О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Draft/m.16234.html

статья Вот солдаты бегут

Владимир Темный, 04.12.2002
Фото Огонек

Фото Огонек

3 декабря шестнадцать гвардейцев из Таманской дивизии бежали в Москву искать защиты у Комитета солдатских матерей. Беглецы написали заявления, где указали на командира роты старшего лейтенанта Гасилина как на главное зло, заставившее их искать спасения за пределами части. Заявления, как водится, были переданы в военную прокуратуру. В частности, Алабинского гарнизона, где и дислоцируется 2-я гвардейская мотострелковая Таманская дивизия. Военный прокурор незамедлительно возбудил уголовное дело по факту превышения полномочий. Радует оперативность военной юстиции и очевидно прочная связка "Комитет солдатских матерей - военная прокуратура". Из подмосковных частей бегут еще и потому, что знают, куда бежать. Дело, которое берут на контроль матери, заволокитить, спустить на тормозах трудно.

Первая реакция: что же сами-то отцы-командиры, сама прокуратура с ее рейдами и проверками - проморгали? Не видят, что у них под носом творится? 1-й мотострелковый полк, откуда служивые, находится, кстати, в какой-нибудь сотне метров от здания Алабинской военной прокуратуры. Но обвинить в слепоте и глухоте командование дивизии было бы несправедливо. Скажем, лишь за один август этого года в дивизии вскрыто 122 случая правонарушений - мордобой, уклонение от службы, самоволка, пьянство и пр. На 80 процентов все эти случаи замешаны на неуставных отношениях. Причем неуставные отношения - это не только "дедовщина", но и рукосуйство офицеров. То есть и до матерей в Таманской знали, сколь вредный для здоровья климат сложился в воинских коллективах. И знали, конечно, всегда, поскольку эту элитную дивизию колбасит уже не первый год - без малого десять лет Таманская держит первенство в округе по всевозможным дисциплинарным нарушениям.

Летом прошлого года пришли в Грани.Ру два солдата, сбежавшие из расположения все той же Таманской дивизии и даже из того же полка. Теперь-то они "дембеля", если уже не на гражданке. А тогда спасались от ночных избиений, от дневных унижений и от прочих "тягот" военной службы. Они, кстати, перво-наперво обратились в Комитет солдатских матерей. Понимание там нашли, но пуще смерти боялись возвращаться в часть, а приказ командующего Московским военным округом предписывал водворять беглецов именно в то место, откуда они стартовали. Грани.Ру тогда пустили в ход все свои армейские связи и в конце концов солдатиков отправили со сборного пункта Москвы в часть, находившуюся за сотни километров от элитной Таманской дивизии. Правда, пришлось пообещать начальникам МВО, что история не попадет на сайт, не получит публичной огласки. Ну да можно и на горло своей журналистской песне наступить, если есть шанс реально облегчить участь ребят.

Собственно, ничего принципиально нового беглецы нам не рассказали. Ничего такого, чего бы сегодня не знал о казарменном беспределе даже самый далекий от армии гражданин. В основе истории первогодков - битье. Началось оно, справедливости ради отметим, не сразу. По доброй традиции новичкам подарили "три таманских ночи". На четвертую начали бить. Кулаками, ногами, черенками от лопат, ремнями, скрученными в жгуты мокрыми полотенцами с узлами на концах. За провинности (новобранца легко поймать на чем угодно), но чаще всего просто так, для профилактики. Посылали в самоволку за водкой (денег, естественно, не давали - попрошайничай, воруй, хоть сапоги продай, а литр к отбою "дедушкам" представь). А что отцы-командиры? Взводного не было (недокомплект). Командир роты появлялся раз в сутки. Остальное время решал проблему пополнения семейного бюджета на подсобных работах за пределами части. Комбат пьянствовал. О педагогических талантах командира полка можно судить по следующему воспитательному приему. Когда ему возвращали сбежавших (согласно приказу командующего МВО), он заставлял их на глазах у всего полка ползти по-пластунски от штаба до своей казармы - несколько сот метров. С "дедовщиной", конечно, боролись время от времени. Например, офицер строил всех "дедов", приказывал им надеть противогазы и заставлял бегать по крутым лестницам казармы с одного этажа на другой. В жару процедура давала особый эффект. Были случаи, когда лишь медицина выручала в последний момент (возможно, старшему лейтенанту Гасилову его подчиненные припомнили что-то подобное).

С тех прошло полтора года, а солдаты все бегут. И статистика правонарушений в дивизии все растет. Что, кстати, не мешает ее командирам - а с 1993 года уже пятеро сменилось - получать генеральские звания и уходить на повышение. Вот и нынешнему генерал-майору Андрею Глущенко пророчат славную карьеру.

Впрочем, строго говоря, ни Глущенко, ни его предшественники, ни комсостав рангом пониже отнюдь не главные ответчики за плачевное состояние прославленной некогда гвардейской дивизии. Они лишь соответствуют тем условиям, в которых оказались. И далеко не по своей воле. Таманская дивизия лишь одна из многих частей Вооруженных сил, которые, как моль, пожирает текучка офицерских кадров, рвущихся (особенно в возрасте до 35 лет) на гражданку, хроническая нехватка всего (что-то государство не додало, а что додало, то свои разворовали) и словоблудие военачальников, сведших всю военную реформу в конечном счете к возвращению на полковые знамена пятиконечных звезд.

Владимир Темный, 04.12.2002


новость Новости по теме