.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/m.1532.html
Также: Война

статья Второе пришествие басмачей

Иван Свенцицкий, 23.05.2001
Фото AFP
Фото AFP
Реклама

В преддверии начала нового военного сезона в Центральной Азии все более усиливается активность российских политиков и военных в этом районе. Завтра в Ереване открывается саммит стран СНГ - членов Договора о коллективной безопасности (ДКБ) во главе с Россией, где обсуждаются вопросы безопасности Центрально-Азиатского региона. А в конце апреля начальник Генштаба ВС России Анатолий Квашнин в обстановке строжайшей секретности посетил Ташкент. Президент Узбекистана Ислам Каримов уделил этому визиту столь большое внимание, что даже не поехал в Стамбул на саммит тюркоязычных государств. Российские СМИ, в свою очередь, заговорили о приближающемся вооруженном противостоянии с "исламскими экстремистами". Борьба с ними - главная тема в контактах лидеров стран "шанхайской пятерки". Франция, США, другие страны НАТО - все спешат предоставить Киргизии и Узбекистану любое содействие в укреплении их вооруженных сил. Что же это за грозный призрак бродит по бывшей советской Средней Азии?

Вот уже два года подряд примерно в одно и тоже время, летом, боевики Исламского движения Узбекистана (ИДУ) прорываются из Таджикистана через Киргизию или напрямую в Узбекистан, чтобы вступить в бой с армией Ислама Каримова. Причем каждый раз это им удается несмотря на противодействие. Летом 1999 года отряды ИДУ вступают в бой с киргизскими пограничниками, захватывают в заложники японских геологов, пытаясь пробить себе дорогу в узбекскую часть Ферганской долины, где они пользуются наибольшей поддержкой населения. Несмотря на заявления властей Киргизии о том, что эта попытка провалилась, вооруженные сторонники ИДУ через некоторое время оказываются на территории Узбекистана в районе города Янгиабад. А летом 2000 года, когда их натиск усилился, передовые отряды узбекских исламистов оказываются уже в ста километрах от Ташкента. Близится лето 2001-го...

Исламское движение Узбекистана образовалось из слияния различных исламских групп, организаций и партий фундаменталистского толка. Как ни странно это звучит, но чуть ли не ключевую роль в формировании этого движения сам того не желая сыграл сам президент Узбекистана. Ведь возникновение движение совпало с началом кампании репрессий узбекских властей против исламистов (1995 г.), а окончательно как военно-политическая сила ИДУ сформировалось в 1998 году, когда эти репрессии приняли массовый характер. Жесткие действия узбекских властей способствовали консолидации сил, выступающих за установление исламского государства, что и привело к созданию ИДУ. Политическое крыло движения возглавил Тахир Юлдашев, "вооруженные силы ИДУ" Джума Ходжиев, известный под псевдонимом "Намангани". Главная цель, которую ставит перед собой ИДУ, - "свержение в Узбекистане режима Ислама Каримова". Утверждается, что основная сила ИДУ в том, что ее деятельность финансируют Осама бен Ладен, афганские талибы, спецслужбы Пакистана и Саудовской Аравии. Действительно, связь ИДУ с арабскими фундаменталистами хорошо известна. Один из очевидцев сообщал о Намангани корреспонденту The Times of Central Asia: "Арабы всегда были с ним. Я никогда не видел его без арабов". Однако похоже, что секрет возрастающей мощи ИДУ нужно искать все же не в странах Ближнего Востока, а в самом Узбекистане.

Узбекистан пребывает в состоянии углубляющегося экономического кризиса. Уровень безработицы поднимается. Ощущается нехватка продовольствия, водных ресурсов. И все это на фоне тотальной коррупции и произвола властей.

О свободе слова и объединений в Узбекистане говорить не приходится. На смену коммунистической идеологии пришла идеология лояльности лично главе государства. Либерально-демократическая оппозиция режиму разгромлена еще раньше исламистской (движение "Бирлик", партия "Эрк"). Все это представляет собой идеальную почву для развития экстремистских настроений. Учитель из Ферганской долины свидетельствует: "Везде одно и то же: в кишлаках нет молодежи. Они либо поехали в Россию в поисках работы, либо присоединились к Намангани, так как по крайней мере он им платит".

Это наблюдение подтверждают и официальные лица Киргизии, где ситуация очень близка к узбекской. Но дело не только в бедности и безработице. Ислам Каримов, напуганный деятельностью исламистов, представляющих реальную угрозу его власти, объявил настоящий крестовый поход против ислама в Узбекистане, и это несмотря на то, что мусульмане составляют более 80 % населения страны. По данным ежегодного отчета Государственного департамента США (страны, правительство которой не отличается большой любовью к исламскому фундаментализму) о свободе религии в мире за 2000 год, "власти очень подозрительны в отношении тех, кто заметен чуть больше нормы, включая частых прихожан мечети, бородатых мужчин, женщин в платках, закрывающих лицо. На практике такой подход выражается в нарушении права многих мусульман на исповедание своей религии".

Пропагандистам ИДУ даже не нужно особенно стараться, доказывая простым жителям Узбекистана, что правительство Каримова - это правительство кафиров (неверных). Они видят это сами. Жители тех селений горного Таджикистана, где находятся базы ИДУ, свидетельствуют, что сюда устремились "арабы, чеченцы, уйгуры, пакистанцы, кашмирцы и представители всех народов Центральной Азии. Они все хотят участвовать в джихаде в Центральной Азии".

В результате в Центральной Азии складывается ситуация, при которой джихад узбекских исламистов просто обречен на успех. В этом случае для России представляется крайне опасным делать ставку лишь на президента Узбекистана, чьи позиции не так уж сильны, как может показаться на первый взгляд. Вместо того чтобы поддерживать обреченный режим, Кремль должен занять более взвешенную позицию по отношению к событиям, происходящим в Центральной Азии. В противном случае российское государство может оказаться в положении, в котором оказалась Америка в Иране в 1979 году. США до последнего момента оказывали поддержку коррумпированному авторитарному режиму иранского шаха, но его власть все-таки был сметен исламской революцией. В результате вместо надежного союзника Соединенные Штаты получили в лице Ирана злейшего врага.

Иван Свенцицкий, 23.05.2001

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей