О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/m.109458.html

статья Ближневосточный конфликт и позиция России: мнения

Любовь Шарий, 01.08.2006
Израиль бомбит Ливан. Фото АР

Израиль бомбит Ливан. Фото АР

Москва призвала Израиль срочно прекратить военные действия, предпринятые в ответ на террористические нападения. "Трагедия в Кане вновь со всей очевидностью подтверждает необходимость незамедлительно остановить военные действия, кровопролитие и насилие в Ливане", - заявил представитель МИД РФ Михаил Камынин. Должна ли Россия поддержать Израиль, борющийся с террористическими организациями, или требовать немедленного прекращения огня, чтобы прекратить гибель мирных граждан? Читайте мнения политиков и экспертов.

Михаил Членов, профессор, президент Федеральной еврейской национально-культурной автономии России:

Сам по себе призыв остановить кровопролитие является гуманитарным призывом, и такие призывы всегда уместны во время войн. Но кровопролитие не может остановиться просто так. Причина этой войны проста – существует вооруженная армия, которая не ответственна ни перед одним правительством мира и которая нападает на соседа. Естественно, что условием прекращения кровопролития является ликвидация этой военизированной организации.

Россия, на мой взгляд, не учитывает серьезной заинтересованности огромного количества россиян в ближневосточном конфликте. А заинтересованность эта заключается в том, что на сегодняшний день в Израиле живут около 300 тысяч российских граждан. Мы слышим о спасении 1000 россиян из Ливана, но ни разу не был поднят голос в защиту наших граждан в Израиле. А в самой России проживает несколько миллионов человек, которые связаны личными узами с израильтянами. Весь север Израиля оказался в зоне боевых действий, люди сидят в бомбоубежищах и не знают что делать. Почему в России никто из официальных лиц не поднимает голоса в их защиту?

Что может сделать Россия? Может, опираясь на свое влияние в Сирии и Иране, государствах, которые являются теневыми контролерами "Хизбаллы", потребовать прекратить террор. Россия, кроме того, могла бы выступить с инициативой крупной гуманитарной акции в помощь беженцам - как с ливанской, так и с израильской стороны.

Александр Шаравин, директор Института военно-политического анализа:

Я считаю, что России нужно руководствоваться своими национальными интересами. И если говорить о Ближнем Востоке, то безусловно, что Израиль уже многие годы демонстрирует нам свою лояльность, особенно в вопросах борьбы с сепаратизмом на Кавказе. Поэтому нам нужно быть очень осторожными, чтобы не навредить этому сотрудничеству. Тем более что у нас только недавно был опубликован список террористических организаций, куда не вошли ни "Хизбалла", ни ХАМАС. Правда, недавно в интервью "Российской газете" начальник управления по борьбе с международным терроризмом Федеральной службы безопасности Сапунов объяснил, почему они не попали в список, и признал, что эти организации используют террористические методы. Тогда почему Россия требует выдачи Закаева - ведь он не хочет свергать политический строй в Англии?

Не должно быть двойных стандартов. Если это террористы - то есть организации, действующие террористическими методами, - то они должны быть таковыми безоговорочно признаны.

Сергей Казеннов, заведующий сектором геополитики Института мировой экономики и международных отношений РАН:

Одно не противоречит другому. Но если уж вы так ставите вопрос ребром, то тогда скорее второе. Сначала нужно прекратить огонь, а потом уже разбирать, кто прав, кто виноват. И дело даже не в том, что мы должны поддерживать Европу или Америку, а в том, что Россия, как самодостаточный полюс силы, должна способствовать урегулированию. Путин на саммите "восьмерки" совершенно справедливо сказал, что Израиль в этой войне решает не только вопрос освобождения своих солдат, но и другие задачи. Из этого мы и исходим: не нужно слишком лицемерить в тех вещах, которые прозрачны для всех.

Но эта позиция по большому счету и в интересах Израиля. Опять-таки процитирую высказывание, с которым я согласен. Михаил Маргелов (председатель комитета по международным делам Совета Федерации. - Ред.) сегодня сказал, что во всем мире стремительно растет уровень антисемитизма и если Израиль этого не осознает, то у него будут очень серьезные проблемы. А Маргелов - это человек, который мыслит достаточно глобально, очень лояльно принят в международном сообществе и очень чувствителен к тому, что говорит "мировая закулиса", поэтому он не стал бы говорить таких слов, если бы не был уверен в их реальности.

Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока:

У меня мнение, не совпадающее ни с одной стороной: Россия ни должна следовать ничьим интересам. Сегодня у России отношения с исламским миром не настолько прочны, чтобы мы могли без опаски для себя быть союзником Израиля, таким, как Америка. Одновременно мы не должны забывать, что структуры, атакующие сегодня Израиль, являются нашими врагами. Наш дипломат в 1985 году в Бейруте был убит конкретным человеком, имя которого известно - сегодня он заместитель шейха Насраллы. Поэтому довольно трудно говорить о нейтральном отношении "Хизбаллы" к России только на том основании, что она пока не поддержала чеченских сепаратистов.

Российскому МИДу следует вспомнить, что помимо полутора тысяч людей которых вывезли самолетами из Ливана, в Израиле живет более ста тысяч человек с российскими паспортами, то есть полноправных российских граждан - самолетов не хватит всех вывозить.

А призыв остановить военные действия означает только одно - это благородная внешне и лицемерная внутреннее фраза. Во время войны миротворцы не должны мешать. Конечно, эта война трагична, как и любая война. Но на сегодня речи о прекращении обстрелов со стороны "Хизбаллы" почему-то не идет. Призывают прекратить насилие только Израиль.

Если бы наш министр иностранных дел чуть меньше работал в ООН и чуть больше знал, о чем думает население его собственной страны, то его позиция была бы более соответствующей реальному положению дел. Но в Израиле очень сильно различают высказывания нашего МИда и высказывания президента. Мы-то, когда у нас в Чечне было почти так же, как сейчас в Израиле, говорили, что террористы уничтожаться всегда и повсюду, вплоть до самых интимных мест их пребывания.

Хотелось бы надеяться, что у руководства нашей страны хватит опыта не поддаться тем, кто загребает жар чужими руками, и что наших военных между молотом и наковальней Израиля и Ливана не окажется. При полном понимании того, что война - это плохо, нужно еще и понимать, что прервать войну - еще не значит добиться мира.

Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России:

В самом вопросе содержится известная доля шизофреничности: из него следует, что Израиль борется с террористами, а Европа - нет. Но это не так.

Как можно говорить о борьбе с терроризмом страны, которая сбросила тяжелую бомбу на жилой дом? Конечно, поводом для начала Израилем военных действий послужил захват в плен израильских солдат, но посудите сами: можно ли операцию такого масштаба спланировать за два дня после взятия военных в плен? Нет. Речь идет о давно запланированной агрессии.

Другое дело, что Россия очень поздно выступила со своим замечанием. И похоже, что эта фраза направлена больше не на помощь ливанскому народу, а на то, чтобы вытащить Израиль из той западни, в которой он сейчас оказался. Помочь ему сохранить лицо.

Я бы отметил двуличие и цинизм российский дипломатии, которая пытается нажить капитал на горе ближневосточных народов. Когда потребовали остановиться? Когда стало понятно, что остановиться все равно придется.

Константин Косачев, председатель комитета по международным делам Госдумы РФ:

Для России очень важно в этой ситуации демонстрировать свою приверженность ключевым для нее принципам. Первый состоит в том, что мы, как любое цивилизованное государство, не принимаем терроризм и не считаем террористические методы приемлемыми ни при каких условиях, и об этом должны четко заявлять в адрес всех организацией, склонных к использованию террористических методов, включая ливанскую "Хизбаллу". И делая так, мы не встаем на сторону Израиля или США, а только защищаем свои собственные интересы, которые заключаются в противодействии терроризму.

Но сейчас мы не можем признать те методы, которые использует в антитеррористической борьбе Израиль. Потому что эти методы неизбирательны, а следовательно, неэффективны. И в конечном итоге приводят к укреплению организаций, подобных "Хизбалле".

Протестуя против военных действий в Ливане, мы опять-таки не встаем на сторону Ливана или Европы, а опять же реализуем свои собственные интересы, которые заключаются в адекватных действиях против терроризма, способных подавлять его, а не ведущих к его развитию.

Поэтому Россия день ото дня выступает все более категорично, но не в силу какого-то геополитического выбора, а потому что становится все более очевидной ошибочность и неадекватность действий Израиля.

Любовь Шарий, 01.08.2006


новость Новости по теме