О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/War/m.1553.html
Также: Война

статья Из жизни отдыхающих

Виталий Портников, 31.07.2001
Межславянская встреча под Витебском 25 июля. Фото AP

Межславянская встреча под Витебском 25 июля. Фото AP

В первые месяцы после отставки Бориса Ельцина казалось, что любимая бывшим президентом дипломатия "без галстуков" ушла в прошлое: у нового главы государства не было друзей-товарищей за рубежом, редкие встречи в ресторанах с премьер-министром Великобритании или федеральным канцлером ФРГ не приносили ощутимых плодов. Впрочем, была бы должность - а друзья найдутся. Этим летом "безгалстучная" дипломатия вновь вернулась на постсоветские просторы - иногда даже кажется, что руководители стран СНГ только ею и занимаются.

Символом неформального общения стала витебская встреча трех президентов, вернее ее начало, когда застегнутый на все пуговицы президент России в пиджаке присоединился к уже успевшим разоблачиться до рубашек президентам Украины и Беларуси, причем коллеги не постеснялись указать ему на стеснявший их предмет одежды. На следующих за теплым приветствием кадрах официальной хроники Путин уже тоже без пиджака - гуляем! Затем были перемежавшиеся с официальными церемониями прогулки по побережью Крыма уже в обществе только одного Леонида Кучмы. И вот теперь начинаются прогулки по Черноморскому побережью Кавказа в обществе всех остальных президентов.

Можно было бы, конечно, перечислить, какие сложные проблемы предстоит решать руководителям стран СНГ на их встрече в Сочи. Но перед этим стоит задаться вопросом - а когда же "безгалстучная" дипломатия стала одним из главных направлений российской внешней политики? Ответ нетрудно найти: Борис Ельцин любил прибегать к ней именно тогда, когда реального решения проблем не намечалось. Как раз такая ситуация сегодня в СНГ. Организация, отмечающая в этом году свое десятилетие, так и не определилась с тем, кем же она стала - международным сообществом, союзом друзей России, инструментом для будущей интеграции бывших советских республик в единое целое "нечто" или же, напротив, механизмом для безболезненного развода соседей по СССР. Каждый видел в СНГ свое содержание, и именно поэтому никому не удалось вдохнуть жизнь в манекен братства и единства.

Сама Россия, собственно, давно уже махнула рукой на неповоротливое содружество, пытаясь изменить вязкую ситуацию на постсоветском пространстве путем разноскоростной интеграции - и провозглашением российско-белорусского союзного государства, и созданием Евразийского экономического сообщества, и договором о коллективной безопасности. Конечно, все эти объединения охватывали далеко не весь бывший Советский Союз. Но зато они хотя бы выглядят более реальными, чем СНГ, в рамках которого - любимая статистика освещающих "саммиты" журналистов - приняты уже многие сотни ничего не значащих документов. А в этом году к организациям, создание которых было инициировано Россией, прибавилась еще одна, явно Россией не инициированная, - ГУУАМ. Причем в плане конкретности и эффективности объединение тех, кому не нравится интеграция по российским рецептам, явно может конкурировать с объединениями, возникшими по воле Москвы, в категории "кто бессмысленнее".

Дело все-таки не в России. Дело в общесоветском представлении о интеграции или реинтеграции: главное - провозгласить, а остальное неважно.

В этой ситуации и в самом деле гораздо удобнее собраться на неформальную встречу в Сочи. Конечно же, между странами-членами СНГ очень много проблем. И президентам не удастся решить их, собравшись вместе либо по отдельности: не только неформальные встречи, но и многие формальные не приводили к какому-либо ощутимому результату. Но разговоры на курортах и без галстуков хотя бы не подразумевают ответственности за принятые решения.

К тому же сочинская встреча продемонстрирует, чем на самом деле давно уже является СНГ: неформальным клубом президентов, которые скорее общаются между собой и поддерживают друг друга, чем заботятся о будущем странной организации СНГ и двусторонних отношениях. Главной ценностью на постсоветском пространстве всегда была сама власть, ее сохранение - и в этом вопросе президенты всегда могут найти общий язык.

Виталий Портников, 31.07.2001