.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/m.101593.html

статья Закон в джунглях

Михаил Александров, 06.02.2006
Коллаж Граней.Ру
Коллаж Граней.Ру
Реклама
цитата Дословно

Станислав Маркелов

Адвокаты, защищая военнослужащих, сталкиваются с массой проблем. Военные - это закрытое сообщество. Очень часто трудно попасть на территорию воинской части, особенно если часть отдаленная. Невозможно найти свидетеля. Я вел дело военнослужащего дивизии им. Дзержинского Собакаева, который, по версии его начальников, покончил жизнь самоубийством. Однако, как удалось выяснить, на запястьях погибшего были следы от наручников, на теле - следы побоев. Матери офицеры объяснили, что тело билось о стенки гроба. По всей вероятности, человек погиб не без чьей-то помощи, но найти свидетелей не удалось.

Есть еще одна тема, которая пока даже не поднимается. В армии стали возникать формирования, не подпадающие ни под один закон; соответственно, защищать тех, кто в них служит, невозможно. Недавно рассматривалось дело по превышению должностных полномочий в так называемой "тревожной группы". Никто не знал, как вести защиту, потому что эта группа не упоминалась ни в одном из правовых актов. Фактически дело развалилось.

При защите военнослужащего возникают сложности с поиском свидетеля. И это отчасти понятно, потому что ребятам предстоит дальнейшая служба, и они боятся гонений и прессинга со стороны начальников. Свидетель должен чувствовать себя защищенным. Сейчас уже идет речь о создании военной полиции, усиливаются позиции военной прокуратуры. При этом должен быть контроль со стороны общественных и правозащитных организаций. И тогда проблема дедовщины будет вполне решаема.

Грани.Ру, 06.02.2006

Часто говорят, что дедовщина в армии цветет буйным цветом из-за несовершенства законодательства. Мне как адвокату приходилось защищать интересы военнослужащих, и я хочу со всей определенностью сказать: законы есть, но сегодня общество не пытается использовать даже малую часть тех средств, которыми обладает для борьбы с этим бедствием.

Прежде всего вспомним о федеральном законе "О статусе военнослужащих". 22-я статья закона наделяет каждого солдата правом на квалифицированную юридическую помощь, а статья 3 п.4 возлагает реализацию этого права на обязанность командования. Чтобы эта норма не оставалась на бумаге, летом прошлого года правительство утвердило правила оказания юридической помощи военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, которые определяют, кто, как и за чей счет будет оказывать эту помощь.

Расходы по оплате труда адвокатов берет на себя государство, причем в повышенном размере. Только лишь за одну устную консультацию предусмотрена выплата адвокату такого же вознаграждения, как за два дня участия в уголовном судопроизводстве. Солдат может обратиться за бесплатной помощью по любому вопросу, связанному с прохождением военной службы. И уж тем более если он стал или считает, что может стать жертвой преступления, связанного с неуставными отношениями. Для этого достаточно любым способом связаться с ближайшей юридической консультацией или коллегией адвокатов. Обратившись к адвокату, солдат получит доступ сразу ко всему арсеналу предусмотренных законом средств защиты своих прав, а при необходимости и общественную поддержку. Если в обществе будет создана атмосфера нетерпимости к армейскому произволу, адвокатура окажется мощнейшем оружием в войне с дедовщиной и защитой любых других прав военнослужащих.

Почему же сегодня это оружие не работает? Во-первых, люди не информированы о тех возможностях, которые предоставляет им закон. Смею утверждать: о своем праве обратиться к адвокату не знают ни солдаты, ни их родители. Безмерно удивляются появлению адвоката в воинской части и отцы-командиры.

Средствам массовой информации давно уже пора раскрыть эту тайну российского законодательства. В воинских частях на видном месте должны быть вывешены плакаты с телефонами и адресами ближайших адвокатских структур.

Но одной информированности недостаточно. Сегодня солдат не имеет возможности обратиться к адвокату, не покинув расположение части. Те клиенты из числа солдат, которым мне довелось оказывать помощь, из своих частей попросту сбежали. Чтобы солдаты могли свободно и своевременно получать юридическую помощь, необходимо организовать регулярную работу адвокатов в воинских частях. Вот священники уже давно такую работу организовали – они там уже никого не удивляют. Военное руководство предоставить такую возможность адвокатам просто обязано.

Адвокатские объединения существуют во всех административных районах страны. Достаточно решить организационные вопросы. Это может быть сделано как на уровне руководства адвокатских палат субъектов федерации и соответствующего военного руководства, так и на более высоком уровне. Но, по-видимому, без новых жутких жертвоприношений, без вмешательства общественности и СМИ этот процесс никогда не начнется.

Правда, существует еще одна сторона проблемы, способная поставить крест на всех стараниях государства и общества. Это молчание солдат. Один из обратившихся ко мне клиентов уже 8 месяцев находился в бегах. Служить в армии он хотел, даже квкие-то болезни скрыл от призывной комиссии. Вот только после учебки стал почему-то регулярно получать травмы головы, а в результате начались проблемы со зрением. Но военные медики над ним только смеялись. Спас его лишь побег из части. За то время, что я с ним работал, Игорь так и не сказал, как он получил травмы, чуть не лишившие его зрения. Даже когда узнал, что в армию он больше никогда не вернется. Может, напрасно в его характеристике начальство указало: "Военную тайну хранить не умеет"?

Молчание солдат объяснимо не только своеобразной армейской моралью. Одного сослуживца Игоря что-то вынудило бежать из части в 30-градусный мороз в одной гимнастерке. Нашли его уже мертвым. А ведь прямо в расположении части находилась военная прокуратура. И каждый военный следователь знает, что солдат, ставший жертвой преступления, признается потерпевшим по уголовному делу и на него распространяется действие закона "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства". В соответствии с п.2 ст.3 этого закона, следователь (прокурор) сразу после получения заявления может принять решение о государственной защите потерпевшего. После этого командование воинской части (или вышестоящее руководство) в соответствии с п.5 той же статьи должно принять меры безопасности, предусмотренные ст. 13 закона. Это может быть как командирование защищаемого лица в другую воинскую часть или перевод на новое место военной службы, так и перевод в другую часть тех солдат, от которых исходит угроза. Ну а пока тот, кого призвали на место замерзшего паренька, может рассчитывать лишь на то, что рядом с бездействующей прокуратурой когда-нибудь появится еще и военная полиция.

Правозащитники, родители солдат, все, кто озабочен проблемой дедовщины, должны требовать сегодня не принятия новых законов - их и так уже принято столько, что и прочитать никто не может, - а немедленного исполнения тех, которые уже есть.

Михаил Александров, 06.02.2006


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей