, что после гибели Масхадова в стане врага начнется грызня. И сейчас, как и тогда, делалось все, чтобы она началась. Помощник Владимира Путина Асламбек Аслаханов созвал специальную пресс-конференцию, где начал откровенно "пиарить" полевого командира Доку Умарова, настоятельно рекомендуя его противоборствующей стороне в качестве нового лидера. Аслаханов рассказал журналистам, что Умаров, по его мнению, более активен и влиятелен, чем Басаев, не забыв добавить, что "закулисная драчка за место Масхадова обязательно будет".

Так же, как и в 1996 году, власти в Москве не ожидали, что боевики уже заранее подготовились к возможной гибели Масхадова. Так на сцену вышел мало кому известный Абдул-Халим Садулаев. Между ним и Зелимханом Яндарбиевым есть определенное сходство: Яндарбиев был сепаратистским идеологом, интеллектуалом, а не военным - и Абдул-Халима, никогда ни в кого не стрелявшего, тоже можно назвать идеологом. Но теперь это уже идеология не светского, а религиозного сепаратизма. Немногие интервью Абдул-Халима переполнены цитатами из Корана и упоминанием Аллаха.

Абдул-Халим начинал свою карьеру в межвоенный период, когда в республике набирали силу ваххабитcкие джамааты. Видимо, получив исламское образование, он стал авторитетом среди боевиков из отрядов полевых командиров Бараева, Ахмадова и др., выступавших за полную замену светских государственных структур религиозными.

Второй этап в карьере Абдул-Халима наступил в 2002 году, когда боевики снова объединились вокруг Масхадова. Масхадову, как и Басаеву, Абдул-Халим нужен был как человек способный подтверждать правильность тех или иных решений с помощью цитат из Корана.

И вот сейчас Абдул-Халим, никогда не имевший у себя за спиной ни одного вооруженного бойца, возглавил сопротивление. Оказалось, что для боевиков религиозный авторитет имеет не меньшее значение, чем военный.

Однако в условиях войны Халим, подобно своему предшественнику и земляку Яндарбиеву (оба они родом из села Старые Атаги), вряд ли станет единовластным лидером. Когда в августе 1996 года боевики вошли в Грозный и федералы вынуждены были пойти на переговоры, со стороны сепаратистов их вел тот, кто обладал в этот момент реальной властью: начальник штаба Аслан Масхадов. Именно он, а не Яндарбиев подписывал Хасавюртовские соглашения. Сейчас же военная власть находится в руках "военного амира Шамиля Абу-Идриса", и всем хорошо известно, что за чеченец скрывается под этим замысловатым именем.


Иван Свенцицкий, 10.03.2005


новость Новости по теме