О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Draft/m.183789.html

статья Баронный потенциал

Илья Мильштейн, 23.11.2010
Илья Мильштейн

Илья Мильштейн

Аристократ – человек слова. Некоторое время назад министр обороны Германии барон Карл-Теодор цу Гуттенберг заговорил об отмене призыва, пообещав окончательно разобраться в этом вопросе, – и разобрался. Вчера стало известно, что с 1 июля 2011 года правительство ФРГ планирует отменить всеобщую воинскую повинность. Об этом министр и фрау канцлерин объявили на совместной пресс-конференции в Дрездене. После того как предложение цу Гуттенберга было одобрено на съездах ХДС и ХСС ("свободные демократы" были с ним и раньше согласны).

С точки зрения наших генералов и 50 процентов немецкого электората, решение это, конечно, неправильное. Германия воюет в Афганистане. В связи с угрозой терактов в стране усилены меры безопасности и даже закрыта смотровая площадка на крыше рейхстага. Кроме того, говорят, отмена призыва ослабит связи между обществом и армией. Наконец, в эпоху перманентного экономического кризиса это опасно для экономики. Поскольку, как всем известно, профессиональная армия значительно дороже призывной.

Оказывается, все это ерунда. По мнению министра обороны и большинства местных экспертов, вышеуказанные аргументы противоречат фактам. То есть не имеют ни малейшего отношения к реальности. Призывники не воюют в Афганистане. Призывники понятия не имеют о том, как предотвращать теракты. Тема "Армия и народ едины", популярная в Германии в начале и ближе к середине ХХ века, утратила свою актуальность в мае 1945-го. К тому же "время массовых армий, мясорубок Вердена и Сталинграда прошло, по крайней мере в Европе", как справедливо пишет обозреватель Die Zeit, а "будущее принадлежит компактным, мобильным и высокопрофессиональным армиям". Что же касается финансов, то согласно подсчетам, отмена призыва позволит министерству обороны сэкономить до 400 миллионов евро. Неплохая цифра, особенно в рассуждении кризиса.

Для российского читателя это звучит как парадокс. Нам ведь давно уже вдолбили в головы, что контрактная армия непосильным бременем ляжет на бюджет. Мол, надо сперва достичь благополучия богатых и счастливых, а потом уж задумываться об отмене призыва. Оказывается, все наоборот: чем меньше призывников и другого лишнего персонала в армии – тем больше денег в казне. И тем короче путь к процветанию. Или - в нынешних условиях - подальше от финансовой пропасти. В самом деле, если только начать экономить на генералах и райвоенкоматах, то это уже сотни миллионов в твердой валюте, не говоря о коррупционной составляющей. А если отвлечь милицию от регулярных облав на уклонистов, то это станет огромным вкладом в борьбу с преступностью. Если же освободить молодых граждан России от призывного рабства, это обернется сотнями спасенных жизней, заметным сокращением эмиграции и значительным интеллектуальным ростом будущих поколений россиян. Кажется, на русском языке нечто подобное и должно называться "модернизацией".

Правда, возникает вопрос о настроениях, преобладающих в социуме. Половина немцев, повторюсь, за сохранение воинской повинности, у нас эта цифра еще выше. Однако зацикливаться на ней не следует. Это ведь как со смертной казнью: большинство – за, но голосует все-таки за тех, кто эту казнь отменяет. Собственно, еще весной Ангела Меркель, чутко прислушиваясь к мнению избирателей, с министром не соглашалась. Осенью утратила остатки воинственности.

Единственный серьезный аргумент против отмены призыва – Конституция. Положение о всеобщей воинской обязанности записано в Основном законе ФРГ. Эту проблему барон цу Гуттенберг, которого называют одним из самых перспективных кандидатов на пост канцлера, и госпожа Меркель, ревниво поглядывающая на своего министра, решили не без изящества. Статья в Конституции сохранится, и юношей, подлежащих призыву, будут в обязательном порядке ставить на учет. Но и только. Медицинский осмотр тоже отменяется.

Нам еще проще. Имеется указ Бориса Ельцина под номером 722, в котором говорится о переходе к комплектованию армии на добровольной основе и отмене призыва с весны 2000-го. Разумеется, это был указ предвыборный, принятый в 1996 году, который никто в Минобороны претворять в жизнь не собирался. Да и сам Борис Николаевич вскоре изменил сей указ таким образом, что из него исчезли упоминания о сроках. Однако рано или поздно, в старой или в новой редакции, а указ исполнять нужно. Шутка ли, 400 миллионов. А при наших размерах генеральских зарплат и разбухшего казарменного бюджета, наверное, и больше сэкономить удастся.

Осталось только подходящего барона подыскать.


Илья Мильштейн, 23.11.2010