О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/Draft/m.2401.html

статья Призванный ассенизатор и водовоз

Владимир Калинин, 03.07.2002

Каждые полгода на службу в силовые министерства и ведомства призывают примерно 170 тысяч молодых людей, не сумевших поступить в институты, откупиться от военкомов или просто пересидеть это дело где-нибудь в подполье. Собственно защитниками отечества становятся примерно 120 тысяч человек. 14 тысяч новобранцев отправляются на границу. До 8 тысяч - во Внутренние войска МВД. 6 тысяч - в МЧС. 4 тысячи юношей, призванных в Железнодорожные войска, начинают вкалывать на Министерство путей сообщения. 2,5 тысячи пополняют ряды Федерального агентства правительственной связи. 750 человек отправляются в элитные подразделения спецслужб на должности дворников, полотеров и прислуги за все. Остальные рассеиваются по прочим "армиям" министерств и ведомств, коих на сегодняшний день насчитывается четырнадцать.

Попытки сосредоточить призывной контингент только в пределах Минобороны, ФПС и МВД время от времени предпринимаются (особенно энергично выступает за это вечно голодное на людей военное ведомство). Но число держателей дармовой силы в погонах в стране не убывает. Наоборот, в последнее время обострилась борьба между Минобороны и МЧС. Чрезвычайный министр Сергей Шойгу требует увеличить призыв в ряды бойцов гражданской обороны. Начальник Генштаба Анатолий Квашнин - категорически против. Характерно, что по мере "углубления" военной реформы генералам все больше требуется именно призывник, срочник, а вовсе не профессионал-контрактник.

Между тем призывная система - это дорогостоящая и громоздкая конструкция. В Генштабе Граням.Ру сообщили, что призывом 170 тысяч новобранцев в год так или иначе занимается в общей сложности около миллиона человек. Местные администрации, правоохранительные органы, врачи, сами военные. В среднем призыв одного рекрута обходится казне в 1,5-2 тысячи рублей. О том, какие деньги уходят на розыск уклонистов, официальная статистика умалчивает. В ГВП утверждают, что сегодня в бегах находится в два раза меньше, чем это было пять лет назад, - где-то 20 тысяч человек. Розыск каждого, по грубым прикидкам, стоит до четырех тысяч в месяц. Это по минимуму - столько уходит на зарплату одному розыскнику. Видимо, общие затраты на розыск исчисляются сотнями миллионов рублей в год.

Помимо денег, есть и другая проблема - качество призыва. Социальный портрет нынешнего призывника пугает: едва закончил 9 классов, интеллект небогат, к труду никакого энтузиазма, у многих все помыслы о том, как бы выпить или уколоться. По официальным данным МО, сегодня более 80 тысяч призывников до армии нигде не учатся и не работают. Каждый второй замечен в пьянстве. Каждый четвертый употреблял на гражданке наркотики. Так что сегодня государство тратит десятки, сотни миллионов рублей, чтобы поставить в строй тех, кому служба противопоказана. Чтобы еще ниже опустить уровень обороноспособности страны.

Министерство обороны видит выход в почти полной отмене отсрочек. И только. Сама система призыва для генералов - священная корова. И речи не может быть о сокращении призывного контингента. Хотя выход есть. По оценке независимых экспертов, количество призывников можно было бы уже сегодня сократить со 170 тыс. до 100 тыс. человек. Но при этом срочная служба должна стать по-настоящему привлекательна. Для этого надо положить рядовым нормальное денежное содержание, сделать менее казарменным сам режим службы (регулярные увольнительные, отпуска). Гарантировать льготы при поступлении в вуз, трудоустройстве, получении после службы квартиры и т.д. Надо зазывать в армию интеллект, а не "пушечное мясо". Но эта простая мысль никак не дается российским военачальникам.

Владимир Калинин, 03.07.2002